Menu

От города до села. История города Шестаков.

0 Comments

Как населенный пункт Шестаков впервые упоминается в документах в 1546 году, а в 1764 году он уже утратил статус города. В настоящее время — село Слободского района. Расположено оно на правом берегу реки Вятки выше города Слободского. Расстояние по автодороге до районного центра — 26 километров, до города Кирова — 61 километр.

Население — 1217 человек (1989 год).

Почти до конца 19 века в местной вятской печати держалось высказывание еще в 1807 — 1808 годах первым вятским историком Вештомовым мнение о Шестакове как чуть ли не самом древнем городе Вятского края и, во всяком случае, более древнем, чем город Слободской.

В своей «Истории вятчан» Вештомов говорит, что выходцы из Новгорода с присоединением к ним двинян основали три города: Шестаков, Орлов и Слободской. Одна партия, пробиравшаяся через реку Молому, завела селение или городок Орлов, другая, спустившись на плотах в пределы Вятской области по реке Летке, немного ниже устья этой реки устроила городок, прозванный потом Шестаковом, вероятно, прибавляет он, «по прозванию какого-нибудь человека, ибо сей фамилии много людей и поныне на Вятке». Из сего селения отделялись, впоследствии времени некоторые жители стали заводить около 25 верст ниже, на правом берегу ее, новое селение, которое в рассуждении Шестакова называлось сперва слободой, а потом по умножению жителей пришлыми вновь по разным временам более из Устюга людьми, сделалось городом под именем Слободского». Основание Шестакова, по мнению Вештомова, произошло вскоре после основания Котельнича и Хлынова, которое он, совместно с автором «Повести  о стране Вятской», относит к концу 12 века. Таким образом, Шестаков, по мнению Вештомова, своей древностью восходит к концу 12 или началу 13 века.

Но в настоящее время мнение это нельзя считать правильным: исторические документы, опубликованные в конце 19 и частью в 20 веке, устанавливают более позднее возникновение города Шестакова.

Документами, на основании которых можно говорить о первоначальной истории Шестакова, являются три грамоты царя Ивана Грозного, написанные в промежутке между 1546 и 1555 годами и к настоящему времени изданные в «Древних актах, относящихся к истории Вятского края» и в «Трудах Вятской Ученой Архивной Комиссии».

В первой грамоте (от октября 1546 года) говорится, что жители селений Слободского уезда поставили Шестаковский город на свои средства, которые ими были взяты заимообразно от соседей, причем правительство Ивана Грозного особой грамотой освободило их на 5 лет от участия в расходах на содержание укреплений, а равно и на кормление властей города Слободского, а также от платы мыта и явки. Но воевода города Слободского князь Ухтомский отнял у шестаковцев льготную грамоту и стал по-прежнему привлекать их к расходам. Тогда шестаковцы вновь возбудили перед царем ходатайство о восстановлении данной им льготы.

Из второй грамоты от марта 1546 года жителям города Слободского видно, что слобожане вскоре после возобновления шестаковцам льгот выхлопотали у того же правительства Грозного грамоту, предоставившую слобожанам право по-прежнему привлекать шестаковцев к участию в расходах на содержание города Слободского, а также взимать мыт и явку с тех шестаковцев, которые ездят в Хлынов или село Великую Реку и, кроме того взыскать с шестаковцев все то, что они не уплатили слобожанам за истекшие три года.

В третьей грамоте говорится, что около 1553 года шестаковцы возбудили новое ходатайство о предоставлении им льготы — права в течение 5 лет платить свои долги без платежа процентов («в истую плату, без росту»), мотивируя свою просьбу тем, что они «охудали и одолжали от казанских воинских людей», то есть, надо полагать, от больших расходов по случаю похода московского правительства на Казань; просимая льгота была шестаковцам предоставлена сроком на 5 лет от 6 января 1553 года по 6 января 1559 года.

Итак, перечисленные три грамоты показывают нам, что не Шестаков древнее Слободского, а наоборот — Слободской древнее Шестакова, и последний устроен лицами, уже участвовавшими в расходах на содержание города Слободского; а также то, что Шестаков основан как город в начале 1540-х годов. Точную дату возникновения города установить невозможно, но некоторый подход к этому установлению можно сделать на основании следующих данных. В 1546 году шестаковцы пишут, что они еще не отсидели своей пятилетней льготы. А в грамоте от 2 марта 1542 года на Вятку правительство Грозного, перечисляя города Хлынов, Слободу, Карино, Котельнич, Орлов, не упоминает Шестакова; очевидно, еще не знает о его существовании. Равным образом Шестаков не упоминается и в грамоте Ивана Грозного, адресованной в Слободской верхний городок 8 февраля 1540 года. Отсюда очевидно, что ни в 1540, ни в 1542 году Шестаков еще не был поставлен. Таким образом, основание города можно относить к промежутку времени между 1542 и 1546 годами.

Из приведенных выше грамот усматривается, что правительство Ивана Грозного, в общем, довольно внимательно относилось к возникшему в отдаленной вятской земле городку. Между прочим, от имени царя были дарованы городу три небольших колокола, которые и были повешены на колокольне Шестаковской соборной церкви. (Колокола эти существовали в Шестакове до 1869 года, когда были перелиты в один большой колокол, находящийся и теперь на шестаковской колокольне. Об этом свидетельствует и надпись на колоколе).

Для каких целей был устроен Шестаков? На этот вопрос в исторических документах не дается ответа. Профессор М. М. Богословский  в своем труде «Земское самоуправление на Русском Севере» говорит, что в Поморье, в состав которого входила прежде и Вятская земля, город — это прежде всего крепость, оборонительный пункт, прикрывавший русское колонизационное движение. Город оказывал защиту от финских племен той части русского населения, которая направлялась в северные леса и болота. Этот общий вывод вполне применим и к городу Шестакову. Последний был расположен в том районе, где проживали представители финского племени — вотяки (удмурты).

К 16 веку, ко времени основания города Шестакова, острота вражды между вотяками и русскими уже значительно сгладилась, но, очевидно, еще не настолько, чтобы новые пришельцы из русских совершенно не чувствовали необходимости в постройке укреплений на случай враждебных нападений. В этих обстоятельствах и нужно искать объяснение возникновения города Шестакова. Они же в достаточной степени разъясняют нам и то, почему укрепления города Шестакова сравнительно плохо поддерживались в 17 веке.

Подобно многим другим городам 15 — 16 веков, Шестаков состоял из двух частей — собственно города или кремля и посада. О кремле некоторые сведения мы можем получить прежде всего путем ознакомления с остатками его, сохранившимися до настоящего времени на месте Шестакова.

Место древнего Шестаковского кремля весной 1925 года было тщательно осмотрено комиссией из четырех лиц: директора Научно-исследовательского института краеведения Б. С. Лукаш, сотрудника института П. Н. Луппова и сотрудников Государственного музея Н. Н. Румянцева и А. Б. Хабакова. Осмотр этот дал возможность точно установить наличность здесь остатков валов и рвов, шедших с юго-восточной стороны бывшего кремля от берега реки Вятки, а также следов древних зданий, находившихся в кремле на берегу реки. Следы эти сохранились благодаря тому, что большая часть площади бывшего кремля не была занята постройками ни в 18 веке, ни в последующее время, лишь в 1765 году здесь была устроена каменная церковь, в конце 19 века недалеко от церкви было устроено школьное здание и в 1925 году недалеко от школы выстроено здание волисполкома. На основании промерки Б. С. Лукаш был составлен план местности. Одновременно художником Н. Н. Румянцевым была сделана попытка воссоздать общий вид наиболее застроенной в 17 веке части Шестаковского кремля.

Как видно из этого плана, кремль города Шестакова был расположен на берегу реки Вятки. Границей его с северной и восточной  сторон была река Вятка, которая здесь именно делает довольно большой изгиб;  с южной и западной сторон город ограничивали два параллельных ряда искусственных валов и рвов, отделявших его от соседней территории. Следы этих валов и рвов сохранились, впрочем, лишь на юго-восточной стороне, в остальной части они уничтожены, благодаря, вероятно, устройству здесь каменной церкви и школы в позднейшее время. Длина кремля от заворота реки Вятки до первого вала равняется 83 саженям; в ширину от восточного берега реки к западной границе кремль тянется на 48 сажен. Таким образом, общая площадь бывшего Шестаковского кремля равняется 4027 квадратных сажен, то есть занимает пространство менее 2 десятин. Часть этой площади — юго-восточная — в настоящее время поросла мелким лесом. Впрочем, здесь нужно заметить, что в 17 веке площадь кремля была несколько больше: часть, прилегающая к реке Вятке как с восточной, так и с северной стороны, к настоящему времени уменьшилась вследствие того, что берег осыпался и, по-видимому, довольно значительно;вследствие этого здания кремля, бывшие в 17 веке, несомненно, довольно далеко от берега, оказались теперь на самом обрыве и даже место церкви оказалось довольно близко к обрыву.

Какие именно здания находились в Шестаковском кремле в 17 веке? Ответ на этот вопрос мы находим в писцовой книге 1629 года. В ней при описании «города», то есть кремля, перечисляются следующие здания: две церкви — одна соборная без трапезы, следовательно, холодная, другая — с трапезой (теплая), затем колокольница, тюрьма, сторожня, две житницы государевы, казенный амбар и 9 нищенских келий.

Теперь перейдем к описанию укреплений кремля. Как мы упоминали выше, в Шестакове сохранились остатки двух валов и рвов, отделявших кремль от соседней территории. Писцовая книга 1629 года дает некоторые сведения об одном (именно ближайшем к кремлю) вале. Из нее видно, что земляной вал тянулся на 200 сажен. На нем были поставлены 2 башни глухих, то есть не проезжих, и в двух местах ворота. В промежутках между башнями и воротами были сооружены «городни», числом до 100. Таким образом, каждая городня была длиной до 2 сажен. Из истории архитектуры мы знаем, что городни — это венчатые срубы из бревен, поставленные один подле другого и наполненные внутри землей или камнями. Сверху они закрывались настилом или мостом из толстых досок или бревен; на этом мосту на столбах укреплялась односкатная или двухскатная крыша. Это был наиболее древний тип рубленых деревянных стен, применявшийся при укреплении древнерусских городов. Неудобства этого типа городского укрепления состояли в том, что, во-первых, боковые части городен, примыкавшие вплотную одна к другой, быстро загнивали, а во-вторых, городни, не связанные одна с другой с течением времени получали различную осадку, вследствие чего уничтожалась общая ровная горизонтальная поверхность стены. Этим затруднялись действия защитников укрепления против нападающих врагов.

Деревянные части укреплений Шестаковского кремля уже плохо поддерживались в 17 веке, о чем можно судить по документам того времени. Дозорная книга воеводы князя Звенигородского от 1615 года отмечает, что город Шестаков «древян, ветх, весь развалился». Через 14 лет в писцовой книге 1629 года говорится, что у города Шестакова «верх погнил и развалился». Затем, во второй половине 17 века, так называемый росписной список князя Прозоровского, вятского воеводы, от 1676 года замечает, что «в Шестакове старое городовое строение все погнило».

На случай нападения врагов Шестаков располагал военными снарядами: в 1629 году в казенном амбаре его хранилось пищаль медная, 15 пищалей затинных и 7 пищалей ручных; кроме того, 170 железных ядер для медной пищали и 2035 для пищалей затинных, до 1 пуда 27 фунтов пороха и 3 пуда 35 фунтов свинца.

В конце 17 века и орудия, и снаряды из Шестакова по случаю смутного времени были перевезены в город Хлынов (Вятку). В упомянутом выше росписном списке князя Прозоровского отмечено, что из Шестакова взяты 2 пищали медных в колодах (без станков), 513 железных ядер и 2 1/4 пуда пороху.

Так постепенно были ликвидированы укрепления Шестакова к концу 17 века. Нет сомнения в том, что они уже не возобновлялись и в позднейшее время, так как, строго говоря, в них уже не было никакой нужды.

Одну из особенностей городского устройства Шестакова составляет то, что совсем не был укреплен его посад; документы 17 века не упоминают о посадских укреплениях, и никаких следов от укрепления не сохранилось к настоящему времени. Таким образом, посад был обычным населенным пунктом. Писцовая книга 1629 года отмечает в нем 1 церковь с колокольницей, 1 двор земский, 1 избу земскую, 1 избу таможенную, 2 двора пушкарских, 1 двор рассыльщика, 5 дворов церковного причта, 20 дворов тяглых самых молодчих людей, 5 дворов бобыльских, 14 нищенских келий — всего 50 дворов. Двор земский предназначался для остановки проезжающих по казенным делам; земская изба являлась своего рода административным учреждением, в котором сосредотачивались дела по заведованию городом и уездом. Таможенная изба занималась сбором торговых пошлин (мыта и явки); пушкари заведовали военной обороной города.

Кроме дворов жилых, книга 1629 года в Шестакове отмечает еще пустых дворов 31 и 1 пустое дворовое место. Если мы из общего числа домов Шестаковского посада исключим 3 дома общественных, 3 двора служилых людей и 5 дворов церковных причетников, то на долю собственно посадского населения останется 39 дворов. Из писцовой книги нельзя не заметить, что эти дворы принадлежали наиболее экономически слабой группе городского населения: «самым молодчим людям, бобылям и нищим». Здесь не упоминается ни о лучших, ни о средних людях, не говоря уже о людях гостиной или суконной сотни. Замечательно, что писцовая книга не упоминает о торговых заведениях в Шестакове: за 1629 год не было отмечено ни одной торговой лавки. Исчезла, очевидно, и та «лавка Сенки Попова», которая в 1615 году платила оброку 5 алтын (15 копеек), как об этом говорится в дозорной книге князя Звенигородского.

Обращает на себя внимание весьма значительное количество в городе Шестакове запустевших дворов. Писцовая книга 1629 года объясняет причины запустения каждого двора. Обобщая приведенные в ней сведения, мы видим, что из общего количества пустых дворов (31) 9 дворов запустели за смертью их владельцев, а 22 — потому, что владельцы их «бежали». Половина бежавших, как оказывается, скрылись в последнем году перед переписью, что, очевидно, свидетельствует о желании их уклониться от регистрации, сопровождавшейся, как известно, наложением тягла на лиц, включенных в писцовую книгу.

Не увеличивается, а наоборот, уменьшается город Шестаков и в последующее время. По генеральной переписи Караулова 1654 года, в Шестакове значилось дворов посадских 27 и церковнических 6. В 1678 году, по переписным книгам Воейкова, в Шестакове насчитывалось: посадских дворов 10, бобыльских 11, нищих келий и изб 12, всего 33 двора.

В 1682 году Шестакову, как и прочим городам Вятской земли, разрешено было московским правительством избрать из своей среды городничего для того, чтобы он чинил расправу посадским и уездным людям ввиду происходящих ссор между этими двумя частями населения Шестаковского уезда.

Как ни мал был город Шестаков по количеству городского населения, но он сделался своего рода уездным центром, то есть к нему была приписана окрестная населенная территория на положении уезда. Впрочем, Шестаков не имел особого воеводы, а управлялся воеводой соседнего города Слободского.

И по территории, и по количеству населения Шестаковский уезд был очень небольшим. Он заключал в себе только 1 стан (Егорьевский), тогда как соседний Слободской уезд имел 5 станов. Население в нем состояло главным образом из государственных крестьян, из которых одни несли тягло, другие платили оброк. В 17 веке здесь появляются и монастырские земли.

И деревни, и починки Шестаковского уезда были весьма небольшие — 1 — 2 двора. При просмотре фамилий домовладельцев, занесенных в писцовую книгу 1629 года, мы можем определить, откуда явились сюда некоторые жители. Среди уездных жителей были Устюжанины, Вологжанины, Вычагжанины, Вилегжанины, Двиняниновы, Костромитины, Галичанины, Корелины, Котельничане, Пермины или Перминовы, — то есть люди, пришедшие частью с севера (с берегов Вычегды, Вилегды, Двины и из Великого Устюга, Вологды), частью с запада (с Костромской и Карельской стороны), частью с востока (из Перми).

С уменьшением населения все более и более падало значение Шестакова и его уезда. Уже в 1692 году Шестаков именуется пригородом города Хлынова. То же наименование мы встречаем и в 1719 году при определении состава Вятской провинции, но уезд Шестаковский все еще продолжает существовать. В 1721 году в Шестакове была учреждена ратуша с бургомистром во главе. После 3-й ревизии (1764), насчитывавшей во всем Шестаковском уезде (вместе с городом) 755 человек, город и уезд были упразднены: город низведен на положение села, причем, ратуша была упразднена, а все деревни уезда приписаны к Слободскому уезду и вместе с селом Шестаковом составили волость Георгиевскую.

Грамотность среди населения бывшего Шестаковского уезда стала распространяться главным образом со времени устройства в Шестакове школы, которое относится к 1838 году. В течение некоторого времени эта школа была единственной во всей Шестаковской округе. Но частное обучение грамоте практиковалось здесь значительно ранее, о чем можно судить хотя бы по подписям жителей Шестакова под архивными документами 19 и даже 18 века.

Как видим, город Шестаков не имел особого торгового или промышленного значения, равным образом было невелико и его административное значение. Важность Шестакова для нас состоит в том, что из городов вятской земли это единственный город, сохранивший, помимо остатков валов и рвов, следы древних деревянных построек; эти следы дают нам некоторое понятие о деревянном строительстве на Вятке в 17 веке. Обстоятельство это приобретает для нас тем большее значение, что в Вятском крае деревянных построек 17 века сохранилось чрезвычайно мало. С другой стороны, малая  застроенность бывшего кремля города Шестакова дает нам возможность составить наглядное представление о размерах этого кремля.

Поэтому, думается нам, современное село Шестаково должно было бы сделаться предметом особого внимания лиц, интересующихся историей края и желающих составить некоторое наглядное представление о древнем городе Вятского края.

 

(В. А. Ситников, Н. И. Перминова и другие «Энциклопедия Земли Вятской» Т 1. Города. Киров. 1994.).

 

 

Село Шестаково, центр Шестаковского сельского округа.

Расстояние до центра района (город Слободской) 25 километров, прежние названия: город Шестаков (утратил статус города в 1764), село Шестаковское, число жителей 1 164 человек (данные январь 2002).

Расположено вверх по течению реки Вятка от Слободского на левом высоком берегу, по трассе Слободской — Нагорск на 25 километре. Шестаково, как и раньше, является обобщающим названием нескольких деревень, входящих в село (Федюнинцы, Елькинцы, Шмели, Катаевцы, Верхний Посад, Шестерики).

Известно, чо как населенный пункт Шестаково впервые упоминается в грамоте царя И, Грозного 1546 года. Опираясь на предание, введенное в научный оборот А, И, Вештомовым, историк В, В, Низов утверждает, что новгородцы, спустившись по реке Летка, основали городок, названный затем Шестаковом, потом ниже по течению Вятки основали город, который по отношению к Шестакову явился слободой (Слободской). Верхний Слободской городок (группа поселений — Шестаков) впервые упоминается в грамоте Шуйского в 1532 году. Археолог Л. Д. Макаров установил, что на месте памятника «Шестаковский Кремль» в 14 веке существовало селище. В, В, Низов показал, что Шестаковский городок «новый» был поставлен в 1542 году на месте «старого» с целью отражения опасности от «казанских воинских людей».

Николаевская церковь, каменная, построена в 1765 году, приход состоял из 72 селений; Благовещенская церковь, каменная, построена в 1776 году, приход состоял из 31 селения.

В 1935 году образован Шестаковский район из части селений Слободского района. На 1 января 1950 года в районе было 17 сельсоветов, 313 сельских населенных пунктов. В 1955 году ликвидирован с передачей территории Белохолуницкому и Слободскому районам.

На шестаковской земле с начала 1930-х годов существует колхоз «Красная Талица», в апреле 1996 года реорганизован в СХПК «Красная Талица», хозяйство объединяет три населенных пункта: село Шестаково (центральная усадьба), деревня Залесье и деревня Фаришонки. Школа основана в ноябре 1837 года как церковно — приходская, в 1845 году создается училище, ныне — средняя школа с интернатом. В селе участковая больница, Дом культуры, библиотеки, почта, отделение сбербанка, пекарня, столовая, магазины, линейный участок связи, Шестаковское лесничество, межколхозлесхоз.

Достопримечательности округа. «Увал» — место, где находился Шестаковский городок, здание Никольской церкви, на Верхнем посаде сохранились развалины Благовещенской церкви (построил А, И, Анфилатов, отец Ксенофонта Анфилатова), здание церковно — приходской школы.

Известные люди округа: род Катаевых, давший несколько известных священнослужителей и писателей; род Анфилатовых; в Шестаково прошли детские годы Почетного гражданина города Кирова В. А. Журавлева, хирурга, профессора; с селом связана жизнь полного кавалера ордена Славы И, А. Пантелеева и В, В, Пушкарева, заслуженного тренера России. В деревне Фаришонки (10 километров до центра округа) родился А, А, Елькин (1913 — 1982), член Союза писателей, жил в городе Тула.

 

(Луппов П. Шестаков // Тр. Вят. НИИ краеведения. Вятка, 1927. Т. 3; Низов В. Древнейшие известия о вятском городе Слободском // Сб. материалов науч.-практ. конф. Слободской, 1995.)

(Энциклопедия Земли Вятской, Том 1, Книга 2, Села, Деревни. 2002 год).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *