Menu

Изверги

0 Comments

После того как наш гвардейский полк отбил атаку вражеских танков, немцы устроили для себя перерыв. Мы знали, что этот перерыв будет продолжаться недолго, знали, что фашисты готовятся к новой атаке. Всю ночь мы подносили боеприпасы, улучшали свои окопы.

Рано утром немцы открыли сильный артиллерийский и минометный огонь. Снаряды рвались вокруг меня. Я спрятался на дно щели и продержался там до тех пор, пока не прекратился обстрел. Потом выглянул — не видно ли противника? Перед моими глазами открылась страшная, чудовищная картина.

Около ста женщин, низко склонив головы, медленно шли по направлению к нашим окопам. Некоторые из них были с грудными детьми, другие вели своих ребятишек под руки. Вдруг раздалась пулеметная очередь. Откуда? Только теперь я заметил, что позади этой пестрой толпы движутся немецкие танки. Так вот для чего понадобился гитлеровцам перерыв. Так вот какой подготовкой к бою занимались они всю ночь! Прикрываясь невинными советскими людьми, они решили вплотную подойти к нашим позициям. Коварная, зверская, подлая затея!

Некоторые женщины упали, обливаясь кровью. Раздалась еще одна пулеметная очередь, и новая группа невинных свалилась, подкошенная вражеским огнем. Как видно, другого способа враг не мог найти для того, чтобы подгонять свои жертвы. Вдруг та, которая шла впереди (она и сейчас перед моими глазами в белом платье, с ребенком на руках), обернулась и пошла назад. Остальные женщины сделали то же. Вся толпа молча двигалась навстречу танкам.

Фашисты открыли по мученицам шквальный огонь. Лишь небольшая группа женщин уцелела. Но через минуту и она погибла, раздавленная гусеницами. Наши артиллеристы дали залп. Два танка загорелись. Остальные — их было около тридцати — продолжали двигаться. Сбоку начали стрелять наши бронебойщики. У меня была винтовка, у красноармейца Руденко, который стоял рядом со мной, — автомат. Мы тоже не сдержались и, хотя знали, что наши пули бессильны против фашистской брони, открыли огонь. Сама ненависть руководила нами в эту минуту.

Впереди нас, уступом вправо, располагались метатели гранат и зажигательных бутылок. Танки подошли к ним. Бойцы, высунувшись из окопа, обрушили на врага все, чем они располагали. Из машин повалил черный дым, перемешанный с красными языками пламени. И танки, и наши бойцы — все было окутано дымом.

Прошло некоторое время. Черная туча дыма рассеялась. Три сгоревших танка стояли на месте. Остальные утюжили окопы, в которых располагались наши истребители. Бойцы не покидали своих убежищ. Они знали, что гусеницы не страшны тому, кто закопался в землю.

 

Д. Бирюков, гвардии красноармеец.

Правда, 1942, 28 июля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *