Зеленый фронт: за Советы без коммунистов

Автор:admin

Зеленый фронт: за Советы без коммунистов

На историческом отдалении Гражданская война в России воспринимается и как продолжение традиций русской «вольницы», «разинщины» и «пугачевщины» — того русского бунта, который, продолжая оставаться беспощадным, не был таким уж бессмысленным. Патриархальная крестьянская цивилизация России дала свой последний и решительный бой цивилизации урбанической, городской — и проиграла. Объективно она и не могла одержать победу. С поражением крестьянских «зеленых» отрядов грядущая сталинская коллективизация стала практически неизбежной. Но «зеленым» удалось нанести серьезный удар по большевистской политике «военного коммунизма» и фактически заставить ленинское руководство перейти к новой экономической политике.

«Эх, яблочко, цвета спелого! Слева красных бьем, справа — белого!» Строки этой народной частушки тех лет могли бы послужить боевым гимном «зеленых», представлявших народную альтернативу как «красному», коммунистическому, так и «белому», условно реставрационному (дооктябрьскому, но постфевральскому) проектам.

Основу «зеленого» движения составили в основном дезертиры из рядов противоборствующих, более или менее регулярных военных сил. Эти люди не хотели проливать кровь за чуждые идеалы и ценности и создавали свои партизанские отряды (как правило, не очень далеко от родных мест), чтобы защитить свое добро и свою землю от насильственных реквизиций со стороны «белых» и «красных».

Размах «зеленой партизанщины» трудно свести к так называемым кулацким мятежам — по официальным данным ВЧК, в них участвовали десятки и сотни тысяч крестьян. Такого количества кулаков просто не было! Вот данные «легендарного» сподвижника Ф. Э. Дзержинского М. И. Лациса (прототип героя телесериала «Адъютант его превосходительства» и отца известного советского журналиста, одного из «прорабов перестройки»): только за 1918 год — первую половину 1919 года в 20 губерниях Центральной России произошло около 340 восстаний. В апреле 1919 года на Украине состоялись 93 восстания, в июне — 207 и так далее.

В начале 1920 года по территории Поволжья прокатилось «вилочное восстание» (вилы против винтовок оказались действенным оружием!), в Сибири получило резонанс «колыванское» восстание, приведшее к установлению вполне советских по форме, но антибольшевистских по идеологии низовых форм самоорганизации широких масс крестьянства. Всего же против адмирала Колчака в Сибири действовало до 140 тысяч «партизан».

Рубеж 1920 — 1921 годов ознаменовался уже не восстаниями и мятежами, а полномасштабными военными действиями «зеленых». Заполыхало на юго-востоке, на Тамбовщине (там орудовали «антоновцы») и в других регионах.

Воплощением духа и практики «зеленой вольницы», зеркалом крестьянского фронта Гражданской войны в России можно считать Нестора Махно. Его отряды, постепенно ставшие грозной и маневренной ударной силой, поочередно воевали с армиями кайзера, гетмана П. Скоропадского, С. Петлюры, А. И. Деникина, с «красными» дивизиями и, наконец, с бандами других атаманов. Военная дисциплина у Махно позволяла предпринимать дерзкие вылазки по тылам и флангам противника, но затруднила полномасштабные боевые действия (где было сложно рассчитывать на экспроприации). Так, 27 декабря 1917 года махновцы прославились дерзкой и удачной операцией по захвату Екатеринослава: в Гуляйполе («столицу» махновской республики) потянулись обозы с награбленным имуществом. Но уже 31 декабря петлюровцы выбили «зеленых» из города и до Гуляйполя добрались лишь около 200 повстанцев. На вопрос: «А где остальные?» — Махно сердито ответил: «В Днепре».

После этого Махно в основном использовал тактику партизанских операций с отходом, избегая столкновения с крупными силами противника. К тому же удачно зарекомендовало себя в бою военное изобретение махновцев — знаменитая «тачанка», которую вскоре стали применять и противники Нестора Ивановича.

Еще одним преимуществом Махно (по сравнению с большинством других «батек» и атаманов) было наличие у него собственной идеологической платформы, органично сочетавшей принципы анархизма в духе учения П. Кропоткина и практику «черного передела» земли, защиты своей «землицы».

В гуляйпольской армии были разрешены партийные организации анархистов, левых эсеров и большевиков. Но последнее слово оставалось за Махно, который на 3 Гуляйпольском съезде в апреле 1919 года обвинил советскую власть в измене «октябрьским принципам», а партию Ленина — в узурпации власти и «чрезвычайке». При таком раскладе большевистская фракция в армии Махно становилась заложницей в затянувшейся игре «батьки» и «красного» центра. С одной стороны, Махно посылал вагоны с продовольствием в голодные Москву и Петроград, с другой — грабил эшелоны из центра, отправленные в Донбасс.

Какое-то время на Украине отряды Н. Махно соперничали с войском другого атамана — бывшего штабс-капитана царской армии Николая Григорьева. Между «батьками» развернулось своеобразное «соревнование» по захвату городов и сел. Налеты совершались с немыслимой дерзостью и быстротой. Устроив жестокий террор в Херсонской и Екатеринославской губерниях, Григорьев держал местных жителей в страхе до тех пор, пока его отряды не были разбиты «красными». После разгрома он бежал к махновцам и был убит ими, о чем Нестор Иванович лично телеграфировал в Кремль Ленину.

В Одессе настоящую гангстерскую структуру американского типа создал легендарный Япончик — Михаил Винницкий. Как и другие главари банд (в том числе Н. Григорьев), Япончик некоторое время числился красным командиром, а Нестор Махно был даже удостоен ордена Боевого Красного Знамени. И здесь большевики почти за четверть века перегнали США, которые впоследствии переняли их опыт.

Подобно тому как «красные» использовали действовавшие на территории классового противника бандформирования для диверсий, сбора информации и даже ведения полномасштабных боевых операций, в годы Второй мировой войны американское правительство привлекло своих мафиози (например, легендарного Лаки Лучано) для борьбы с режимом Б. Муссолини.

Свой звездный час Махно и его армия пережили в 1919 году в столкновениях с Добровольческой армией А. И. Деникина, который обещал за голову «батьки» полмиллиона рублей. Махновская армия, насчитывавшая свыше 80 тысяч человек, успешно громила деникинские силы (отряды Махно осмелились даже появиться в окрестностях Ставки Деникина в Таганроге), благодаря чему наступление «белых» на Москву было сорвано. В планах штаба Махно было создание собственного «безвластного государства» на юге России — «Махновии» — на основе «свободных Советов». Постепенно оформлялся проект «третьей социалистической революции».

При случае большевики не отказывались воспользоваться военной силой махновцев против «белых», но примириться с идеей «Махновии», разумеется, не могли. В июне 1920 года нарком внутренних дел и представитель ВЧК Ф. Э. Дзержинский призвал екатеринославских крестьян ликвидировать Махно бескорыстно (то есть без премии за его голову, исключительно по классовым соображениям). Однако все многочисленные покушения на лидера «зеленых», предпринимавшиеся в 1918 — 1920 годах на его родной земле, были сорваны. Гуляйпольцы выказывали искреннюю преданность своему «батьке» и могли на месте расправиться с любым злоумышленником, посягнувшим на жизнь Нестора Ивановича. Стремясь обезвредить «неудобного» атамана, большевики предлагали ему выгодные командные посты вне родного региона, но им не удалось переубедить доморощенного анархиста.

Практически весь 1920 год Махно сдерживал своими редеющими отрядами почти 60 тысяч регулярных войск Красной армии. Силы были неравны. Отказ от «военного коммунизма» и переход к НЭПу нанесли удар по социальной базе «махновщины». Беднейшие и середняцкие слои отвернулись от своего «батьки». Вместе с дважды раненным атаманом румынскую границу перешли 78 бойцов, преданных ему до конца.

Н. И. Махно умер 6 июля 1934 года в Париже и был похоронен на кладбище Пер-Лашез. «Коммунар» из Гуляйполя нашел последнее пристанище рядом с парижскими коммунарами.

Меньшей продолжительностью, но исключительной интенсивностью отличалась «малая гражданская война» 1920 — 1921 годов — «зеленые» восстания и мятежи, охватившие крестьянские районы страны на широком внутреннем фронте от Западной Сибири до Северного Кавказа. «Малая гражданская война» была реакцией крестьянства на массовые реквизиции хлеба под видом продразверстки, которая обрекала сельчан на голод. Один из самарских депутатов 10 съезда Советов взывал о помощи: «Положение поистине ужасное. Поддержите нас. Мы три года вас поддерживали, три года отдавали все силы Республике, отдавали наш хлеб… У нас дело дошло до того, что люди едят трупы людей…»

Массовый голод, унесший несколько миллионов человеческих жизней, был также одним из последствий «малой гражданской войны» между городом и деревней. Некоторые авторы считают, что за голодом скрывалась злая политическая воля большевистского руководства, напуганного политическими лозунгами «зеленых» повстанцев.

В Западной Сибири партизаны выдвинули идею замены  «диктатуры пролетариата» на истинную «крестьянско-трудовую» и решили добиться созыва Учредительного собрания. Тобольский крестьянский штаб отстаивал идею советской власти без большевиков. И, наконец, в ходе «антоновского мятежа» Союз трудового крестьянства Тамбовской губернии выступил с лозунгом «свержения власти коммунистов-большевиков, доведших страну до нищеты, гибели и позора».

Официальная советская историография рассматривала «антоновщину» как «эсерский» и «кулацкий» мятеж. Возможно, формальный руководитель восстания — бывший начальник милиции Кирсановского уезда Тамбовской губернии А. С. Антонов — и состоял в партии эсеров, но массовое восстание (свыше 50 тысяч участников) произошло не в результате подрывной деятельности «контрреволюционной» оппозиции, а в связи с деятельностью «революционных» продотрядов, отбиравших у крестьян (по большей части у середняков) последний хлеб.

Против восставших были брошены крупные регулярные соединения Красной армии под командованием отличившегося в боях с колчаковцами М. Н. Тухачевского. Задолго до иракского диктатора С. Хусейна против мирного населения своей страны было применено (впервые в истории, но гордиться здесь нечем) химическое оружие. Использовалась и террористическая практика устранения «зеленых» — взятие заложников из числа семей участников мятежа, массовая депортация на Север целых деревень, «зачистка территории» (под этим термином подразумевались массовые расстрелы). Именно в этих действиях большевиков следует искать корни «сталинского террора», одной из жертв которого станет впоследствии сам Михаил Тухачевский.

Об авторе

admin administrator

Кировская область, Свечинский район, пгт. Свеча

Оставить ответ