Menu

Последние дни

0 Comments

С радостью узнал из «Правды», что фамилии моих фронтовых друзей, расписавшихся на камнях рейхстага, сохранены для истории славными сынами немецкого народа. Приятно было читать свое имя, оставленное двадцать лет назад в поверженном Берлине.

Расскажу о своем последнем боевом задании. Было это так. На Мюллерштрассе дивизион 753 гаубичного полка попал в окружение. Начальник штаба нашего дивизиона майор Зубреев послал с катушкой провода меня рядового Сергея Леднева в окруженный квартал на помощь товарищам по оружию. Мы вышли на залитый солнцем перекресток. С чердака полоснула автоматная очередь. Спрятались за угол. По чердаку ударила наша пушка. Воспользовавшись этим, мы проскользнули к своим. Это было 25 апреля. А 3 мая бои в Берлине почти прекратились. По Александерплацу шли танки, тягачи. Но теперь их гул воспринимался как мирный. И хотя в соседних кварталах изредка постреливали, по всему чувствовалось — войне конец! Солдаты умывались, брились, чистили пуговицы. Пристроившись во дворе полуразрушенного дома на солнышке, я писал сестре: «С добрым утром! Я — в Берлине!»

В тот день вместе с шофером Николаем Кокуриным поехали за продуктами. Пробирались по запруженным войсками улицам Берлина. Всюду смех, песни. Особенно много народу было возле рейхстага. Кокурин притормозил: «Пошли, Вася, распишемся, что и мы с тобой дошли до Берлина!»

Колонны и стены рейхстага на высоте человеческого роста все были в солдатских росписях. Николай был высокого роста, стал на цыпочки и начертал выше других: «Сержант Кокурин».

— А ну-ка, Вася, — говорит он, — становись мне на плечи, пиши!

Так и появилась надпись: «С-т Синев дошел до Берлина».

 

В. Синев, бывший сержант.

Правда, 1965, 28 апреля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *