Menu

Промыслы

0 Comments

В городе, как и во всем уезде, нет порядочных мебельных мастеров. Стулья, столы, шкафы и диваны — все достается из Вятки. В последние два или три года мебель среднего достоинства стала вывозится из Вятского уезда на Алексеевскую ярмарку. Даже простые крашенные стулья, столы, шкафы, комоды, сундуки — и это все покупается во время ярмарки от мастеров Вятского уезда. У нас в городе ни больше, ни меньше три столяра, которые делают, главным образом, оконничные рамы и в редких случаях, по заказу, какой-нибудь шкаф, гардероб, конторку и тому подобное. Ни в городе, ни в уезде его нет порядочных плотников. И плотничная работа, требующая сколько-нибудь чистой отделки, производится орловскими мастеровыми.

В нашем городе нет каменщиков, которые бы хорошо клали печи. И для этой работы часто достаются люди из Орлова. Нет, за исключением, кажется, одного мещанина, порядочных штукатурщиков и красильщиков. Нет ни часовщиков, ни серебряников. Даже для лужения медной посуды раз или два в год приезжает орловский мещанин. Лучшим чеботным в нашем городе считается тоже приезжий орловский мещанин. Число портных ограничивается тремя или четырьмя. Три булочника, у которых, будь они в другом городе, не стали бы покупать булок.

Многие из мещанских женщин и девиц занимаются у себя на домах тканием холстов и их белением, тканием из простых крашенных ниток половиков, тканием опоясок и поясов, пряжею ниток, а также печением на продажу калачей, ржаных и пшеничных хлебов. Свои изделия они сбывают преимущественно во время Алексеевской ярмарки и тогда на вырученные деньги накупают материалов для своих работ, а также и для своей одежды, заведение которой в бедном мещанстве, по большей части, зависит от средств, следовательно и трудов, самих женщин. В летнее время те же бедные женщины достают средства к содержанию своих семейств обработкою своих огородов. Не лишним считаем заметить об одном, самом неблагодарном труде здешних бедных женщин. Некоторые из наших купцов заготовляют по нескольку десятков тысяч крупчаточных мешков на продажу. Кроеные мешки сотнями раздаются для шитья бедным женщинам. На шитье они употребляют свои нитки, за сотней мешков убивают  7 или 8 дней усидчивой работы, и за каждую сотню получают платы 60, много 65 копеек серебра! Что заставляет их браться за такую неблагодарную работу, как не крайняя нужда, — чтобы только время не пропадало даром?!

В летнее время, когда поспевают ягоды, многие из мещан, как у мужчин, так и женщин, большими партиями отправляются за поленикой, малиной, смородиной, черемухой, брусникой; такими же точно артелями ходят за грибами. Они за ягодами и груздями уезжают вниз за 20 и за 40 верст по реке Вятке, на боры «Разбойный» и «Суводской»; сюда уходят на неделю и более и возвращение свое в город приноравливают к воскресенью или другому какому-нибудь празднику; чтобы набранное продать и потом опять пуститься туда же.

Таким образом, в воскресенье, а также и простые дни летом очень много продается разных ягод и грибов здешними мещанами, не говоря о крестьянах. Из ягод здесь более всего ягодниками приносится на рынок поленика и брусника, земляника появляется в продаже не ранее Петрова дня и потом скоро не продается; поленика и морошка бывают и довольно долгое время в продаже, но все понемногу. Обыкновенная цена за поленику за ведро водоносное 50 копеек или 25 копеек за полведра;  почти та же цена бывает и на малину и смородину, если еще не дешевле того. Бруснику продают на пуды, который стоит от 50 до 65 копеек. Ягоды и грибы здесь по большей части продаются в лукошках.

 

(Глушков И. Е. Котельнич. 19 век. Топографо — статистическое и этнографическое описание г. Котельнича. Исторический очерк. г. Котельнич. Вятский региональный Центр русской культуры. 1999 г.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *