Menu

Русский хлеб

0 Comments

Штурмом ворвались мы в Пруссию. Мы увидели там мощные укрепления. По всей Пруссии железно-кирпичные доты, чуть ли не каждый дом приспособлен к обороне. Но ничто не могло сдержать наших войск. На советской земле гитлеровцы все вокруг жгли, разрушали, убивали, и каждый из нас это прекрасно помнил. Фашисты сеяли ветер, и вот теперь на их головы обрушилась страшная буря. Тысячи вояк из разбитых немецких дивизий выходили с белыми флагами и сдавались в плен.

И вот мы в разрушенном Кенигсберге. Из щелей и подвалов выползают голодные дети. Разведчик моего взвода Иван Сальников был человеком бесстрашным, суровым. Он не раз смотрел смерти в лицо и к врагу пощады не знал. Но, увидев голодных немецких ребятишек, нахмурился и молча снял вещмешок. Иван Гаврилович вынул солдатскую пайку хлеба, разделил и подал каждому мальцу по кусочку:

— Давай, кушай!

Детишки дрожащими руками хватали хлеб и тут же принимались есть. Несколько мальчишек стали на колени перед русским солдатом и принялись его благодарить. Иван Гаврилович тотчас поднял их. Дети не поняли, что говорил наш солдат, но безошибочно почувствовали в нем друга. Некоторые бросались к своим матерям, чтобы порадовать их драгоценным куском русского хлеба.

Когда я подошел к Сальникову, он смутился и, как бы оправдываясь, сказал: «Дети же. Голодные же». Я подумал тогда, подрастут эти ребятишки, узнают всю горькую правду военных лет и только тогда смогут по-настоящему оценить русского солдата Ивана Гавриловича Сальникова.

 

Н. Козлов, гвардии старший сержант запаса.

Правда, 1970, 5 февраля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *