Menu

Старообрядчество на Руси

0 Comments

Русь вздыбилась. Грамотные, авторитетные старцы учили, что антихрист уже пришел и осквернил церкви и «чистыми» остались одни болота, лесные дебри, в которые и нужно было уходить.

В конце 17 – начале 18 века все действия властей против раскольников приводили к одному: люди запирались в лесных избушках, обложенных смольем, и угрожали себя сжечь с малыми детьми, если их не оставят в покое и не разрешат молиться по старому. После правления императора Петра Первого власти пошли на некоторые уступки, послабления для старообрядцев, те в свою очередь стали молиться за царя, чем высказали лояльность к власти, и гари постепенно сошли на нет.

Батюшка Серафим Саровский своим дивеевским «сироткам» так говорил о спасении старообрядцев: «Вот представь, радость моя, бушующий океан, житейское море, и среди волн два корабля – один большой, крепкий, а рядом громадные волны захлестывают крохотную лодочку…» Еще в 3 веке святитель Киприан Карфагенский сказал: «Не люди делают Церковь, а Церковь освящает людей». Люди могут быть грешными, но Церковь, во главе которой стоит Бог, свята. Главное не то, как обряд совершается, а то, что он совершается в Церкви.

Проблема старообрядчества не является исключительно церковной, как может показаться на первый взгляд. Церковный раскол 17 века нанес жесточайший удар по национальному самосознанию. И сейчас, в начале 21 века нам надо сближаться, собирать силы для сплочения и возрождения Отечества после очередной смуты.

Старообрядчество в Западной Сибири началось с середины 17 века, староверы стали расселяться по самым отдаленным и труднодоступным местам страны (включая Сибирь), уезжали за рубеж, где и поныне живут обособленно, свято чтя национальные традиции и обычаи, следуя христианским заповедям и заветам своих дальних предков.

Многие бежали на окраины Русского государства – на Урал, в Зауралье…

В 80-е годы 17 века в Сибири появились первые старообрядцы, так они называли себя. Поселились «переселенцы» в Тюмени, Таре, Томске и окрестных деревнях, в том числе в границах ныне Исетского и Упоровского районов. Но и здесь они не всегда могли скрыться от всевидящего государева ока: переселенцы к своему первоначальному званию «раскольники» получили еще одно – «двоедане».  Царь Петр Первый узаконил для них такой порядок: хочешь исповедовать старую веру – исповедуй, но будь добр, плати в казну две дани, то есть два налога. Трудовому люду одна дань казалась непомерной, а тут двойной обложили. «Пусть две дани, зато на воле!» — рассуждал народ. С тех пор называют старообрядцев двоеданами – потому что две дани платили.

На рубеже 18 -19 веков переход части крестьян – беглопоповцев Зауралья к беспоповской практике, во многом был связан с активной деятельностью Мирона Галанина, духовного руководителя урало-сибирского старообрядчества. Мирон Иванович описал его жизнь, что само по себе весьма ценно, если учесть такой факт: издания рукописей дониконианского периода  и после него – редкие в своем роде и найти их сегодня не так просто. Он также автор нескольких книг «про древнее благочестие».

Духовный руководитель и его единомышленники дали толчок к оформлению радикального течения в урало-сибирском старообрядчестве – так называемой стариковщины. Свое название оно получило от того, что богослужение, обряды крещения, причащения и отпевания умерших совершали в нем избираемые общиной «искусные» старики. Следует отметить, что приверженцы стариковщины признавали необходимость священства и хотели бы его иметь, но из-за отсутствия «истинных» священников от этого института отказались.

Наиболее крупным и влиятельным было Ирюмское общество, объединившее старообрядцев деревень Ялуторовского уезда Тобольской губернии, расположенной по реке Ирюм. «Ирюмские отцы» слыли «мужами благовейными и мудрыми». Они наставляли единоверцев: терпите и веруйте. После кончины Мирона Галанина под влиянием екатеринбургских купцов и их агентов значительная часть крестьян-старообрядцев, ранее приверженных стариковщины, присоединилась к Екатеринбургской церкви, но чисто формально. Культовыми центрами по-прежнему оставались небольшие деревянные часовни, такие как на могиле Мирона Галанина и молельные дома. Прошло не одно столетие. Староверы сохранили многие важные черты традиционной материальной и духовной культуры русского народа. Этому способствовали их религиозно-культурные установки.

В 1971 году поместный собор Русской православной церкви снял клятвы на старообрядцев, наложенные в 1656 и 1667 годах. Мир и согласие должны воцариться среди верующих: что им делить? Да, и художить в рассыпную.

В Тюменской области, есть районы компактного проживания людей с фамилией Шороховы. Однако больше всего их в Приисетье. Ранее здесь был центр раскола на Урале и в Сибири. В 1895 году в Тобольской губернии Ялуторовского уезда проживало более 36 тысяч человек, из них третья часть в Приисетье. Стоит отметить, что все они были разных согласии: староверы и православные. Первых называли оброшными, реже двоеданами, вторых мирскими. У староверов было много толков: поморцы-сидоровцы и поморы-бракоборы, самокрестцы, крюковцы, часовенные, зеновцы и другие.

Двоедане часто собирались вместе. Вместо избы-молельни большая комната. Внутри передняя стена полностью занята иконами, а все остальные пустые. А еще там были подрушники, лестовички.  

На моленье в «собор» двоедане ходили небольшими партиями.

Двоедане, большое внимание обращали трапезе. Все лучшее выставлялось на стол, чем богаче праздничный стол, тем богаче в будущем будет достаток в доме.

Для старообрядцев, обосновавшихся по берегам реки Исеть, характерны живописные иконы на дереве, в композицию которых введены меднолитные произведения. Более того местные староверы предпочитают литье живописным иконам, нередко используя их лишь как основу. Все медное литье можно разделить на три основных вида: кресты, складни, иконы. Складни – складывающиеся иконы, состоящие из двух-четырех створок, соединенных вместе. В конце 19 века, кроме креста, в доску врезались складни, образки с изображением праздников, избранных святых и даже отдельные створки складней. Все это дополнялось живописными изображениями, выполненными на левкасной основе. Такие иконы называют «домовые иконостасы». Меднолитные иконы – это отливки прямоугольной формы. В основном образки размером от 3 до 8 см носят название тельных (нагрудных). Для ношения их на кожаном или веревочном шнурке предусматривается особое крепление (ушко, петля и т. д.). Не редко используются «среднеформатные» иконы размером от 20 до 40 см. Довольно редкими считаются литые иконы большого размера. Они, как и живописные, меднолитные отличаются многообразием сюжетов.

В деревне Кирсаново Исетского района на старообрядческом кладбище стоит деревянная часовенка и крест на могиле святого Миронушки, то есть Мирона Галанина, который ушел в мир иной в 1806 году. Но жив крест, жива иконка, жива обитель Миронушки. Так любовно называют старообрядцы культовое сооружение, которое выполняет роль церкви – сюда приходят молиться по праздникам. Старообрядчество – плод церковных реформ, проведенных царем Алексеем Михайловичем и патриархом Никоном в 17 веке. «Порушили истинную веру!» — ахнул народ. Шесть веков так веровали – и вдруг вера «не та». Русь вздыбилась. Стойкие поборники дониконианской церковной старины подверглись жестоким мучениям и казням. Повсюду горели костры самосожжения, на которых тысячами гибли русские люди. Обвиненным в расколе рубили головы, их четвертовали, подвергали пыткам, не делая различий между мужчинами, женщинами и детьми. «Нет нигде места – только уходу, что в огонь и воду» — говорили они.

А первые при Советах старообрядческие артели Исетского района противопоставили поголовной коллективизации свое трудолюбие. Парадокс, но именно трудолюбие делало их зажиточными. В 20 -30-е года 20 века на горе и на беду именно у них оказались самые крепкие крестьянские хозяйства, они первыми попали под топор новой власти и подверглись гонениям. Позже в качестве передовых долгие годы ходил колхоз «Новая деревня» в д. Осинова. Район, кстати, и сегодня зовется хлеборобным.

Вот какие стихи слагали о себе старообрядцы:

Стих 1. О никонианаха

Я, человек сам ничтожный и грешный,

Стих про Церковь Божию сложил благоспешно.

Церковь наша Божия всеми оконфужена,

А в мире сияет, как в песке жемчужина.

Богом утвержденная бедным малым стадом,

Верой огражденная, словно палисадом,

Древния догматы в себе сохранила,

Врагам супостатам сделалась немила.

Ведет к Богу стадо узким путем тесным,

Тех, кто ограждается знамением двуперстным.

Ты была Христова до шездесят шестова,

И вся наполнялась Божией благодатию,

Всегда наводнялась Христовою братией,

Тобою владели духовные лики,

На тебя глядели со злобой католики.

Ето лжеучители в Русь Святую посланы

От змия дракона з бесовским законом.

Они въяв ходили поземному шару,

Всегда наводили на християн кару,

Они навещали все грады и веси,

Мир к себе прельщали все равно как беси.

Они напустили на мир скорбь велику:

Прежде всех прелстили Никона владыку.

Никон к ним предался

И за дело принялся:

Склонил всю Россию

И царя Алексия

К новому обряду.

Он за ети хитрости

Получил в награду –

Печать от Антихриста.

Ету печать зверскую,

Скверную, богомерскую

От владыки Никона приняли простыя миряне,

Купцы и дворяне.

И все цари и князи

Стали з бесом в связи.

А Божия люди верныя

Не приняли печати скверныя.

Они не хотели отступить от Бога,

Претерпели от злова Антихриста наказания много.

Жгли их живых в срубах,

И выбивали зубы,

В темницах морили, // наносили раны,

Тысячи ссылали в дальния страны,

Пастырей лишали духовнаго сана,

Руки и ноги отсекали

И вытаскивали вне стана.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *