Menu

Солдатская скрипка

0 Comments

Шел 1942 год. Фашисты рвались к Москве и Сталинграду. Федор Азаровский, инвалид с детства, сетуя на свою судьбу, рвался на фронт. Хотелось хотя бы чем-то быть полезным Родине. И мечта его сбылась. А случилось это так.

Приехал однажды в Тамбов офицер и стал набирать коллектив музыкального взвода. «А меня возьмете? — поинтересовался Федор. — Я — скрипач. Если позволите взять в руки винтовку, так и стрелять могу».

Так Федор Гаврилович Азаровский оказался в музыкальном взводе 20-го сабельного полка 6-й гвардейской кавалерийской дивизии имени Котовского, которая в то время размещалась в городе Ртищеве.

Оттуда их перебросили в Камышин, затем марш-броском под Сталинград. Не один раз приходилось вклиниваться в оборону противника. После Сталинградской битвы Федора перевели в артиллерийско-минометный полк. Бывало, на привале соберутся в круг солдаты и просят: «А ну-ка, Федор, сыграй что-нибудь». Особенно любили «Катюшу», «В лесу прифронтовом». А то как пустятся в пляс, вприсядку, да со свистом!

Однажды во время артобстрела осколок фашистского снаряда пробил плащ-палатку, в которую была завернута скрипка. Раскрыл ее Федор, посмотрел и вздохнул: нет больше скрипки. Загрустили бойцы. Похоронили инструмент, как павшего в бою солдата. Яму вырыли, на дно травы положили, накрыли брезентом и землей засыпали. Даже залп из винтовки дали.

Но вот в освобожденном от гитлеровцев белорусском селе солдаты узнали, что у одного крестьянина чудом сохранилась скрипка. Пошел к нему Федор.

— Это вы, дедушка, играете? — робко поинтересовался музыкант.

— Нет, что ты, — замахал руками дед. — Сынок Трофим занимался. Да нет его больше: немцы убили. Партизаном он был. А ты почему спрашиваешь-то?

Федор осторожно снял со стены скрипку, поправил струны, немного настроил, и зазвенело в доме «Полюшко-поле…»

— Хорошо играешь, сынок, — похвалил музыканта дед. — Слушаю, и будто Трофим в доме объявился. Вот что: возьми-ка ты ее себе, весели солдат.

И вот вновь в редкие минуты отдыха бойцы собирались послушать скрипку. Командованию дивизии надо было разузнать, что делается у врага в прифронтовой полосе, в каком направлении движутся его войска, где сосредоточена техника. Федора переодели в поношенную крестьянскую одежду и направили в тыл к противнику. Принес он ценные сведения. Так и прошел Федор со своей спутницей до Кенигсберга, а в октябре 1945 года возвратился в Тамбов.

В коробке, где ветеран хранит свои реликвии, среди других наград я увидел медаль «За отвагу». Это за участие в разведке.

 

Е. Морозов.

Правда, 1977, 8 марта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *