Menu

Записка в хлебе.

0 Comments

Это были самые тяжелые дни в жизни Бисултана Караева. В бою под Витебском его тяжело ранило. Осколками мины изуродовало лицо, задело череп. Когда пришел в себя, понял, что находится в плену.

Начались скитания по лагерям. Вначале — Витебск, затем — Белосток. Весной 1942 года Караева пригнали в Волковысский лагерь. Здесь мало кто выживал: голод, болезни буквально косили людей.

Было майское утро, когда Бисултан, напрягая последние силы, вышел из барака.

Вот и ограда, в три ряда колючая проволока. За ней улица. Иногда жители, рискуя жизнью, бросали через забор свертки с хлебом, картофелем. Как правило, сразу же после этого поднималась стрельба. Случалось, что скошенные пулями люди падали с одной и другой стороны.

Бисултан приблизился к ограде. Он заметил, как две девушки быстро перешли улицу. Одна из них, в ситцевом платке, круглолицая, махнула рукой и что-то бросила. Это произошло так быстро, что лагерная охрана ничего не заметила.

Бисултан нагнулся — хлеб! Отломив ломоть, он заметил бумажку. Записка! Побежал в барак, забился в угол, прочитал: «Крепись, товарищ! Победа придет! Привет от Надежды Бобовик».

…В далеком таджикском городке Шураб справляли свадьбу. После традиционного тоста за молодых поднялся жених.

Затаив дыхание, слушали люди рассказ Бисултана о суровых днях войны, о записке, брошенной ему через колючую проволоку, о том, как он все же нашел Надежду.

И вот из Таджикистана, за шесть тысяч километров, приехал в небольшой белорусский городок Свислочь Бисултан с женой Магунур. Это была трогательная встреча. У Надежды Ивановны теперь семья, двое детей. И у Бисултана Караева, техника-рентгенолога Шурабской больницы, пятеро детей.

Два человека, уже немолодых, обнялись возле автобуса, не видя никого перед собой — ни обступивших их пассажиров, ни удивленных взглядов детей. И плакали. И не стыдились своих слез.

Домик на окраине Свислочи. Небольшой плодовый сад. Здесь, на этой улице, много новых добротных домов и садов. Не зря ведь называют ее — Садовая. Хозяйка крайнего домика Надежда Ивановна.

 

Ф. Флякс.

Правда, 1972, 9 марта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *