Menu

Город в дремучей тайге. История города Мураши.

0 Comments

Населенный пункт на месте современного города возник в 1898 году в связи со строительством железной дороги Пермь — Вятка — Котлас. С 1929 года Мураши — центр одноименного района. Статус города получил в 1944 году.

Расположен в северной части области на железной дороге Киров — Котлас, расстояние до областного центра — 117 километров.

Население — 9,4 тысяч человек (1993 год).

В дремучей тайге, богатой зверем и птицей, в глухом краю с могучими елями, с ветвей которых свисает мохнатый мох, среди болот, покрывающихся осенью красным ковром ягод, застучали топоры. Началось строительство железной дороги Вятка — Котлас. В окрестных деревнях пошел слух об «огненном звере». Крестились бабки, предсказывая пришествие антихриста, чесали затылки мужики. А дорога, благодаря усилиям мастеровых, все дальше и дальше продиралась сквозь тайгу.

Было это в 1898 году. В больших городах ревели гудками фабрики и заводы, а здесь, на южной части Северных увалов, на плоско-пологих водоразделах, среди множества лесных рек и ручьев, в небольших деревнях и богатых селах под колокольный звон шла размеренная, у кого-то сытая, а у большинства не очень, жизнь. Волостное управление находилось в селе Белозерье и подчинялось Пинюжанской волости Орловского уезда. В селе была единственная на всю волость школа, а ближайшая больница располагалась в тридцати верстах, в Верходворье.

О чем думали и что загадывали наши прадеды? Наверное, о будущем, о чем-то новом и светлом. И вот предвестником этого нового, в шести километрах от села, на 117-м километре от губернской Вятки начала расти насыпь. Здесь первоначально решили построить станцию. Однако что-то не рассчитали и впоследствии передвинули ее на два километра ближе к Котласу. И хотя место было сырое и болотистое, устроителей это не смутило. Они знали — такая трудность не помеха. Вятский мужик — он привычен, все переможет. А о смысле новой стройки местные жители не задумывались. Пожалуй, только изыскатели да инженеры, поселившиеся в деревне Мураши, знали, что дорога Пермь — Котлас — это кротчайший путь из Сибири к Архангельскому порту, а значит, и к западноевропейским странам, где в большой цене сибирский хлеб и лес. Мужики же поняли одно: нужны их умелые руки. Вскоре их трудом была построена станция, которая, как и приютившая изыскателей деревня, получила название Мураши.

Затеплилась новая жизнь в глухом краю. Все больше и больше народа из деревень приходило на «железку». Было начато строительство оборотного депо, чтобы паровозы, идущие от Опарино, могли заправиться водой и дровами.

И как-то сначала незаметно, а потом все больше заторопилась жизнь. В 1899 — 1990 годах стали расти дома по улице, что носит теперь имя Ленина. Одноэтажные деревянные здания существуют и поныне. Первое учебное заведение появилось в Мурашах в 1904 году; это была двухклассная железнодорожная школа, а напротив нее открылась и поликлиника.

Рос населенный пункт, но самое главное — подрастали дети, на глазах которых уезжали куда-то далеко по железной дороге их земляки, и по этой же «железке» приезжали ученые люди: врач Огородников, жандарм Сюткин, машинисты Расчевских, Синцов, Юхневич, Емельянов олицетворяли новую жизнь. Это были приезжие, интеллигенция. В доме Расчевских -биллиардная, комната для танцев, библиотека. По нынешней улице Карла Маркса, на месте ныне существующего здания народного суда, стояла лавка купца М. В. Малкова. Торговал он продовольственными товарами, позднее построил пекарню. Жизнь в Мурашах текла неспешно, без особых происшествий и, как бы мы сейчас сказали, стрессов, пока не грянула первая русская революция.

1905 год принес в своих глубинах столько человеческих страстей, что мы до сих пор заглядываем в него, выискивая их начала.

Вот о чем пишет в своих воспоминаниях жительница Мурашей А. К. Калабина: «Помню я всеобщую железнодорожную забастовку 1905 года. Мой отец тогда работал сторожем железнодорожных кондукторских бригад, служебное помещений которых находилось рядом с домом служащих транспортного потребительского общества. Мне тогда было лет шесть. Помню шествие рабочих депо с горящими факелами, они пели революционные песни. Возглавляли забастовку доктор Трейтер, начальник станции Жиганов и другие.

Революционно настроенные рабочие, телеграфисты, мелкие служащие собирались у нас, в кондукторско — бригадных комнатах, обсуждали положение дел. Охранка дозналась, что мурашинские железнодорожники поддерживают забастовку. Специальным поездом из Вятки прибыл отряд жандармов. Начались обыски, аресты, допросы. Жандармы ворвались и к нам. Допрашивали моего отца, пытаясь выяснить имена руководителей революционеров. Отец молчал….»

Схлынула революционная волна. Притихли люди. А жизнь набирала скорость. В 1915 году культурно-просветительное общество собрало с населения деньги на приобретение помещения для школы. Вскоре она была открыта, получив статус начального училища. Таким же путем была создана библиотека с несколькими десятками книг. Съезжавшиеся из деревень крестьяне обустраивались, ставили дома, обзаводились хозяйством, а работу давала железная дорога. И вот там, в депо, в кондукторских бригадах, на разных участках, где был нелегок труд, вновь что-то закипело. Молодежь читала запрещенные книги.

Февраль 1917-го всколыхнул красные полотнища. Забурлила жизнь, тесно стало в старом русле. Обратимся к воспоминаниям А. К. Калабиной: 

«В феврале мой брат Вася все свободное время пропадал на телеграфе, они с друзьями ловили информацию о событиях, происходящих в Петрограде. Однажды он прибежал домой и говорит: «Мама, царя свергли!» В тот бурный год мне запомнилось собрание. Голосовали за списки большевиков, во главе с Лениным, и меньшевиков. На стороне меньшевиков было начальство: помощник начальника депо Машаров, знатные машинисты. Возглавлял  меньшевистскую группу некто Серебрин. Собравшиеся разделились. Кто за большевиков — встали на левую сторону, кто за меньшевиков — на правую. Победили большевики. Рабочие разоружили пристава, сорвали вывеску с его дома».

Так пришла советская власть в Мураши, так начиналась новая эпоха.

Много замечательных людей выросло в городе, их помнят, ими гордятся. А о человеке, который в числе первых в стране в 1936 году получил звание Героя Труда, как-то забыли. Но благодаря краеведческим «раскопкам» Е. С. Дорофеева, энтузиаста своего дела, мы теперь знаем, что в городе жил и работал в паровозном депо Константин Васильевич Рычков. Поныне живет в отцовском доме его дочь. Она-то и предоставила краеведам интересные документы. В частности, вот Грамота ВЦИК, которая подтверждает факт присвоения Рычкову высокого звания:

«Президиум Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, отмечая Вашу выдающуюся и исключительно полезную деятельность в социалистическом строительстве, выразившуюся в энергичной борьбе на основе методов соцсоревнования и ударничества за лучшее депо и паровозный парк, путем личной образцовой работы, обучения рабочих по ремонту паровозов и машинистов и целого ряда рационализаторских и изобретательских предложений, давших большой экономический эффект в ремонте паровозов, награждает Вас званием Героя Труда».

К. В. Рычков также одним из первых в Горьковском крае был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В 1989 году во время празднования Дня города состоялось торжественное открытие мемориальной доски в честь знатного мурашинца, Героя Труда. Укреплена она на здании нового вокзала.

В 1925 году пристанционный поселок преобразуется в рабочий поселок Мураши. Вокруг него стоял сплошной лес. «Бывало, выглянешь ночью из избы, — вспоминает местная жительница М. В. Белозерова, — темно, страшно. Только слышно, как волки завывают. А вокруг сплошной черной стеной надвигается на тебя и давит тайга. Так и кажется: когда-нибудь сдвинутся эти гигантские стены и сотрут с лица земли жалкое людское селеньице».

Но не тут-то было. Наши отцы строили свой новый мир, веря, что тот, кто был ничем, тот станет всем. По переписи 1926 года, население поселка составляло 1736 человек. В 1929 году он становится центром одноименного района. С этого времени создаются различные организации: Мурашинский леспромхоз, районная типография, маслозавод, хлебозавод. Открывается Мурашинское отделение железной дороги. Создается сеть социально-культурных учреждений: железнодорожная амбулатория, клуб, восьмилетняя школа, районный Дом культуры, телефонная станция на 30 номеров, Белозерская больница.

Перепись 1939 года зарегистрировала в поселке 7538 человек. За 15 лет население выросло в 4,3 раза. На десятой сессии Мурашинского поселкового Совета депутатов трудящихся 11 марта 1941 года обсуждался вопрос о переводе поселка Мураши из категории рабочего поселка в город; вопрос был внесен железнодорожниками на торжественном заседании 8 марта. На сессии было два предложения по наименованию города — Крупск и Маяковск, в честь знаменитых людей прошлого. Сессия решила ходатайствовать перед Москвой о присвоении городу названия Маяковск.

Но началась Великая Отечественная война, и стало не до названия. Мурашинцы, как и все, кто оставался в тылу, основной задачей считали помощь фронту. Бесперебойно работала железная дорога, ударными темпами шли лесозаготовки. Жители поселка собирали теплую одежду, женщины вязали носки, рукавицы, отсылая все это на фронт. В фонд обороны собирались облигации, деньги.

В поселке в пяти корпусах разместился госпиталь, и исполком на своем заседании 6 февраля 1942 года решил взять шефство над ним. В том, что выжили многие бойцы, есть немалая доля заслуг депутатов-женщин: М. И. Белозеровой, Е. В. Зубовой, М. П. Рычковой, М. Р. Шубиной, Л. И. Ивановой, А. К. Анисимовой и десятка других жительниц Мурашей. Они в тылу, а их мужья и сыновья на фронте приближали победу.

В годы Великой Отечественной войны в связи с притоком эвакуированных население поселка достигло 16 тысяч человек. 17 апреля 1944 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР рабочий поселок Мураши преобразован в город районного подчинения с сохранением за ним прежнего наименования.

 

(В. А. Ситников, Н. И. Перминова и другие «Энциклопедия Земли Вятской» Т 1. Города. Киров. 1994.).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *