Главная

Автор:admin

Взятие Берлина

Одновременно с наступлением Красной Армии войска союзников к концу марта вышли к Рейну на всем его протяжении и захватили два плацдарма на правом берегу реки в районе городов Ремаген и Оппенгейм. Используя благоприятную обстановку (им противостояла только треть сил вермахта), англо-американское командование решило начать наступление по всему фронту.

Американский план наступления предусматривал нанесение главного удара по противнику через центральные районы Германии на Дрезден. Конечно, главнокомандующий союзными армиями в Европе Д. Эйзенхауэр учитывал моральное и политическое значение захвата столицы Германии до подхода туда советских войск. Однако в марте 1945 года взятие Берлина не упоминалось в качестве первоочередной задачи предстоящего наступления. 14 апреля 1945 года Эйзенхауэр, уточняя план действий советских войск, писал в докладе Объединенному комитету начальников штабов, что было бы весьма желательно нанести удар в направлении Берлина, но, «учитывая крайнюю необходимость срочно открыть наступательные действия на севере и на юге, следует отвести наступлению на Берлин второе место дальнейшего развития событий». К тому же американский генерал придерживался политических инструкций Белого дома, предусматривавших максимальную лояльность советскому союзнику.

Американский план наступления вызвал острую критику со стороны руководителей Великобритании, считавших основным его недостатком решение наступать на Дрезден, а не на Берлин. Утверждению американцев о возможности создания гитлеровцами на базе Дрездена «национальной крепости» южнее Берлина британские лидеры не придавали особого значения. Черчилль требовал, чтобы западные державы заняли максимально большую часть германской территории, чтобы «пожать руки русским как можно восточнее реки Эльбы».

Эйзенхауэр считал, что наступать на Берлин в сложившихся условиях невозможно. «Верно то, что мы захватили небольшой плацдарм за Эльбой, — писал он, — но следует помнить, что на эту реку вышли только передовые наши части; наши основные силы находятся далеко позади». Следовательно, овладеть столицей Германии англо-американские войска не могли. «… Мы взяли бы Берлин, если бы могли это сделать, — заявлял Гарри Гопкинс. — Это было бы большой победой для нашей армии…».

15 апреля Советское Верховное Главнокомандование поставило союзное командование союзников в известность о возобновлении наступательных действий Красной Армии. Дело было не только в престиже Советского Союза, Красной Армии и лично Сталина. Лишь «при взятии Берлина получили окончательное решение важнейшие военно-политические вопросы, от которых во многом зависело послевоенное устройство Германии и ее место в политической жизни Европы». Таково мнение главного организатора Берлинской операции маршала Г. К. Жукова. Рано утром 16 апреля войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов перешли в наступление. 

Наступление началось мощной артиллерийской подготовкой в 5 часов по московскому времени, за два часа до рассвета. За три минуты до окончания артиллерийской подготовки по специальному сигналу были включены 143 зенитных прожектора, при свете которых пехота с танками непосредственной поддержки перешли в атаку. Ночные бомбардировщики По-2 нанесли удары по опорным пунктам и узлам сопротивления главной полосы обороны противника. Гитлеровцы, подавленные артиллерийской подготовкой и внезапной ночной атакой при свете прожекторов, организованного сопротивления не оказывали. К 7 часам позицию главной полосы вражеской обороны удалось прорвать почти по всему фронту.

Чтобы остановить наступление советских войск, гитлеровское командование ввело в бой три дивизии из резерва. На рубеже Зеелов — Дольгелин действовало до 50 немецких танков и свыше трех дивизионов артиллерии. По обеим сторонам шоссе, идущего от Зеелова на запад, на огневых позициях стояли четыре зенитных артиллерийских полка. Это позволило гитлеровцам создать здесь плотность 200 орудий на километр фронта. За Зееловские высоты развернулись упорные и кровопролитные бои. 17 апреля для прорыва второй полосы обороны противника были подтянуты танки и артиллерия. Около 800 дальних бомбардировщиков нанесли удар по опорным пунктам врага. По приказу командующего 1-й гвардейской танковой армией генерал-полковника М. Е. Катукова один танковый корпус двинулся в наступление севернее Зеелова, два других — южнее. Оборона противника была дезорганизована, советские танкисты успешно продвигались на запад. 8-я гвардейская армия под командованием героя Сталинграда генерал-полковника В. И. Чуйкова 17 апреля овладела Зееловом.

Войска ударной группировки фронта вышли к третьей оборонительной полосе, проходившей по реке Шпрее. Свободных сил для удержания обороны на этом рубеже противник не имел, здесь оборонялись войска, отходившие под натиском Красной Армии. Но гитлеровцам удалось перебросить сюда часть сил с других участков фронта. Часть командования вермахта пришла к мысли, что «лучше сдать Берлин англосаксам, чем пустить в него русских».

В борьбе за преодоление третьей полосы обороны немцев активную помощь советским наземным войскам оказала 2-я воздушная армия. Советские штурмовики атаковали фашистские войска и артиллерию в местах переправ, не допуская отхода врага на левый берег Шпрее. Войска ударной группировки советских войск к утру 18 апреля, преодолевая сопротивление противника, вышли к реке. К исходу 18 апреля третья полоса его обороны была прорвана. Названное Г. К. Жуковым «одной из труднейших операций Второй мировой войны» это сражение стоило огромных потерь нашей армии — около 300 тысяч убитыми и раненными.

Прорвав оборону противника, советские войска основными силами развивали наступление на Берлин. Преследование отступающих немецких войск велось днем и ночью, что не позволяло немцам закрепляться на новых рубежах. 21 апреля передовые части 1-го Белорусского фронта прорвались к северо-восточным окраинам Берлина. Одновременно танковые армии 1-го Украинского фронта И. С. Конева достигли южных пригородов Берлина. С 22 апреля ударные группировки советских фронтов завязали бои непосредственно в городе.

24 апреля в результате совместных действий войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов юго-восточнее Берлина попала в котел крупная группировка гитлеровцев. Продолжая продвигаться дальше на запад, советские армии 25 апреля соединились в районе Кецтена, завершив окружение берлинской группировки. В этот же день в районе Торгау, на берегу Эльбы, части 5-й гвардейской армии генерала А. С. Жданова встретились с патрулями 1-й американской армии генерала К. Ходжеса.

Эпизод встречи двух лучших военачальников-союзников Жукова и Эйзенхауэра, последовавшей уже после победы, характеризует традиции и правовое сознание двух народов. Каждый из них сделал ценный подарок в «знак признательности» сражавшихся вместе народов. Г. К. Жуков преподнес американскому генералу дорогостоящего чистокровного рысака. Д. Д. Эйзенхауэр презентовал маршалу новый «джип» и около 10 лет расплачивался за свой подарок с казначейством США из собственной зарплаты. 

В Берлине особую ожесточенность гитлеровцы проявляли при обороне центрального сектора города, бои за который начались 29 апреля. С севера он прикрывался рекой Шпрее, имеющей здесь ширину 25 метров, с юга — Ландверканалом. Одетые в гранит берега возвышались над водой на высоту до трех метров, большинство мостов было взорвано. Единственный сохранившийся мост прикрывали противотанковые препятствия и пулеметные точки, немецкая артиллерия держала его под прицельным огнем.

В системе обороны центрального сектора располагалось несколько мощных узлов сопротивления: массивное здание рейхстага, здания имперского театра (Кроль-опера) и министерства внутренних дел. Они были столь прочными, что их не пробивали снаряды крупнокалиберных пушек. Стены нижних этажей и подвалов рейхстага достигали двух метров толщины, кроме того, их усилили рельсами, железобетоном и земляными насыпями, окна и двери заложили кирпичом, для ведения огня оставили бойницы. К юго-западу сектора примыкал не менее мощный узел сопротивления в Зоологическом саду, хорошо подготовленный к круговой обороне. Все узлы сопротивления имели между собой огневую связь и соединялись скрытыми ходами сообщения. Ликвидация подобных прекрасно укрепленных очагов сопротивления потребовала затяжных уличных боев.

Площадь перед Рейхстагом (Кенигсплац) враг также подготовил к обороне. В 200 метрах от здания располагались три траншеи с пулеметными площадками, соединявшиеся ходами сообщения с подвалами рейхстага. Подходы к ним прикрывались противотанковыми рвами, заполненными водой. 15 железобетонных дотов имели амбразуру для кругового обстрела. На крышах больших зданий размещалась зенитная  артиллерия, в парке Тиргартен — полевая артиллерия. Улицы ведущие к рейхстагу, забаррикадировали, перекрестки заминировали. В ночь на 28 апреля гитлеровцы перебросили сюда на транспортных самолетах три роты моряков морской школы из Ростока. Здесь же находились отборные солдаты из подразделений СС, а также батальон фольксштурма. Лишь в районе рейхстага было сосредоточено около 5 тысяч гитлеровцев, которых поддерживали три дивизиона артиллерии. Комендант Берлина генерал Вейдлинг предложил Гитлеру план прорыва войск из города на запад. Но Гитлер приказал обороняться.

Весь день 29 апреля передовые подразделения советских частей вели напряженный бой за расширение плацдарма, за здания, прикрывавшие рейхстаг. Особенно кровопролитные бои развернулись за здание министерства внутренних дел, «дом Гиммлера», как называли его советские бойцы. Его удалось взять в ночь на 30 апреля. Одновременно было очищено от гитлеровцев еще несколько зданий. До рейхстага оставалось 300 — 500 метров.

Началась подготовка к штурму. Бойцы изучали подходы к рейхстагу и огневую систему противника, танки и артиллерийские орудия переправлялись на левый берег Шпрее, чтобы принять участие в штурме. На расстоянии 200 — 300 метров от рейхстага развернули 89 орудий разного калибра, готовили к ведению огня по рейхстагу реактивные установки М-31. Создали две группы добровольцев по 20 человек (под командованием офицеров штаба корпуса майора М. М. Бондаря и капитана В. Н. Макова) для водружения советского знамени над рейхстагом.

В 18 часов 30 апреля под прикрытием артиллерийского огня советские воины пошли в наступление. Через несколько минут они ворвались в рейхстаг и столкнулись с ожесточенно сопротивлявшимся противником. В ночь на 1 мая командир 756-го полка полковник Ф. М. Зинченко приказал водрузить на здание рейхстага знамя, врученное полку военным советом 3-й ударной армии. Выполняла задачу группа бойцов, которую возглавлял лейтенант А. П. Берест. Утром 1 мая разведчики сержанты М. А. Егоров и М. В. Кантария водрузили  Знамя Победы на скульптурную группу, венчающую фронтон здания.

Спустя много лет появилась информация, что Егоров и Кантария были не первыми, кто водрузил стяг над рейхстагом, и что их выбрали по национальному признаку (русский и грузин). Принципиального значения проблема приоритета подвига не имеет. Хотя на банкете в честь победы Сталин трижды поднял тост в честь армии В. И. Чуйкова.

Тем же утром из подвала здания гитлеровцы выбросили белый флаг. После переговоров фашисты согласились прекратить сопротивление, но бой возобновился. Стремясь выбить советские подразделения из рейхстага, гитлеровцы подожгли здание. Вспоминая об этих боях, капитан К. Я. Самсонов писал: «Немцы под прикрытием дыма стали нас вытеснять, бойцы и офицеры не оставили своих мест. Бой становился все ожесточеннее, стволы пулеметов, винтовок, автоматов до того накалялись, что до них нельзя было дотронуться. Воды не было, жажда мучила, дым ел глаза, на многих горело обмундирование». Утром 2 мая гарнизон рейхстага капитулировал. В боях за рейхстаг было убито и ранено до 2500 солдат и офицеров противника, уничтожено 28 орудий разных калибров, захвачено 2604 пленных, 1800 винтовок и автоматов, 59 орудий, 15 танков и штурмовых орудий.

К 15 часам 2 мая сопротивление Берлинского гарнизона полностью прекратилось, к исходу дня весь город заняли советские войска.

Автор:admin

Освобождение Венгрии и Австрии

Ограбление Венгрии оккупантами, вывоз огромного количества продовольствия в Германию поставили венгерское население, и особенно население Будапешта, в исключительно трудное положение. Война разрушила экономику страны. Ущерб, понесенный Венгрией к началу 1945 года, составлял около 40 % всего ее национального достояния. Промышленные предприятия не работали, транспорт стоял, сельское хозяйство пришло в упадок. После освобождения восточной части Венгрии Советский Союз оказал стране помощь в восстановлении экономики. Железнодорожные войска 3-го Украинского фронта восстановили железнодорожный мост через Дунай в Будапеште, а инженерные части построили понтонный мост, связав восточную и западную части Венгрии. В феврале 1945 года советское правительство по просьбе венгерского Временного правительства генерала Миклоша (с которым 20 января 1945 года в Москве было подписано перемирие) предоставило ему заем в 100 миллионов пенго для восстановления финансовой системы и промышленности Венгрии.

В это время в западной части Венгрии еще продолжал действовать гитлеровский оккупационный режим. Моральное состояние солдат и офицеров было крайне низким, дезертирство стало повсеместным явлением. К началу марта 1945 года из каждых трех солдат один дезертировал.

17 февраля Ставка Верховного главнокомандования поставила 2-му и 3-му Украинским фронтам задачу подготовить и провести наступательную операцию с целью разгромить вражескую группу армий «Юг». Войска фронтов, у которых в течение последнего года фактически не было оперативной передышки, должны были нанести удар с плацдарма на правом берегу Дуная, разгромить силы противника, завершить освобождение Венгрии, лишить фашистские войска источников нефти в районе Надьканижа, занять Вену и создать угрозу вторжения в южные районы Германии.

Немецко-фашистское командование также готовилось к активным боевым действиям крупного масштаба. 23 января 1945 года на совещании в ставке Гитлер заявил, что первостепенное значение имеют венгерские и австрийские нефтяные источники, которые дают Германии 80 % нефтедобычи, без них немцы не смогут продолжать войну. Комментируя решение Гитлера о контрнаступлении у озера Балатон, главный танковый стратег рейха Гудериан писал: «Теперь, после выхода из строя наших заводов горючих и смазочных материалов, командование располагало лишь нефтяными месторождениями в Цистерсдорфе (Австрия) и в районе озера Балатон (Венгрия). Это обстоятельство до некоторой степени объясняет, почему Гитлер принял решение перебросить основные силы, которые удалось снять с Западного фронта, в Венгрию».

17 февраля 1-й танковый корпус 6-й немецкой танковой армии СС в составе 400 танков и штурмовых орудий нанес из района Комарно неожиданный контрудар по 7-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта, которой командовал генерал-лейтенант М. С. Шумилов. Оборона этой армии была организована плохо: плотность боевых порядков соединений армии оказалась недостаточной из-за малочисленности стрелковых дивизий, слабо велась разведка противника. После тяжелых боев 7-я гвардейская армия была вынуждена оставить плацдарм на правом берегу реки Грон и к 24 февраля отойти на ее левый берег.

Лишь спустя несколько дней советское командование раскрыло действительные намерения немецкого командования: организовать контрнаступление в районе озера Балатон против войск 3-го Украинского фронта. Командующий фронтом генерал Ф. И. Толбухин принял решение направить основные усилия войск на оборону участка между озерами Веленце и Балатон, куда действительно 6 марта противником был нанесен главный удар.

На этом участке одновременно действовало свыше 250 танков врага. В течение четырех дней части 3-го Украинского фронта вели непрерывные бои с превосходящими силами наступавшего врага. Стремясь любой ценой прорвать оборону советских войск, немецкое командование 14 марта ввело в бой свой последний резерв — 6-ю танковую дивизию. В течение двух дней сильная танковая группировка наносила удар за ударом, однако прорвать советскую оборону и выйти кратчайшим путем к реке Дунай не сумела. За десять дней контрнаступления ударная группировка фашистских войск, действовавшая восточнее озера Балатон, добилась лишь незначительного успеха.

16 марта началась Венская наступательная операция 3-го  и 2-го Украинских фронтов, последним из которых командовал маршал Р. Я. Малиновский, получивший 26 апреля 1945 года за освобождение Будапешта орден «Победа».

23 марта войска 3-го Украинского фронта взяли город Секешфехервар, преодолели горы Баконь, вышли в район западнее города Веспрем и начали преследование противника. Форсировав реку Раба, советские войска вышли на венгерско-австрийскую границу. 1 апреля был освобожден пограничный город Шопрон, через два дня — крупный железнодорожный узел в Австрии Винер-Нейштадт.

Развивая наступление из Западной Венгрии, ударная группировка войск 3-го Украинского фронта к 5 апреля 1945 года вышла на подступы к Вене. Неделю шли бои на окраинах города. 13 апреля советские войска взяли столицу Австрии, достигли Восточных Альп, где перешли к обороне. Попытки немцев организовать сопротивление на территории Австрии потерпели неудачу. Красная Армия прочно овладела южными подступами к фашистскому рейху.

Приход Советской Армии привел также к радикальной трансформации политического пространства освобожденных стран Восточной Европы, где на первый план выходили «классовые союзники» СССР — местные коммунисты. Однако «экспорта революции» фактически не происходило: убедительный пример — послевоенное развитие освобожденной Советской Армией Австрии. Процесс переноса «сталинской модели» социализма в Польшу, Венгрию, Чехословакию и Югославию начался чуть позже.

Автор:admin

Разгром немцев в Восточной Пруссии

Готовясь к войне, немецкие захватчики превратили Восточную Пруссию в главнейший стратегический плацдарм для нападения на Россию и Польшу. С 1941 по 1944 год на ее территории в районе Растенбурга под прикрытием Мазурских озер в глубоких подземных убежищах располагалась ставка гитлеровского верховного командования, названная фашистами «Вольфе-шанце» (Волчья яма).

Восточная Пруссия была важным военно-промышленным районом Германии, крупным арсеналом и базой комплектования армии живой силой. Восточная Пруссия располагала значительными военно-промышленными, а также продовольственными ресурсами, которых в то время не хватало в других областях Германии. Немецко-фашистское командование требовало от своих войск любой ценой удержать Восточную Пруссию, которая исторически была символом Германской империи. Особенно настаивали на упорной обороне этого района уроженцы Восточной Пруссии Геринг, Кох, Вейс, Гудериан и другие, имевшие там свои богатые владения. В своем обращении к фольксштурму (ополчению) гауляйтер Э. Кох призывал во что бы то ни стало отстоять Восточную Пруссию, утверждая, что с потерей ее погибнет вся Германия.

На первом этапе наступления советских войск в Восточной Пруссии, длившегося с 13 января по 25 апреля 1945 года, большая часть территории Восточной Пруссии была очищена от немецких войск. В ходе операции войска 2-го и 3-го Белорусских фронтов нанесли серьезное поражение немецко-фашистской группе армий «Север» и взяли в плен 51867 солдат и офицеров. Значительно больше противник потерял убитыми и ранеными. Войска 2-го Белорусского фронта освободили из концентрационных лагерей 67765 пленных. Поражение восточно-прусской группировки врага и выход 2-го Белорусского фронта на нижнее течение Вислы способствовали успеху советских войск, действовавших на варшавско-берлинском направлении. После овладения рубежом Нижней Вислы создались благоприятные условия для разгрома группировки противника в Восточной Померании и открылись пути наступления в глубь Германии вдоль морского побережья.

10 февраля начался второй этап Восточно-Прусской стратегической наступательной операции — завершение разгрома прижатой к морю немецкой группы армий «Север». Расчлененные советскими войсками на три изолированные группировки немецкие войска оказались в невыгодном оперативном положении. Их сухопутные связи с Германией были перерезаны, в снабжении армий происходили перебои. Особенно большие трудности в этом испытывали части, действовавшие в районе Кенигсберга. Они могли снабжаться лишь через порты, расположенные на побережье залива Фришес-Хафф. Сопротивление гитлеровцев носило жесточайший характер. 18 февраля 1945 года на передовой был убит командующий 3-м Белорусским фронтом генерал И. Д. Черняховский, самый молодой и перспективный советский военачальник. Командование фронтом принял пользовавшийся в конце войны наибольшим расположением Сталина маршал А. М. Василевский.

В длительных ожесточенных боях войска 3-го Белорусского фронта преодолели его мощные оборонительные рубежи. За 48 суток крупная группировка противника к югу от Кенигсберга была ликвидирована. Только с 13 по 29 марта советские войска уничтожили более 93 тысяч и взяли в плен 46448 немецких солдат и офицеров, захватили 605 танков и штурмовых орудий. 

6 апреля после мощной артиллерийской подготовки и сильных ударов авиации начался штурм Кенигсберга. На многих участках враг переходил в контратаки, стремясь вернуть потерянные позиции. К исходу дня советские части прорвались в предместья Кенигсберга и в результате уличных боев заняли 102 городских квартала. Командующий 4-й немецкой армией генерал пехоты Ф. Мюллер, которому подчинялся крепостной гарнизон, приказал любой ценой удерживать город. 9 апреля, когда бои развернулись с новой силой, вражеские войска, зажатые в узком кольце, еще раз подверглись мощным ударам советской артиллерии и минометов. Комендант крепости генерал О. Лаш, потеряв всякую надежду вырваться из окружения, приказал гарнизону капитулировать, за что был заочно приговорен гитлеровскими властями к смертной казни, а его семья подвергнута репрессиям. Уже 9 — 10 апреля советские войска принимали капитулировавшие гитлеровские части и очищали город от разрозненных группировок, не желавших сдаваться. Кенигсберг был превращен в сплошные руины. Но волею судеб не пострадала могила немецкого философа И. Канта, бывшего в период Семилетней войны какое-то время подданным Российской империи.

Разгром немецко-фашистских войск в Восточной Пруссии имел огромное военно-политическое значение. Советские войска заняли всю территорию Восточной Пруссии и часть северных районов Польши. Высвободившиеся силы 3-го Белорусского фронта получили возможность участвовать  в завершающих боях на других направлениях советско-германского фронта. На Балтийском море гитлеровцы лишились важной военно-морской базы Пиллау, а также нескольких морских портов (Кенигсберг, Бранденбург и других). По окончанию войны порт Пиллау был превращен в главную базу Краснознаменного Балтийского флота.

Автор:admin

Ялтинская конференция

Конференция, проходившая в Ялте с 4 по 11 февраля 1945 года, была высшей точкой взаимопонимания союзников. Президент Ф. Рузвельт шутливо обозначил атмосферу ялтинских переговоров как «семейный обед», а У. Черчилля заинтересовала идея превращения Крыма в «международную зону отдыха». В ней приняли участие руководители СССР, США и Великобритании, представители генеральных штабов, а также политические и военные советники. Правительства СССР, США и Великобритании еще до встречи в Крыму договорились, что на конференции будут обсуждены военные и политические вопросы, которые пожелает поставить каждое из правительств.

Конференция начала работу с обсуждения военных вопросов. Главы правительств трех держав поручили военным штабам обсудить на своих заседаниях мероприятия по координации наступления союзных армий с востока и запада. В ходе переговоров возглавивший советский Генштаб на завершающей стадии войны генерал А. И. Антонов заявил, что наступление Красной Армии будет продолжаться, и отметил, что на центральных фронтах предполагается нанести удар в направлении Вены. Советское командование в связи с этим интересовали планы действий союзников в Италии.

Обсуждался и вопрос об участии СССР в войне на Дальнем Востоке. Подписанное 11 февраля 1945 года секретное соглашение предусматривало, что Советский Союз через два — три месяца после капитуляции Германии вступит в войну против Японии.

Руководители трех великих держав обсудили политические вопросы, связанные с поражением Германии. Они согласовали условия безоговорочной капитуляции и общие принципы обращения с побежденной Германией. Вооруженные силы трех держав в ходе оккупации Германии должны были занять строго определенные зоны. Советским войскам предназначалось оккупировать восточную часть Германии. Северо-западная часть отводилась для англичан, юго-западная — для американцев. В районе «Большого Берлина» вооруженные силы СССР, США и Великобритании должны были действовать совместно. Северо-восточная часть города отводилась для советских войск. Для английских и американских частей зоны в самом Берлине еще не были четко определены. Соглашение «О контрольном механизме в Германии» (подписанное 14 ноября 1944 года) предусматривало, что главнокомандующие вооруженными силами СССР, Англии и США будут совместно осуществлять верховную власть каждый в своей зоне оккупации. По вопросам, затрагивающим Германию в целом, главнокомандующие должны действовать совместно в качестве членов верховного контрольного органа, который в дальнейшем стал называться Контрольным советом по Германии. Кроме того, Крымская конференция решила предоставить зону в Германии также и Франции (за счет британской и американской оккупационных зон) и пригласить французское правительство войти в качестве члена в Контрольный совет по Германии.

У. Черчилль и Ф. Рузвельт настаивали на изучении вопроса о возможности расчленения Германии, однако эти англо-американские планы не получили одобрения советской делегации. По инициативе СССР этот вопрос был в дальнейшем снят с обсуждения.

Советское правительство потребовало, чтобы Германия возместила хотя бы часть ущерба, нанесенного союзным странам гитлеровской агрессией. Общая сумма репараций должна была составить 20 миллиардов долларов, СССР претендовал на половину этой суммы.

Важное место в работе Крымской конференции заняла проблема обеспечения международной безопасности в послевоенные годы. Огромное значение имело решение трех союзных держав о создании всеобщей международной организации для поддержания мира. Руководителям трех держав удалось в Ялте разрешить важный вопрос о процедуре голосования в Совете Безопасности, по которому не было достигнуто соглашение на конференции в Думбартон-Оксе. Крымская конференция приняла предложенный Рузвельтом в его послании Сталину от 14 декабря 1944 года «принцип вето», то есть правило единогласия великих держав при голосовании в Совете Безопасности по вопросам мира и безопасности.

Вместе с тем в Ялте Черчилль и Рузвельт пришли к общему решению не информировать «дядюшку Джо» (Сталина) о наличии у США оружия небывалой в истории разрушительной силы — ядерного. Заложенный в решениях Ялтинской конференции важнейший для всей послевоенной мировой политики принцип постоянности определенных «большой тройкой» границ начал девальвироваться уже тогда, в процессе дипломатических торгов вокруг тех стран, которые оказались в зоне геополитического влияния прежде всего СССР и США. Так, СССР признал администрацию Ш. де Голля без коммунистов в обмен на признание Америкой и Британской империей нового прокоммунистического правительства Польши.

Автор:admin

Висло-Одерская операция

Стратегическая цель этой наступательной операции заключалась в том, чтобы разгромить немецко-фашистскую группу армий «А», оборонявшуюся на территории Польши и прикрывавшую жизненно важные центры Германии, выйти к реке Одер и обеспечить выгодные условия для нанесения завершающего удара по Берлину. Масштабная операция должна была также отвлечь силы врага с западноевропейского фронта и облегчить положение американо-английских армий, ухудшившееся в связи с первоначальными успехами контрнаступления немцев в Арденнах и Вогезах.

Главный удар войска 1-го Белорусского фронта, командование которым от К. К. Рокоссовского перешло к Г. К. Жукову, 14 января 1945 года нанесли в направлении на Познань и одновременно на Радом и Лодзь. Уже 16 января советские войска освободили Радом и отбили контрудар противника, пытавшегося вернуть контроль над городом. В образовавшийся прорыв по приказу командующего 1-м Белорусским фронтом вошли две танковые армии и сразу же начали окружать варшавскую группировку противника. В ночь на 17 января  в наступление под Варшавой перешла 1-я армия Войска Польского, форсировав Вислу севернее и южнее города. Город удалось освободить от немецко-фашистских оккупантов 18 января, после подхода советских войск.

Гитлеровцы уничтожили в Варшаве почти все памятники истории и культуры польского народа, разрушили основные объекты коммунального хозяйства столицы, взорвали электростанцию, мосты, вывезли в Германию все наиболее ценное оборудование фабрик и заводов. В момент освобождения польской столицы в ней оставалось лишь несколько сотен человек, скрывавшихся в подвалах и канализационных трубах. Остальное население Варшавы оккупанты выселили из города еще осенью 1944 года после подавления варшавского восстания. Около 600 тысяч варшавян оказались в концентрационном лагере Прушкув. Известие об освобождении Варшавы распространилось по стране мгновенно: по мере удаления фронта на запад численность населения Варшавы стала быстро возрастать.

19 января войска 1-го Белорусского фронта продолжили наступление и освободили город Лодзь. Преодолев с ходу третий — вартовский -рубеж гитлеровской обороны, советские части подошли к четвертому и завязали бои за Познань и 25 января блокировали ее 60-тысячный гарнизон. Через три дня передовые части Красной Армии достигли бывшей германо-польской границы. 3 февраля армии 1-го Белорусского фронта форсировали Одер и захватили плацдармы севернее и южнее Кюстрина.

Наступавшие войска 1-го Украинского фронта под командованием И. С. Конева 19 января 1945 года освободили Краков и вышли на подступы к Бреслау. Крупная группировка гитлеровцев упорно сопротивлялась, стремясь удержать важный в стратегическом отношении промышленный район. Командующий фронтом направил главные силы в тыл противника. Бои продолжались более недели, но к 29 января Силезский промышленный район удалось очистить от немецких войск. Продолжая их преследование, войска 1-го Украинского фронта освободили концлагерь Освенцим, вышли к реке Одер и захватили плацдарм на его берегу. До Берлина оставалось всего 70 километров.

Планы гитлеровцев по уничтожению города Бреслау были сорваны польским сопротивлением и советским диверсионным отрядом. Эти события положены в основу известного произведения Ю. Семенова «Майор Вихрь» и одноименного телесериала. 

2-й Белорусский фронт К. К. Рокоссовского, наступая севернее Варшавы (сам командующий фронтом по происхождению был поляк), вышел на Балтийское побережье, изолировав тем самым мощную группировку противника в Восточной Пруссии. На территории Польши, где ныне рассматривается вопрос о массовом демонтаже всех памятников советским воинам, погибло почти 600 тысяч человек (потери, равновеликие урону Италии за все годы Первой мировой войны). «Обидно и горько терять солдат в начале войны, — вспоминал командующий 2-м Белорусским фронтом. — Но трижды обиднее и горше терять их на пороге победы, терять героев, которые прошли через страшные испытания, тысячи километров прошагали под огнем, три с половиной года рисковали жизнью».

Автор:admin

Положение в Польше

Советские войска освободили восточную территорию Польши, но часть страны, расположенная западнее Вислы, оставалась занятой немцами. Наиболее тяжелый режим оккупации они установили в Поморском, Познанском, Лодзинском и Силезском воеводствах, включенных в состав Германии и превращенных в базу снабжения ее армий. Польские рудники, шахты и военные заводы обеспечивали Германию вооружением и стратегическим сырьем. Верхне-Силезский район являлся по своему значению второй после Рура угольно-металлургической базой Германии. В оккупированной Польше были закрыты все высшие и средние учебные заведения, запрещены научные общества. Немцы уничтожили большую часть книжного фонда, библиотеки, запретили издание книг, газет, журналов на польском языке. Ценные архивы, музейные экспонаты, собрания произведений живописи и скульптуры вывезли в Германию.

Польшу покрывала сеть концентрационных и трудовых лагерей, в которых содержались сотни тысяч военнопленных. После освобождения советскими войсками Майданека, Треблинки, Белжеца и Собибура немецкие концлагеря оставались в Освенциме, Хелмне, Быдгоще, Торунпе, Модлине и Ченстохове. В лагере смерти Освенцим (близ Кракова), сооруженном специально для истребления населения оккупированных Германией стран Европы, на площади около 500 гектаров было построено 620 жилых бараков и служебных помещений, где одновременно содержались от 180 до 250 тысяч узников. Всех поступавших начальник лагеря эсэсовец К. Фрич обычно встречал циничной речью: «Предупреждаю вас, что вы приехали сюда не в санаторий, а в немецкий концлагерь, из которого существует один только выход — через дымоход». В газовых камерах и крематориях Освенцима ежедневно погибало 10 — 12 тысяч человек. За годы войны гитлеровцы только в Освенциме истребили свыше 4 миллионов человек.

К началу 1945 года в Польше создавалось своеобразное политическое положение. Страна оказалась разделена на две части: на восточных землях, освобожденных от немецких войск, возникло новое государство, а на землях западнее Вислы все еще существовал фашистский режим. Ясно понимая, что с потерей Польши фронт значительно приблизится к Берлину, немецкое командование упорно стремилось удержать оставшиеся польские земли в своих руках, создав там глубоко эшелонированную оборону. К началу января между Вислой и Одером на пространстве глубиной более 500 километров было построено семь рубежей обороны.

Автор:admin

Тегеранская конференция

В 1943 году Красная Армия добилась ощутимых побед, приведших к коренному перелому в ходе войны, которая имела большое значение не только для Советского Союза, но и для всего мира. Гитлеровцы были изгнаны из Донбасса и Левобережной Украины. 6 ноября 1943 года советские войска освободили Киев. К концу 1943 года было очищено более половины захваченной гитлеровцами территории СССР. Однако фашистская Германия еще оставалась сильным противником. Она по-прежнему распоряжалась ресурсами почти всей Европы, удерживала часть захваченных ею советских территорий.

Между тем военные действия Англии и США в Италии развивались медленно и не очень успешно. Расчеты союзного командования на взятие Рима одновременно с Киевом не оправдались. Более того, в разгар напряженных боев на советско-германском фронте операции союзников в Италии приостановились, что позволило вермахту перебросить на советско-германский фронт дополнительные силы (в том числе танковые дивизии) и предпринять контрнаступление на Украине — южнее и западнее Киева.

Не увенчалась успехом и предпринятая английскими войсками в сентябре 1943 года экспедиция на греческие острова, расположенные в Эгейском море. После неудачной попытки овладеть самым крупным из них — Родосом — англичане высадились на островах Лерос, Самос и Кос, однако к середине ноября 1943 года немцы отобрали у них все три острова. И все же к концу 1943 года победа стран-союзников над общим врагом казалась совсем близкой, а отношения между ними упрочились. Исходя из своих собственных позиций и интересов, каждая из трех держав вела дипломатическую работу с целью договориться о встрече своих представителей на высшем уровне.

Шли довольно длительные переговоры по поводу места проведения конференции с участием глав трех государств. В качестве возможных вариантов Ф. Рузвельт и У. Черчилль предлагали Фербенкс (на Аляске), Басру (в Ираке), Багдад, Анкару, Каир, Асмару (Эритрея). Лишь на первый взгляд этот вопрос носил чисто технический (организационный) характер. Союзники в этом случае пытались игнорировать реальную обстановку, сложившуюся в войне против фашистской Германии, выдвигая на первый план не интересы дела, а соображения престижного порядка. Это было характерно для политики союзников в целом. Уже в конце 70-х годов были рассекречены документы, которые проливали свет на обстоятельства неполучения советской стороной обещанных технологий по производству радаров, которые были совместной собственностью Британской империи и США. В начальный период войны вето было наложено американцами, а в конце войны — англичанами.

Признавая целесообразность встречи первых лиц СССР, США и Великобритании, советское правительство не считало возможной поездку советских руководителей в отдаленный от СССР пункт и предложило провести встречу в менее удаленном месте (в частности, в Тегеране, где имелись представительства всех трех держав), заранее определив круг вопросов, подлежащих обсуждению. 

В Московской конференции, проходившей с 19 по 30 октября 1943 года, принимали участие В. М. Молотов (СССР), К. Хэлл (США) и А. Иден (Великобритании). Следует отметить, что у каждой из сторон были вопросы, которым она придавала особое значение. В качестве первого пункта повестки дня на Московской конференции обсуждались мероприятия по сокращению сроков войны (главным образом это касалось открытия Второго фронта). Вторым был пункт о подписании Декларации союзных держав по проблемам всеобщей безопасности. В ходе обмена мнениями министры затронули и другие актуальные темы, в том числе германский вопрос, положение в Италии, учреждение Европейской консультативной комиссии и тому подобное.

При обсуждении вопроса об открытии второго фронта в Европе советская делегация предложила точно определить сроки. В результате в англо-советско-американском коммюнике о конференции трех министров по инициативе СССР было записано, что три правительства признают своей целью скорейшее завершение войны. Однако представители США и Англии так и не дали точных обязательств относительно сроков открытия Второго фронта. Они согласились лишь зафиксировать в протоколе принятое правительствами США и Англии решение о вторжении в Северную Францию весной 1944 года.

На Московской конференции представитель СССР категорически отверг проекты создания объединений и группировок малых государств в Европе, напоминавших предвоенную «буферную зону», отгораживающую Запад от СССР. Советская делегация указывала на опасность преждевременного и искусственного прикрепления малых стран к группировкам, запланированным без участия заинтересованных народов. Она сделала акцент на недопустимости постороннего вмешательства в дела освобождаемых народов при решении ими своих судеб после войны.

По окончании конференции была опубликована Декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые преступления. В ней от имени глав трех правительств было заявлено, что военные преступники не уйдут от справедливого суда.

Одним из важных пунктов, обсуждавшихся на Московской конференции, стала проблема обеспечения всеобщей безопасности в послевоенный период. Значительное внимание было уделено выработке проекта декларации четырех государств (США, СССР, Англии и Китая) в связи с заявленной актуальной темой. При этом возник вопрос о правомочности конференции принять декларацию четырех,поскольку официально в Московской встрече участвовали представители трех держав. Но в конечном счете все же было решено опубликовать декларацию от имени четырех стран. 30 октября три министра иностранных дел и китайский посол в Москве Фу Бин-чан подписали декларацию четырех государств по вопросу о всеобщей безопасности. Этот документ отражал главные направления послевоенного устройства мира, намечал некоторые принципы деятельности будущей Организации Объединенных Наций.

Еще одним важным шагом советской внешней политики навстречу союзникам стал роспуск Коминтерна, о чем было официально объявлено 22 мая 1943 года. Формально — в целях укрепления единства всех «свободолюбивых народов», реально же Коминтерн переживал серьезный кризис еще с конца 30-х годов. Возродившаяся польская компартия не считала нужным вступать в эту организацию. В 1940 году попросила не считать себя частью Интернационала компартия США, переживавшая тогда период своего кратковременного расцвета (100 тысяч человек и участие в партии лучших интеллектуалов). Наконец объявила себя не связанной с решениями конгрессов Коммунистического Интернационала вторая по численности в мире коммунистическая партия — китайская. Уже после войны Сталину придется искать новые формы и методы контроля над компартиями стран, которые в годы Второй мировой войны были самыми последовательными и стойкими борцами с фашизмом, ударной силой движения Сопротивления.

В дальнейшей переписке между главами трех правительств были согласованны детали встречи в Тегеране (она получила условное название «Эврика»), а также меры обеспечения безопасности делегаций. В частности, было решено, что президент Рузвельт остановится в советском посольстве в Тегеране, иначе ему пришлось бы ездить на совещания через весь город. Тегеранская конференция глав правительств СССР, США и Великобритании — И. В. Сталина, Ф. Рузвельта и У. Черчилля — проходила с 28 ноября по 1 декабря 1943 года. Глав правительств трех держав сопровождали министры иностранных дел, политические и военные советники.

Основное внимание руководители союзных держав уделили проблемам ведения войны — в первую очередь срокам открытия Второго фронта против фашистской Германии. В Тегеране снова выявились расхождения о месте, масштабах и сроках вторжения союзников в Европу. Премьер-министр Великобритании У. Черчилль приложил немало усилий, чтобы уйти от конкретного решения вопросов, связанных с открытием второго фронта. Однако президент США Ф. Рузвельт не поддержал английского премьер-министра, ведя свою дипломатическую игру во имя обеспечения доминирующего положения своей страны в послевоенный период.

На первом пленарном заседании конференции Рузвельт дал обзор той части войны, которая больше касалась Соединенных Штатов. Он отметил, что США так же, как Англия и Советский Союз, надеются на скорую победу над фашистской Германией. По плану, разработанному еще на англо-американской конференции в Квебеке, экспедиция через Ла-Манш первоначально намечалась на 1 мая 1944 года (операция «Оверлорд»). Американцы рассчитывали вместе с англичанами занять большую часть Европы ударом через северо-западную Германию и первыми взять Берлин. При этом, конечно, «Оверлорд» был представлен как наиболее эффективный вариант «помощи» Советскому Союзу.

Черчилль, как и Рузвельт, стремился не допустить прихода Красной Армии в Западную Европу. Он полагал, что основные английские силы, находившиеся в Италии и на Балканах, могли бы опередить советские войска и выйти первыми в Центральную и Юго-Восточную Европу. И. В. Сталин, исходя из настоятельной необходимости скорейшего разгрома врага, заявил в Тегеране: «… было бы хорошо, если бы имели место две операции: операция «Оверлорд» и в качестве поддержки этой операции — высадка в Южной Франции. В то же время операция в районе Рима была бы отвлекающей операцией. Осуществляя высадку во Франции с севера и с юга, при соединении этих сил можно было бы добиться наращивания сил. Франция является слабым местом Германии».

Наиболее удобным временем высадки союзных войск во Франции советская делегация считала май 1944 года. Советское правительство предлагало указать точную дату начала операции «Оверлорд». Твердая позиция делегации СССР произвела должное впечатление на англо-американских представителей. Черчилль был вынужден снять свои возражения относительно операции «Оверлорд», к тому же (хотя и по разным причинам) взгляды по данному вопросу между делегациями США и Советского Союза совпадали.

На заседании конференции 30 ноября 1943 года в присутствии И. В. Сталина, Ф. Рузвельта и У. Черчилля генерал Алан Брук (военный представитель Англии) от имени США и Великобритании сделал заявление, сообщив советской стороне, что операция «Оверлорд» начнется в течение мая 1944 года. Глава советской делегации в свою очередь заявил, что СССР обязуется к маю организовать большое наступление против немцев сразу на нескольких участках с целью удержать немецкие дивизии на Восточном фронте и не дать вермахту возможности создать какие-либо затруднения в осуществлении операции «Оверлорд».

29 ноября Ф. Рузвельт передал И. В. Сталину записку, содержавшую предложение договориться об обмене информацией, а также о предварительном планировании возможных операций против Японии после вывода Германии из войны. Решение советского правительства об объявлении войны Японии было оценено союзниками как важный шаг к дальнейшему  укреплению антигитлеровской коалиции и скорейшей ликвидации очага агрессии на Дальнем Востоке.

Стороны позволяли себе демонстративные жесты в отношении друг друга. Во время дружеского ужина «большой тройки» британский премьер поднял тост за «пролетарские массы», на что Сталин ответил: «Я пью за консервативную политику». Однако Сталин все больше сближался с Рузвельтом. Черчиллю оставалось интриговать. Каждый из политиков пытался обеспечить для своей страны преимущества после победы. Но Сталину приходилось еще давить на руководителей США и Британской империи, чтобы обеспечить открытие Второго фронта в 1944 году. 

На конференции в Тегеране главы трех правительств обменялись мнениями о судьбах Германии. Прежде всего речь шла о том, какие меры необходимо принять, чтобы от Германии никогда уже не исходила угроза новой войны.

Обсуждались и варианты послевоенного сотрудничества в обеспечении прочного мира. Ф. Рузвельт изложил американскую позицию по поводу проекта создания международной организации безопасности. (В общих чертах он уже обозначил ее летом 1942 года во время пребывания народного комиссара иностранных дел СССР В. М. Молотова в Вашингтоне.) Предполагалось, что организация будет состоять из трех органов: ассамблеи (в составе всех членов ООН), исполнительного комитета (в составе СССР, США, Англии, Китая, двух европейских стран, одной латиноамериканской страны, одной страны Среднего Востока, одной азиатской страны и одного из британских доминионов) и полицейского комитета (в составе СССР, США, Англии и Китая), призванного не допустить новой агрессии со стороны Германии и Японии и в целом обеспечивать сохранение мира.

Советская сторона высказала опасения в связи с неучастием в ООН малых стран, но в дальнейшем согласилась с предложенным вариантом. Хотя участники конференции в Тегеране не приняли официального решения о создании международной организации, общие направления послевоенного сотрудничества СССР, США и Великобритании были определены. На одном из заседаний У. Черчилль провозгласил: «Нации, которые будут править миром после войны, должны быть удовлетворены и не иметь территориальных или других амбиций… Опасны голодные и амбициозные страны, ведущие же страны мира должны занять позиции богатых и счастливых».

1 декабря 1943 года Ф. Рузвельт, И. Сталин и У. Черчилль парафировали (подписывали предварительно) «Военные решения Тегеранской конференции». В документе с проставленными инициалами руководителей трех держав союзники подтвердили обязательство осуществить операцию «Оверлорд» в течение мая 1944 года. Далее указывалось, что конференция приняла к сведению заявление И. В. Сталина о том, что советские войска предпримут примерно в то же время наступление с целью предотвратить переброску германских сил с Восточного на Западный фронт.

Советская делегация в Тегеране добилась урегулирования главного для СССР вопроса: достижение соглашения об открытии Второго фронта во Франции отвечало интересам скорейшей победы над гитлеровской Германией. Это был важный шаг в деятельности антифашистской коалиции, несмотря на существование определенных расхождений между ее участниками.

Автор:admin

Орловская и Белгородско-Харьковская наступательные операции

На орловском плацдарме немецкие войска (2-я танковая и 9-я армии) находились почти два года. Придавая этому плацдарму большое значение, они создали на нем глубоко эшелонированную оборону с развитой системой полевых укреплений и инженерных заграждений. Здесь располагалась мощная группировка противника из 37 дивизий. Всего на орловском плацдарме было сосредоточено до 600 тысяч солдат и офицеров, 6 тысяч орудий и около тысячи танков и самоходных орудий. На этом направлении могли действовать также свыше тысячи боевых самолетов противника.

С такой мощной обороной советские войска встречались впервые. Командование каждого фронта и армии должно было по-иному планировать построение боевых порядков войск, применение артиллерии и авиации при прорыве глубоко эшелонированной обороны врага. Но наши генералы уже научились побеждать противника.

К 12 июля войска Западного и Брянского фронтов сосредоточились для удара по противнику. На рассвете началась артиллерийская подготовка. Советская артиллерия обрушила на позиции гитлеровцев мощный удар. Несмотря на сильное сопротивление немцев и трудные условия лесисто-болотистой местности, наступление советских войск в первые дни увенчалось успехом. К исходу 13 июля 11-я гвардейская армия прорвала оборону противника на глубину до 25 километров. Удачно действовали и войска Брянского фронта. На болховском направлении ударная группировка 61-й армии вклинилась в оборону врага на 8 километров. Наступавшие на орловском направлении войска 3-й и 63-й армий к исходу 13 июля прорвали оборону на глубину 14 — 15 километров.

Удары войск Западного и Брянского фронтов потрясли всю оборону гитлеровцев на орловском плацдарме, но сразу сломить их сопротивление не смогли. Используя узлы сопротивления и опорные пункты в глубине обороны, противник продолжал яростно сражаться. Чтобы сдержать наступление советских войск, он начал спешно перебрасывать во 2-ю танковую армию пехотные и танковые дивизии с других участков фронта. Тем не менее за три дня боев, с 15 по 17 июля, соединениям Центрального фронта удалось оттеснить группировку противника, вклинившуюся в оборону советских войск на северном фасе Курского выступа, восстановить положение, которое наши войска занимали до начала  наступления гитлеровцев, а затем продолжить дальнейшее наступление.

В конце июля войска 11-й гвардейской, 4-й танковой и 61-й армий подошли к железной и шоссейной дорогам Орел — Брянск. Это были основные коммуникации, питавшие всю группировку немецких войск на орловском плацдарме. С юга сюда упорно пробивались войска Центрального фронта. Положение вражеской группировки на орловском плацдарме становилось все более тяжелым. В начале августа борьба развернулась на ближних подступах к Орлу. Советские войска окружили немецкую группировку в районе Орла с севера, востока и юга. В ночь на 4 августа части 5-й, 129-й и 380-й стрелковых дивизий подошли вплотную к Орлу и освободили его.

Ликвидация на орловском плацдарме немецко-фашистских войск резко изменила всю обстановку в центре советско-германского фронта, открыв широкие возможности для дальнейшего наступления советских сил на западном направлении.

Утром 3 августа войска Воронежского и Степного фронтов перешли в наступление. Уже через три часа соединения Воронежского фронта, наступавшие северо-западнее Белгорода, глубоко вклинились в главную полосу обороны противника. В середине дня командование фронта ввело в сражение основные части 1-й танковой и 5-й гвардейской танковой армий, которые силами передовых бригад завершили прорыв тактической зоны обороны и начали развивать успех.

Войска Степного фронта, наступавшие севернее Белгорода, до 15 часов вели бои в главной оборонительной полосе врага. 4 августа бои продолжались по всему фронту наступления. Соединения Воронежского и Степного фронтов, обходя узлы сопротивления, развивали наступление на юг и продвинулись в этом направлении до 20 километров. Бои непосредственно за Белгород начались с утра 5 августа. Соединения 69-й армии под командованием генерал-майора В. Д. Крюченкина подошли к окраинам города с севера. В это время войска 7-й гвардейской армии, форсировав Северный Донец, создали угрозу вражескому гарнизону Белгорода с юга. Части 1-го гвардейского механизированного корпуса, стремительно наступая западнее города, перерезали железную и шоссейную дороги Белгород — Харьков. Гарнизон противника оказался под угрозой окружения. В 6 часов утра 5 августа в Белгород ворвались подразделения 270-го гвардейского стрелкового полка 89-й гвардейской стрелковой дивизии.

На это время (3 — 5 августа) приходится единственная за всю войну поездка Верховного главнокомандующего на фронт, происходившая в обстановке повышенной секретности. Непосредственно с рядовыми И. В. Сталин не встречался, общение с высшим фронтовым командованием практического значения не имело, но именно отсюда Верховный отдал приказ, чтобы в столице 5 августа в 24 часа 12 артиллерийских залпов из 120 орудий салютовали доблестным советским войнам, освободившим Орел и Белгород. Так было положено начало почетному советскому воинскому ритуалу. 

Внезапное и мощное контрнаступление советских войск на Белгородско-Харьковском направлении осложнило положение гитлеровцев и на юге. Немецкое командование было вынуждено в спешном порядке вновь перебросить в район Харькова танковые дивизии, которые ранее были направлены из-под Харькова в Донбасс для отражения начавшегося наступления армий Юго-Западного и Южного фронтов. Советская авиация получила приказ воспрепятствовать переброске оперативных сил противника в район Харькова. В момент наиболее интенсивного передвижения немецких резервов дополнительные удары по железнодорожным коммуникациям нанесли украинские партизаны. В результате их активных действий снизилась пропускная способность железных и шоссейных дорог.

Пока соединения Воронежского фронта отражали контрудары немецких танковых дивизий в районе Богодухова и Ахтырки, войска Степного фронта развернули борьбу на подступах к Харькову. 13 августа они осуществили прорыв внешнего оборонительного обвода, находившегося в 8 — 14 километрах от Харькова, а к исходу 17 августа приблизились к внутреннему обводу, завязав бои на северной окраине города.

К исходу 22 августа 5-я гвардейская танковая и 53-я армии охватили Харьков с юго-запада и запада, а 7-я гвардейская армия продолжала сжимать кольцо с востока и юго-востока. Во второй половине дня 22 августа противник был вынужден начать отступление от Харькова. Чтобы не дать ему возможности вывести из-под ударов войска и не допустить полного разрушения города, командующий Степным фронтом И. С. Конев отдал приказ о ночном штурме Харькова. Утром 23 августа город был полностью освобожден от гитлеровцев. Большая часть немецкой группировки, оборонявшейся в городе, в ходе штурма была уничтожена.

Освобождением Харькова и Харьковского промышленного района от захватчиков завершилось контрнаступление Красной Армии на белгородско-харьковском направлении. Советские войска разгромили мощную ударную группировку противника, созданную им для решительного сражения на южном фасе Курского выступа. За три недели советские войска продвинулись на 140 километров, расширив фронт наступления до 300 километров. Воронежский и Степной фронты нависли над всем южным крылом немецкого фронта, заняв выгодное положение для освобождения Левобережной Украины и важнейшего промышленного центра страны — Донбасса.

В ходе Курской операции, где участвовало 4 миллиона человек с обеих сторон (скорее всего, это самое масштабное сражение Второй мировой войны в целом), враг потерпел жесточайшее поражение, от которого ему уже не суждено было оправиться. По удачному определению Верховного, «если битва под Сталинградом предвещала закат немецко-фашистской армии, то битва под Курском поставила ее перед катастрофой». Было разгромлено 30 вражеских дивизий. Силы вермахта потеряли около полумиллиона солдат и офицеров, 1,5 тысячи танков, 3,7 тысяч самолетов. Под Курском советская авиация впервые закрепила свое господство в воздухе и сохранила его до конца войны. При этом наши самолеты превосходили немецкие не только числом: бомбардировщики успешно наносили удары по вражеским аэродромам до начала сражений, истребители оказывались хозяевами неба после. Появились настоящие советские асы, такие как А. В. Алелюхин, Д. Б. Глинка и другие. Легендарным стало имя А. И. Покрышкина, появление звена которого вызывало у немецких пилотов панику: «Ахтунг! В небе — Покрышкин!».

Автор:admin

Курская битва

План «Цитадель», разработанный вермахтом в первой половине апреля 1943 года, предусматривал нанесение ударов силами групп армий «Центр» и «Юг» из районов Орла и Харькова в общем направлении на Курск. С этой целью на ограниченном участке фронта предполагалось задействовать около 50 дивизий. Замысел немецкого командования был своевременно раскрыт советской Ставкой, принявшей решение измотать и обескровить врага преднамеренной обороной, а затем в ходе мощного контрнаступления нанести ему поражение. Проведение операции на Курской дуге Ставка возлагала на силы Центрального, Воронежского и Степного фронтов.

Обе воюющие стороны готовились к решающим летним сражениям. Тотальная мобилизация, которую провел вермахт, дала возможность увеличить гитлеровцам численность действующей армии на 2 миллиона новобранцев. И снова отсутствие Второго фронта позволило немецкому командованию перебросить на восток свежие части, оборонявшие побережье Нидерландов. Гитлер сосредоточил на Восточном фронте 70 % своих сил. А для осуществления операции «Цитадель» противник подготовил 50 дивизий (из них 16 — танковые) групп армий «Центр» и «Юг» под командованием генерал-фельдмаршалов Г. Клюге и Э. Манштейна. Враг получил новую мощную боевую технику «пантера» и «тигр», штурмовые орудия «фердинанд», а также новые истребители «хейнкель» и «Фокке-вульф-190а».

На фронтах сложилось следующее соотношение сил: численность советских войск составляла 6,4 миллиона бойцов, численность армии противника — 5,3 миллиона человек; против советских 99 тысяч орудий, 9600 танков и 8300 самолетов гитлеровцы выставили соответственно 54 тысячи, 5850 и 3 тысячи единиц боевой техники. Такое соотношение вызывало у Ставки уверенность в своих силах. К тому же благодаря советским разведчикам, как прифронтовым, так и действовавшим в глубоком тылу гитлеровцев (легендарный Николай Кузнецов) и на территории Западной Европы (Шемдор Радо под псевдонимом Дора), удалось заблаговременно узнать о месте и сроках операции «Цитадель». Все это дало Ставке возможность тщательно спланировать переход от обороны к летнему стратегическому контрнаступлению на центральном направлении.

Заместитель ВГК и наркома обороны Г. К. Жуков охарактеризовал этот план четко и коротко: «Лучше будет, если мы измотаем противника на летней обороне, выбьем его танки, а затем, введя свежие резервы, переходом в общее наступление окончательно добъем основную группировку противника». Расчеты гитлеровцев на внезапность удара вновь были нарушены. 

Курская операция началась 5 июля 1943 года  в 2 часа 20 минут. На позиции противника обрушился огонь около 600 орудий и минометов, что было неожиданностью для гитлеровцев. Немецкие военачальники решили, что, упредив их действия, советские войска сами переходят в наступление. Это внесло неуверенность в командование войсками, поколебало веру в успех операции, понизило моральное состояние солдат и офицеров. Около двух часов гитлеровцы приводили свои силы в порядок и лишь в 4 часа 30 минут начали артподготовку. Однако из-за того, что в результате предваряющего огневого обстрела с советской стороны система наблюдательных и командных пунктов была нарушена, а управление артиллерией и авиацией ослаблено, противник не смог нанести решающего удара советским войскам. К тому же советская артиллерия оказалась хорошо замаскированной и рассредоточенной в пределах боевых действий.

В 5 часов 30 минут под прикрытием артиллерии и авиации на позиции войск Центрального фронта двинулись немецкие танки и пехота. Противник атаковал всю полосу обороны 13-й армии, но эта атака на широком фронте имела целью дезориентировать командование советских войск и замаскировать направление главного удара основной группировки немецкой 9-й армии. В 7 часов 30 минут гитлеровское командование, перегруппировав силы, начало новую мощную артиллерийскую подготовку на левом фланге 13-й армии. Именно здесь противник нанес основной удар в направлении на Ольховатку.

Наступление врага на правом фланге 13-й армии против 8-й и 148-й дивизий не имело успеха. Немецкие войска пытались прорвать в этом месте оборону, нанося удар в сторону Малоархангельска. Вначале гитлеровцам удалось приблизиться к переднему краю обороны, а на ряде участков ворваться в первые траншеи, но затем советские части контратаковали и огнем артиллерии отбросили противника на его исходные позиции. На остальных участках войска Центрального фронта прочно удерживали занимаемые рубежи. Расчет немецкого командования с ходу прорвать оборону и получить свободу маневра в сторону Курска не оправдался. Советские подразделения были расставлены К. К. Рокоссовским с большим тактическим мастерством. Да и сами бойцы уже успели освоить суворовскую «науку побеждать».

С рассветом 6 июля танковые дивизии противника пошли вперед, но не смогли прорвать оборону даже на вспомогательных направлениях, в качестве которых рассматривались Малоархангельск и Гнилец. Двухдневные бои настолько подорвали мощь ударной группировки противника, что в последующие дни гитлеровцы были не в состоянии предпринять  сильного и хорошо организованного наступления. За 5 и 6 июля им удалось продвинуться на северном участке Курского выступа только на 10 километров, потеряв при этом около 24 тысяч солдат и офицеров убитыми и ранеными, около 200 танков и самоходных артиллерийских установок.

С утра 7 июля гитлеровцы нанесли основной удар в направлении железнодорожной станции Поныри, но в результате кровопролитного сражения так и не смогли захватить этот важный объект. Удерживая Поныри, советские войска контролировали железную дорогу Орел — Курск и получили возможность наносить фланговые удары по противнику, наступавшему на Малоархангельск и Ольховатку.

Наступавшая в полосе Воронежского фронта группа армий «Юг» наносила удары в двух направлениях — на Обоянь и Корочу. В первый день наступления (5 июля) противник ввел в сражение до 700 танков и штурмовых орудий, тем не менее к исходу 9 июля немецкие войска начали выдыхаться. Однако на южном участке дуги немецким танковым дивизиям все же удалось к 11 июля продвинуться на 30 — 35 километров. В связи с неудачами на обоянском и корочанском направлениях противник перенес главный удар на Прохоровку. Но 5-я гвардейская танковая и 5-я гвардейская армии Степного фронта из резерва И. С. Конева закрыли образовавшийся в районе Прохоровки прорыв.

Утром 12 июля развернулось крупнейшее за всю историю Второй мировой войны танковое сражение — с обеих сторон в нем участвовало около 1200 танков. К исходу дня вся местность была усеяна сожженными и развороченными остовами боевой техники. В ходе сражения под Прохоровкой противник потерял до 400 танков и свыше 10 тысяч солдат и офицеров убитыми и вынужден был перейти к обороне.

С 16 июля противник прекратил атаки в полосе Воронежского фронта и начал отводить войска к Белгороду. Уже 20 июля удары по отходившим немецким частям наносили все армии Воронежского и Степного фронтов. Для гитлеровского командования это было полной неожиданностью. Долго и тщательно подготовлявшаяся операция «Цитадель» потерпела крах. Создались предпосылки для перехода советских войск в масштабное контрнаступление — вторую фазу Курской операции.

Переход в контрнаступление Ставка ВГК планировала осуществить после того, как ударные группировки врага, наступавшие на Курск, будут измотаны в оборонительных сражениях, а все их резервы втянутся в бой. Правильный анализ обстановки на фронте позволил советскому командованию своевременно выявить назревание кризиса в действиях противника и точно определить наиболее целесообразное время перехода в контрнаступление.

Автор:admin

Прорыв блокады Ленинграда

Подвиг жителей блокированного Ленинграда — еще один символ героизма, мужества и стойкости советского народа в годы войны. Пока не прекратилась подача энергии, все заводы и фабрики города работали, несмотря на близость фронта, беспрестанные бомбежки (по свидетельству очевидцев, «не осталось ни одного целого стекла в окнах» и постоянный голод. В 1942 году норма хлеба составляла 250 грамм для рабочих и 125 грамм — для остальных. Но рабочую норму получали лишь треть ленинградцев. Однако от «хлеба» часто оставалось одно название: вместо муки использовались различные наполнители, например целлюлоза. По свидетельству очевидца ленинградской эпопеи американского журналиста Г. Солсбери, «люди ели даже собак, кошек, мышей, пока они были; потом вазелин, клей, кожу, наконец, вещества вовсе несъедобные». После войны официально сообщалось, что в Ленинграде умерли 671635 человек, в том числе от голода — 641 тысяча.

Связь с «большой землей» существовала только по проложенной по льду Ладожского озера трассе, которую ленинградцы называли Дорога жизни.

По указанию Ставки Верховного главнокомандования для прорыва блокады были образованы две ударные группировки в составе 2-й ударной армии Волховского фронта (она уже имела опыт боев на этом участке) и 67-й армии Ленинградского фронта.

Перед частями Волховского фронта стояла задача прорвать оборону противника на участке Липка — Гайтолово. Группировке Ленинградского фронта предстояло форсировать Неву, вклиниться в оборону врага на участке Московская Дубровка — Шлиссельбург и, соединившись с войсками Волховского фронта, общими силами выдвинуться между поселками Анненское и Келколово.

В ночь на 11 января советские ударные группировки стали занимать исходные позиции. В 9 часов 30 минут утра 12 января они пошли в наступление, которое началось с артиллерийской подготовки, продолжавшейся в течение 2 часов 20 минут на Ленинградском фронте и в течение 1 часа 45 минут — на Волховском.

Когда к командному пункту, где находились командующий Волховским фронтом К. А. Мерецков и представитель Ставки К. Е. Ворошилов, прорвались фашисты, на подмогу пришли два наших танка. Отбросив гитлеровцев, прокопченный танкист доложил: «Товарищ генерал армии, ваше приказание выполнено, прорвавшийся противник разгромлен о отброшен!» Ворошилов воскликнул: «Кирилл Афанасьевич, это Володя, твой сын!» Так 18-летний лейтенант-танкист Владимир Мерецков спас своего отца. 

Напряженные бои развернулись на Волховском фронте за три стратегических пункта — деревню Липку, рабочий поселок № 8 и рощу Круглую. Немецкие дивизии, оборонявшие эти пункты, считались одними из лучших а армии Гитлера. В тот день они получили приказ держать оборону до последнего солдата.

В первый день наступления наибольших успехов 2-я ударная армия добилась в сражении за рощу Круглую. Части 327-й стрелковой дивизии, несмотря на сильный огонь со стороны противника, сделали проходы в проволочных заграждениях, подорвали многие дзоты и разрушили древесно-земляной вал на опушке рощи. Закрепив наступление атакой пехоты, бойцы выбили гитлеровцев из важной стратегической точки.

372-я стрелковая дивизия, сражавшаяся за рабочий поселок № 8, не смогла взять его с ходу. Лишь к исходу дня ей удалось прорвать первую позицию вражеской обороны севернее и южнее поселка и несколько продвинуться вперед. На правом фланге части 128-й стрелковой дивизии с трех сторон атаковали опорный пункт противника в Липке, но обосновавшийся в нем крупный гарнизон противника упорно сопротивлялся.

Не менее ожесточенно протекала борьба и на Ленинградском фронте. Войска 67-й армии при форсировании Невы овладели ее левым берегом. Прорвав оборону противника между 2-м Городком и Шлиссельбургом, к исходу дня они продвинулись на некоторых участках на расстояние до 3 километров. 45-я гвардейская стрелковая дивизия, наступавшая с плацдарма у Московской Дубровки, смогла завладеть только первой траншеей противника. На левом фланге не увенчалась успехом попытка 86-й стрелковой дивизии форсировать реку перед Шлиссельбургом. Уже после полудня дивизия была переброшена к Марьино и, переправившись в этом месте через Неву, стала наступать на Шлиссельбург с южной стороны.

В ночь на 13 января подразделения Ленинградского и Волховского фронтов закрепились на завоеванных позициях. Чтобы обеспечить продвижение средних и тяжелых танков через Неву, инженерные части 67-й армии приступили к сооружению ледяных переправ. С утра 13 января наступление возобновилось. Сразу две дивизии двинулись в обход 1-го и 2-го городков: 45-я гвардейская — с юга, а 268-я стрелковая — с севера, однако в результате мощных контратак гитлеровцев обе понесли большие потери. С целью сломить сопротивление немцев советское командование ввело в бой новые части и соединения из второго эшелона. К исходу 14 января войска Ленинградского и Волховского фронтов находились уже в двух километрах друг от друга. Части противника в районах Шлиссельбурга и Липки оказались по существу изолированными от основных сил. 16 января командующий Волховским фронтом К. А. Мерецков приказал 2-й ударной армии соединиться с войсками Ленинградского фронта.

18 января красноармейские части разбили гитлеровскую группировку в Шлиссельбурге. К концу дня южное побережье Ладожского озера было очищено от врага. Образовался коридор шириной 8 — 11 километров, по нему Ленинград получил прямую сухопутную связь со страной. Блокада города, продолжавшаяся в течение 900 дней, была прорвана усилиями воинов Ленинградского и Волховского фронтов.

При подготовке и в ходе осуществления прорыва кольца блокады вокруг Ленинграда в тыл советских войск были заблаговременно переброшены железнодорожные части, доставлены материалы для сооружения рельсовых путей. В дальнейшей судьбе города и его жителей важную роль сыграло решение, принятое ГКО уже 18 января: вдоль южного берега Ладоги, на отвоеванной у противника узкой полосе земли, было намечено построить железнодорожную линию, чтобы соединить Ленинград со всей страной.

В ночь с 18 на 19 января по Ленинградскому радио прозвучало следующее обращение: «Блокада прорвана! Мы давно ждали этого дня. Мы всегда верили, что он будет. Мы были уверены в этом в самые черные месяцы Ленинграда — в январе и феврале прошлого года. Наши погибшие в те дни родные и друзья, те, кого нет с нами в эти торжественные минуты, умирая, упрямо шептали: «Мы победим». Они отдали свои жизни за честь, за жизнь, за победу Ленинграда. И мы сами, каменея от горя, не в силах даже облегчить свою душу слезами, хороня в мерзлой земле их без всяких почестей, в братских могилах, вместо прощального слова клялись им: «Блокада будет прорвана. Мы победим!» Мы чернели и опухали от голода, валились от слабости с ног на истерзанных врагом улицах, и только вера в то, что день освобождения придет, поддерживала нас. И каждый из нас, глядя в лицо смерти, трудился во имя обороны, во имя жизни нашего города, и каждый знал, что день расплаты настанет, что наша армия прорвет мучительную блокаду». 

За 15 дней военные строители проложили 36 километров пути между станциями Поляны и Шлиссельбург; одновременно был сделан временный свайно-ледовый железнодорожный мост через Неву. 2 февраля по дороге прошел первый пробный поезд, а 6 февраля  она полностью вступила в строй, связав осажденный город со страной. Ленинградцы назвали ее «Дорогой победы».

Началось также автомобильное движение по грунтовым дорогам отвоеванного коридора. По-прежнему, но теперь без каких-либо помех врага с суши продолжала действовать Дорога жизни, проторенная водителями по льду Ладожского озера. Резко улучшилось снабжение города, войск Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота. В феврале нормы выдачи хлеба для рабочих оборонных предприятий и горячих цехов были увеличены до 700 грамм в день, для остальных рабочих — до 600 грамм, для служащих — до 500 грамм, для иждивенцев и детей — до 400 грамм. В город доставлялось необходимые ему топливо, материалы и продовольствие.

После прорыва блокады ленинградские заводы получили возможность значительно увеличить выпуск продукции, необходимой для фронта. Промышленность Ленинграда расширяла ассортимент и мирной продукции, разворачивала производство оборудования, станков, материалов, необходимых для восстановления разрушенных врагом предприятий в освобожденных районах.

Инициатива военных действий под Ленинградом перешла к советским войскам. Значительно улучшилось их оперативно-стратегическое положение. Оборона Ленинграда велась уже не изолированно — она стала частью сплошного фронта. Советское командование получило возможность разрабатывать реальные оперативные планы по разгрому немецко-фашистских войск под Ленинградом с полной ликвидацией блокады. В случае их осуществления освободившиеся силы Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота могли быть использованы в общем наступлении советских войск.