Menu

Идем на запад

0 Comments

Прошу подредактировать мою статью, так как пишу в походных условиях. Наша часть перешла в наступление 15 декабря. Бойцы, командиры и политработники с порывом рвались в бой. 15 декабря первому выпало счастье броситься в наступление подразделению старшего лейтенанта товарища Теплякова, вперед пошел взвод, которым командует орденоносец товарищ Романов. С этим подразделением шел и наш комиссар товарищ Труяанов. В 9 часов утра в село Новоселки было взято — это первый населенный пункт, который мы освободили. В тот день часть взяла еще два села, а всего мы уже освободили от немецко-фашистской своры 29 сел и деревень.

Порыв большой, много храбрецов проявило себя в боях. Много родилось героев. Все время впереди наш майор (фамилия написана неразборчиво. — Редакция.), сам комиссар, а также капитан Романов, старший лейтенант Тепляков, лейтенант Белоусов, комиссар Клементьев, который вырос от молодого политрука до комиссара. Но и наши бойцы много показали геройства в этих боях. Белозеров, пулеметчик, со своим расчетом задержал врага под деревней К., дал возможность подразделению подойти поближе. И в атаке за деревню еще раз показал его расчет образцы боя. Под деревней Ермилово вышел из строя командир роты, команду на себя принял комсомолец Мугинов, командир взвода. Он поднял роту, ворвались в деревню, захватили там трофей и пленных.

Есть у нас Светобок, комсомолец, снайпер. Он с начала Отечественной войны немало поразил врагов, но кончилась оборона, он свою винтовку сменил, принял команду и подразделение повел в бой за деревню (название написано неразборчиво. — Редакция.). И эта деревня взята, а он сразу после боя принят в кандидаты партии. Наш лихой связист лейтенант Беляев подогнем обеспечил связь в освобожденном селе Н. Можно еще много назвать героев, в этот список скоро придется почти всех записать — так наши бойцы бьют врага.

Проходя весь боевой путь, мы видели население, которое загнано было с детишками, стариками в погреба, блиндажи; они оттуда вылезали и рассказывали нам о зверских пытках, издевательствах врага над мирными жителями, пленными и партизанами. Вот в селе Ильинске мы первой встретили жену партизана Ожегина Ивана Ивановича. Мужа расстреляли. У жены на руках осталось пять детей. Но она нам заявила, что готова взять винтовку и пойти на фронт. Колхозник Кузьма (фамилия написана неразборчиво. — Редакция.) этого же села рассказал, что за неделю до нашего прихода гитлеровцы тут расстреляли 8 человек — Сергея Горелого, Сергея Комарова, Ивана Алексеева, Ивана Кореева, имена и фамилии остальных неизвестны. Кузьма сказал, что колхозники постараются узнать все имена и будут помогать семьям убитых.

В деревне Тимошовой мы встретили старушку Анну Зуевну. Она говорит: «Я всегда знала, что Красная Армия победит. Два моих сокола тоже в Красной Армии, все наши сынки-соколы там — разобьют они Гитлера». Эта старая колхозница попросила у нас газету, она сказала: «Могу теперь даже сутки не кушать, но не могу без последних известий Совинформбюро — в них вся наша жизнь». А вот еще напишу разговор двух женщин, одна Дорожкина, другую не знаю, как зовут:

— Ну как дела, Авдотья? Жива? Ну ничего, не плачь!

— Не плачу я. Вот ищу, может, своего Алексея где увижу. А ты чего плачешь?

— Сама не знаю почему, от радости слезы идут. Меня немцы на мороз вытащили, спрашивали: «Где коммунисты?», а я сказала: «Стреляйте, идолы, ничего вам не скажу…»

И плачут обе женщины, потом обнимают наших красноармейцев, всех подряд. Таких эпизодов можно много написать, но не позволяет время.

 

Катаев Николай Михайлович, Западный фронт.

Правда, 1971, 5 декабря.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *