Menu

Не погиб командир!

0 Comments

История боевого пути 3-го истребительного авиационного корпуса, в котором я воевал, хранит список летчиков, отличившихся в боях с фашистскими захватчиками. Вот строчки из этого списка:

«Командир звена лейтенант Гаврилин над Крымом сбил семь самолетов противника, награжден дважды. Будучи тяжело раненным, вынужденно совершил посадку на территорию, занятую врагом. Спасен колхозниками».

От того далекого времени остались лишь воспоминания. А этот подвиг должен жить в памяти народной. И я занялся поиском…

Первая встреча состоялась с бывшим командиром 402-го авиаполка Героем Советского Союза А. Е. Рубахиным. Живет он в Воронеже.

— Было это 13 апреля 1944 года, — сказал Анатолий Ермолаевич. — Лейтенант Павел Гаврилин и ведомый младший лейтенант Константин Алексеенко получили задание произвести разведку. При подходе к аэродрому противника летчики заметили, как с взлетной дорожки поднялись два «Мессершмитта-109», а за ними — транспортный самолет «Ю-52». Гаврилин внезапно атаковал «Ю-52» и короткой очередью сбил его. Алексеенко уничтожил одного из «мессершмиттов». Этот бой помог нашим соколам пройти над самым аэродромом, так как зенитчики были лишены возможности из-за находившихся в воздухе своих самолетов вести огонь. Разведчики обнаружили на земле более ста самолетов и засекли расположение зенитных батарей.

Когда советские истребители возвращались, их догнали четыре «фокке-вульфа». Гаврилин сбил одного и при поддержке напарника — второго. Тут они были атакованы двумя «мессершмиттами»…

— Ранен… Иду на вынужденную, — услышал Алексеенко в шлемофон голос ведущего.

— Под нами противник… Тяни на свою территорию, — предупредил по радио Константин.

Павел не ответил, самолет его беспорядочно пошел вниз. «Погиб командир», — доложил мне Алексеенко.

— Но Гаврилин жив! — закончил свой рассказ А. Е. Рубахин. — А вот где сейчас — не знаю.

В пенсионном отделе Министерства обороны мне ответили по телефону: «Герой Советского Союза Павел Федорович Гаврилин проживает в поселке Теплый Стан Московской области».

Еду туда. И вот мы сидим друг против друга. На лице и руках моего собеседника следы ожогов.

— Да, удар «мессера» был неожиданным, — вспоминает Павел Федорович. — Страшная боль обожгла спину. Я стал терять сознание. Как посадил самолет, вылез из кабины и полз от горящего «ЯКа», не помню… Когда стемнело, услышал лай собак. Значит, близко люди. Наши или немцы? В распадке увидел хаты. Добрался до крайней, осторожно постучал. «Кто там?» — спросили из-за двери. «Свой, русский…»

Оказалось, я попал в одно из сел Бахчисарайского района. В хате жили колхозники Гавриил Лазаревич и Александра Ивановна Талаловы.

После войны Павел Гаврилин дважды бывал в Крыму, но никто не смог сказать, куда делась семья Талаловых. Я решил ему помочь.

Разыскал бывших соседей и родственников Талаловых. Сами они проживают в поселке Энем Краснодарского края.

Вскоре поезд мчал меня в Краснодар. Встреча с семьей Талаловых была теплой, взволнованной. Гавриил Лазаревич рассказал, что произошло тем памятным вечером:

— Отворили дверь и ахнули — на ступеньках крыльца лежал человек в шлеме, с пистолетом в руке, окровавленный. Внесли его в избу, раздели, обмыли, перевязали раны. Он почти не приходил в сознание. Куда его спрятать? Кругом фашисты, полицаи шастают. Обнаружат — всем нам конец. «Положим на кровать вместе с ребятами», — предложила жена.

Так и сделали. Всю ночь дежурили. А утром услышали русское «ура!». Советская Армия пришла!

Через день Гавриил Лазаревич с автоматом в руках участвовал в боях. На подступах к Сапун-горе его тяжело ранило. Потом с боями освобождал Венгрию, Чехословакию.

 

А. Журавлев, майор запаса.

Правда, 1968, 15 февраля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *