Menu

История города Кирово-Чепецка

0 Comments

Селение в устье реки Чепцы, Никольский погост, возникло в начале 15 века. В 1942 году село Усть-Чепца преобразовано в рабочий поселок Кирово-Чепецкий, с 1955 года — город районного подчинения Кирово-Чепецк, с 1960 года — центр одноименного района. С 1961 года — город областного подчинения.

Расположен в центре области у впадения реки Чепцы в реку Вятку. Расстояние до областного центра по автомобильной дороге — 40 километров.

Население 99,4 тысяч человек, площадь — 46,9 квадратных километров (1993 год).

Невелик официальный возраст города, но в тьму веков уходят корни его родословной, переплетаясь с корнями истории российской.

Первое известие о поселении русских людей на устье Чепцы датируется, согласно историческим документам, 1405 годом. Связано это упоминание с сообщением русских летописей о пленении московским войском княгини Александры — жены суздальского князя Семена, семья которого жила на Волге. Произошло то пленение в устье реки Чепцы, у церкви Николая Чудотворца. От наименования церкви и произошло исходное название поселка — Никольский погост.

Погост — первоначально торговое место, затем место сбора податей. Здесь строилась церковь, появлялось кладбище, образовывалось небольшое селение. Такому определению, судя по древним источникам, и соответствовал Никольский погост в начале своего существования.

Прошли столетия, и селение в устье Чепцы сильно разрослось. Являясь к началу семнадцатого века административным центром огромного Чепецкого стана, погост заметно выделялся среди сельских поселений того времени, по числу дворов превосходя даже такие города Вятской земли, как Котельнич и Орлов. По переписи 1629 года, в нем насчитывалось 55 дворов жилых и 5 дворов пустых. А в 1648 году погост уже имел 86 дворов. Для сравнения — в Котельниче в 1678 году было  43 двора, а в Орлове еще меньше — 22.

Но не только количеством дворов выделялось древнее поселение, славилось оно в стародавние времена и своими храмами. В писцовой книге 1629 года записано: «Стан Чепецкий, по нем погост на устье реки Чепцы, а по погосте церковь теплая с трапезою Рождества Богородицы да предел апостолов Петра и Павла, да церковь Николая Чудотворца холодная, да под колокольнею Георгия Страстотерпца…» Все храмы были деревянные.

Шло время, приходили в негодность старые церкви. И в 1726 году по благословению Вятского епископа было разрешено вместо обветшалой деревянной церкви выстроить новую, каменную; она в 1736 году и была освящена в честь Рождества Богородицы. Позже теплую Богородицкую церковь переименовали в Николаевскую, а главная холодная вместо Николаевской стала Богородицкой. В 1762 — 1763 годах в теплом храме был устроен новый иконостас. В конце 18 века вместо деревянной колокольни появилась каменная. В 1852 году теплая церковь была перестроена и тогда же освященная, стала снова именоваться Рождество-Богородицкой.

Деревянных храмов во второй половине 19 века в селе Усть-Чепецком уже не существовало, зато появилась вторая каменная церковь — Фроло-Лавровская, построенная в 1885 году на приходском кладбище. Ее дальнейшая судьба печальна. В 1935 году церковь была передана «для использования в распоряжение начальника строительства Кирово-Чепецкой ТЭЦ» и разрушена.

Трагическая участь ждала и Богородицкую церковь. По воспоминаниям старожилов, в начале тридцатых годов ее закрыли, а потом сломали: сначала колокольню, а немного позже и сам храм.

Разоренные церкви… Наша боль и наша скорбь. Невероятно  долго шли мы к пониманию того, что рубить корни, связывающие с прошлым, преступно. Отрадно заметить в связи с этим, что все же вятские храмы возрождаются. Вместо погибшей Богородицкой строится в городе Кирово-Чепецке новая церковь — Всехсвятская. Вновь зазвенят над древним устьем Чепцы колокола.

Историческая память… Ее возрождение — не дань моде. Во все времена животрепещуще звучал для вятских людей вопрос о начале их родословной. Но не всегда находился на него верный ответ. Да и сейчас мы не можем убедительно сказать — откуда пришли в устье Чепцы русские поселенцы. И кто они? Новгородские ушкуйники или выходцы из Нижегородского княжества, бежавшие сюда от татарского нашествия? Несомненно одно: стан, основанный русскими при впадении Чепцы, — в ряду древнейших на Вятской земле.

Шли годы, и менялся облик древнего селения. если в писцовых книгах 17 века оно обозначено как «погост на усть Чепцы реки», то в исторических документах следующего столетия записано — «село Усть-Чепецкое». Это официальное наименование, помимо него существовало и обиходное — Усть-Чепца. В 1876 году здесь было 80 дворов, и проживали в селе 660 жителей.

Описывая быт усть-чепецких крестьян, местный священник А. Заворихин писал «Живут между собой согласно, старший в семействе заведует экономикой, ему прочие члены семейства сдают заработанные деньги, при разделе друг друга не обидят; земледелием и ремеслами занимаются рачительно; к церкви очень усердны, школ не чуждаются, отдают детей в школу охотно, только выражают недовольство на то, что из школы изгнаны псалтырь и часослов».

Лицо старинного села, а также характер занятий определялись не только патриархальным укладом жизни его обитателей, но и своеобразием местоположения. Крестьяне Усть-Чепцы не имели пахотной земли и, располагая лишь приусадебными огородами и покосами, испокон веков занимались неземледельческими промыслами.

Богатые рыбой реки Вятка и Чепца благоприятствовали занятию рыболовством, и не случайно искусные рыбаки жили в селе во все времена. Рыбу ловили неводами и самоловами, зимой использовали морды, весной — фитили и ванды.

Помимо занятий рыболовством, мужчины Усть-Чепцы столярничали и занимались слесарным делом. На всю округу славились местные столяры И. Т. и П. И. Толмачевы. Делали они прекрасную мебель. Первый  из названных вообще был универсалом: изготовлял не только комоды и стулья, но и ручные мельницы для приготовления картофельного крахмала.

Большим знатоком слесарного дела слыл среди односельчан крестьянин В. А. Ермаков. На промышленной выставке в Казани за «хорошую работу слесарных изделий» сельский умелец был удостоен похвального листа.

Разумеется, мужчины села умели не только слесарничать и владеть столярным инструментом. Были среди них и опытные шорники, и искусные скорняки, и сапожники. Большой популярностью пользовались отхожие промыслы: например, с наступлением весны большинство мужчин уходило плотничать в соседние губернии.

Женское население села занималось огородничеством. Огурцами торговали в Слободском, из картофеля выделывали крахмал. Когда зародился этот нечасто встречающийся промысел, сказать трудно, известно одно — крахмал в селе производился еще в 18 веке, правда, в небольших количествах. Делали его вручную, с помощью обыкновенной терки. Созданная в 70-е годы 19 столетия местными умельцами ручная мельница сделала труд гораздо более продуктивным. Не случайно село Усть-Чепца стало своеобразным центром крахмального производства. Готовый крахмал сбывался на местные писчебумажные фабрики и дрожжевой завод в Вятке.

Если в изготовлении крахмала иногда участвовали и мужчины, то тканье наконечников для полотенец было занятием исключительно женским. Работали на обыкновенном ткацком станке. Главный секрет состоял в умелом выборе узоров, искусством составления которых чепецкие мастерицы владели безупречно.

Наравне со взрослыми женщинами наконечники ткали и девушки-подростки, и была в производстве операция, выполняли которую исключительно девочки 7 — 10 лет: завязывание узелками бахромы. Только тонкие гибкие детские пальчики могли выполнить подобную филигранную работу.

Изделия сельских мастериц бойко распродавались не только в Вятской губернии, но и на ярмарках в Москве и Киеве, Костроме и Ярославле. Основным же центром сбыта для чепецких ткачих было Поволжье. Продавался товар главным образом через посредниц. Сотня наконечников стоила от 5 до 16 рублей. Торговля шла всегда хорошо.

В отличие от русского населения, инородцы — татары и мордва, башкиры и марийцы — покупали наконечники для украшения головных женских уборов.

Интересно, что прославившие чепецких ткачих занятие зародилось не в самой Усть-Чепце, а в соседнем селе Ильинском. Произошло это в начале 50-х годов 19 века. Первой научилась ткать наконечники дочь местного псаломщика и поделилась секретами мастерства с двумя женщинами из соседних селений. Ткали женщины только для себя, даже не подозревая, что занятие может приносить доход. Но одна чепецкая девушка увидела здесь возможность неплохо заработать. Овладеть искусством для нее оказалось несложно, и очень скоро повезла ткачиха готовые изделия в губернский город Вятку. Там ее ждал невероятный успех….

Но популярный и исключительно выгодный промысел просуществовал недолго. К концу 19 столетия спрос на изделия чепецких ткачих заметно понизился. Появившиеся к тому времени наконечники фабричного изготовления были более дешевыми, что в конечном счете и определило их успех.

В 80-е годы 19 века перестал пользоваться спросом  и чепецкий крахмал. И снова тому причиной — высокие цены. Но все же промысел, кормивший не одно поколение местных жителей, не угас. Мастерицы научились делать из крахмала патоку. После революции существовала даже артель, носившая название «Чепца — картофель».

 

(В. А. Ситников, Н. И. Перминова и другие «Энциклопедия Земли Вятской» Т 1. Города. Киров. 1994.).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *