Menu

У домика лесника.

0 Comments

В ночь на 3 марта 1942 года возле Дудоровского стеклозавода в снежной круговерти через линию фронта проскользнула группа лыжников. Это был комсомольский отряд «Решительный». Его возглавлял Андрей Чупеев.

Часто приходилось, зарывшись в снег, весь день вести наблюдение за врагом. Иногда по четверо-пятеро суток «есть» лишь подсоленный кипяток или отвар из стеблей черники, если позволяла обстановка, разжечь костер. И все же комсомольцы ежедневно передавали по рации на Большую землю ценные сведения о враге.

Отряд продвинулся еще немного. Но оказался почти небоеспособным: осталось лишь семь человек, которые могли передвигаться. У остальных были сильно обморожены руки, ноги.

От холода и голода умирают московский комсомолец Вадим Утевский, доброволец из Татарии Давлетшин.

Подвижничеством врача Екатерины Давыдовны Бруссер и медсестер на пределе возможности поддерживаются едва теплившиеся жизни Саши Зевелева, Глеба Щелкунова, Игоря Энгольма, Васи Коняева, Саши Кудрявцева…

Центр приказал командованию отряда «Славного» установить связь с «Решительным», перебазировать его к себе. Вскоре мы вшестером во главе с Чупеевым подобрались к месту встречи — дому лесника. Здесь застали лишь догорающие головешки, возле которых сидели мальчик семи лет и немного старше его девочка.

-Что вы здесь делаете? — ласково спросил их Чупеев.

Мальчик каким-то потерянным голосом сказал:

— С Нюшкой картошку печем.

-А где отец? Мать? Кто дом сжег? — продолжал спрашивать Чупеев.

— Мать убили. Батьку убили. Убили и партизана в белом полушубке. И все спалили фашисты, — все тем же голосом отвечал мальчик. Мы подробнее их расспросили и выяснили, что днем пришли к ним три партизана, один из них был в белом полушубке. Обогрелись. Сели есть. И в это время с опушки леса напали гитлеровцы. Завязался бой.

-Уходите в лес, я их сдержу! — приказал партизан в белом полушубке, которого дети называли Валентином.

Партизан, не торопясь, тщательно прицелился и длинной очередью уложил нескольких гитлеровцев. Через окно пуля пробила ему руку. Он метнулся к другому окну. Положив на подоконник автомат, Валентин стрелял и стрелял в дико орущих фашистов. Те залегли и открыли бешенный огонь.

Валентин, не спуская с гитлеровцев глаз, наспех перетянул полотенцем раненую руку и снова продолжал вести огонь по врагу, но уже одиночными выстрелами.

И вот его автомат умолк: в дисках не осталось патронов. Он вытащил пистолет. Открыл огонь. Его вновь ранило, в шею. Гитлеровцы бросились в атаку. Валентин одну за другой метнул в них гранаты. Но и сам был сражен насмерть.

Валентина, отца и мать детишек, сидевших у костра, мы похоронили в братской могиле.

Забрав с собой Нюшу и ее брата, вернулись в лагерь. Здесь встретились с раненым партизаном. Он рассказал, что вел на связь с нами разведчиков отряда «Славный» во главе с Валентином Фроловым. На них-то в доме лесника и напали фашисты.

На следующий день мы были в расположении отряда «Славный». Там узнали, что Валентин Фролов был парторгом отряда.

 

М. Оборотов, ответственный секретарь Брестского областного совета ветеранов войны.

Правда, 1975, 26 января.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *