Menu

Из объятий смерти.

0 Comments

Я ехала из Таллина на «Сибири» с полуторагодовалым ребенком. Около пяти часов дня  19 августа, находясь в своей каюте, я услышала сигнал воздушной тревоги, за которым вскоре последовал сильный взрыв. Я схватила на руки ребенка, прижала его к себе. Вдруг раздался новый взрыв. Меня выбросило из каюты в коридор, ударило о стену, и в этот момент вокруг обрушились горящие обломки. Я почувствовала страшную боль в правой руке, в которой держала ребенка, и упала в беспамятстве. Очнулась я через несколько минут от взрыва новой бомбы. Голова сына была вся в крови. Я бросилась в конец коридора, куда еще не подобралось пламя. Сделала это вовремя. Через секунду на том месте, где я очнулась, все уже было завалено горящими бревнами, обгоревшими людьми, провалившимися сверху.

Выскочив на палубу, я увидела, что все уцелевшие от бомбежки лодки уже спущены на воду. Пассажиры метались в страхе и отчаянии, а фашистские негодяи продолжали сбрасывать бомбы, расстреливать нас пулеметным огнем. Ливнем пуль поливали фашисты и первые группы раненых, заполнивших лодки. Я побежала на правый борт корабля. От борта отчаливала переполненная лодка. Меня стали звать вниз. Держа ребенка в левой руке, я спрыгнула в лодку. Не успели мы отвалить от борта «Сибири», как вдруг налетевшая сильная волна перевернула лодку. Все находившиеся в ней оказались в воде. Холодная вода жгла. Сломанная правая рука не действовала. При падении в воду ребенок выскользнул у меня из рук. Я видела, как налетевшая волна подхватила моего несчастного мальчика и отшвырнула далеко в сторону.

Почти пять часов я провела в холодной воде, судорожно ухватившись здоровой рукой за обломок бревна. Затем я обессилела, начались судороги в ногах. В полной темноте, когда я уже теряла сознание, меня спасла команда траулера, посланного на розыски погибающих.

Краснофлотцы буквально вырвали меня из объятий смерти. Они привели меня в чувство, дали сухое платье, оказали первую медицинскую помощь. Неделю пролежала я в кронштадтском госпитале, затем меня перевели в Ленинград.

Я верю, что подлый враг будет разбит и окончательно уничтожен. За слезы и страдания матерей, потерявших своих детей, за слезы сирот, матери которых погибли в холодной пучине Финского залива, врагу будет воздано сполна.

 

Ия Виснапу.

Правда, 1941, 12 сентября.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *