Архив категорий Свечинский район

Автор:admin

Николай Александрович Мусинов — мастер спорта СССР по офицерскому многоборью (1975 год).

Николай Александрович Мусинов родился 1 января 1953 года в деревне Бороздино Круглыжского сельского совета. В 1970 году, окончив Круглыжскую среднюю школу, поступил в Ленинградское краснознаменное высшее военное училище железнодорожных войск и военных сообщений, после которого служил на разных ответственных должностях в железнодорожных войсках Министерства обороны СССР, РСФСР. На последнем месте службы был заместителем начальника по военным сообщениям Горьковской железной дороги.

После увольнения в запас в 1998 году трудился главным государственным инспектором Госпожтехнадзора по Нижегородской области.

То, что Николай Мусинов стал одним из первых в истории района мастером спорта СССР, вполне закономерно. В период учебы в Круглыжской средней школе он увлекался многими видами спорта: стрельбой, лыжными гонками, зимним полиатлоном, легкой атлетикой, спортивной гимнастикой, плаванием, волейболом — и во всех был в числе лидеров. Но особенно ему нравилось многоборье. В частности, в зимнем полиатлоне ему не было равных не только в Круглыжской школе, но и в Свечинском районе. В феврале 1970 года он уверенно с большим преимуществом выиграл первенство района среди учащихся, а команда многоборцев Круглыжской средней школы стала победительницей районного первенства в командных соревнованиях. Следует отметить, что Николай сочетал хорошую и отличную учебу и успешные занятия спортом.

Будучи курсантом военного училища, он продолжал занятия спортом на более высоком уровне. Здесь спортивная закалка и навыки, полученные в школе, очень пригодились, и результаты быстро и стабильно пошли вверх: наш земляк был победителем и призером различных соревнований, ему присвоен первый разряд по нескольким видам спорта. Высшее военное училище лейтенант Мусинов окончил, имея звание кандидата в мастера спорта по офицерскому многоборью.

Напряженная служба, как и учеба, не помешала активным занятиям спортом. Спустя несколько месяцев, в феврале 1975 года, выступая на первенстве железнодорожных войск страны, занял второе место и выполнил норматив мастера спорта СССР по офицерскому многоборью (плавание 100 метров, спортивная гимнастика, пулевая стрельба, кросс 3000 метров). В возрасте 22 лет он стал третьим свечинцем в истории нашего района, удостоенным этого высокого спортивного звания.

Впоследствии Николай Мусинов в течение длительного времени успешно выступал на многих крупных армейских соревнованиях по офицерскому многоборью: первенствах железнодорожных войск, военных округов, где ему пришлось служить, а также первенствах Вооруженных сил страны, где занимал высокие места.

В настоящее время Николай Александрович Мусинов живет в Нижнем Новгороде и продолжает поддерживать хорошую спортивную форму. Не теряет связь и с родной Круглыжской школой, где сделал первые успешные шаги в спорте.

 

Э. Кулаков.

Свеча, № 52, от 17 июля 2020 года.

Автор:admin

Петр Степанович Краев (Сам себе хозяин).

Петр Степанович Краев из села Круглыжи в свои 84 года ведет здоровый образ жизни и имеет прекрасную физическую форму. Много времени проводит на свежем воздухе: летом — в огороде и лесу, зимой — на лыжне, ежедневно проходя по шесть — семь, а иногда и десять километров.

Живет мужчина один в аккуратном домике на берегу реки Быстрой. Десять лет назад умерла супруга, и все хлопоты по хозяйству легли на его плечи, но он не опустил руки: дом и приусадебный участок с небольшим цветником и внушительным огородом находятся в образцовом порядке.

На крутом берегу реки поставлена банька, а от нее сделан удобный спуск к воде. Здесь хозяин полощет белье и купается после жаркой парной в прохладной, бодрящей воде. Место уединенное и очень красивое, что нравится не только Петру Степановичу, но и детям, которые в отпуске приезжают к отцу и вдоволь купаются, наслаждаясь царящими вокруг тишиной и покоем.

Большую часть жизни Петр Степанович провел на севере, где работал механиком на комплексном сборном пункте (КСП) одного из нефтяных месторождений, потом командиром скоростного теплохода «Ракета». Выйдя на заслуженный отдых, переехал в Круглыжи — почти родные места (родом он из деревни Власовцы Рижского сельского совета).

После окончания Круглыжской средней школы молодой человек даже и не думал, что жизнь «занесет» его на север нашей страны. Он, как и большинство ровесников, в то время мечтал о военной карьере и хотел стать моряком. Пробовал поступать в Рижское военно-морское училище, не успел — набор уже закончился. Там ему предложили поехать в Ленинград в Высшее военно-морское училище подводного плавания. Так и сделал: прошел комиссию и стал ждать вступительных экзаменов. Пока ждал, поступать передумал — отговорили курсанты, пугая нелегкой службой подводников, по полгода находящихся в плавании. Взвесив все «за» и «против», решил, что такая служба его не привлекает, намеренно сделал во вступительном сочинении много ошибок и не прошел по конкурсу. Вернувшись домой, отправился на лесозаготовки в Оричевский район, а через год — в армию.

Срочную службу Петр Степанович нес в Польше в авиации в должности механика самолета МИГ-17, а после демобилизации поступил в Кировский сельскохозяйственный институт, откуда вышел дипломированным инженером.

Первым местом работы стало управление сельского хозяйства в поселке Ленинское, где трудился инженером по технике безопасности. Потом молодого специалиста начали продвигать по партийной линии — работал парторгом в колхозе «Память Ильича», директором совхоза в Ацвеже. Руководящие должности были ему не по душе. Друг позвал в ПМК по механизации животноводческих ферм в Котельниче, и он согласился. К этому времени мужчина обзавелся семьей, вместе с женой Лидой и сыном Вадимом он уехал на новое место жительства. Но и в Котельниче долго не задержался, увидел как-то объявление в газете, что на север требуются инженеры-механики, во время отпуска «рванул» на поиски работы. И нашел. Сразу перевез семью уже с двумя детьми.

Нижневартовск, куда приехали Краевы, в 70-е годы только начинался строиться и больше напоминал небольшой поселок с двухэтажными деревянными домами. Местный климат показался мужчине не таким уж суровым, несмотря на короткое лето и морозную зиму с температурой воздуха, доходящей местами до минус 50 градусов по Цельсию. Здесь семья осела на 19 лет, тут выросли дети, а теперь живут и внуки. Кстати, внук Никита сейчас работает на том же КСП, где трудился дед.

Должность механика хозрасчетной бригады мужчине нравилась, было интересно заниматься обустройством месторождений, параллельно осваивать новые профессии: крановщика, экскаваторщика, бульдозериста. Даже за рулем трубоукладчика довелось трудиться.

Работа находилась за городом, и ежедневно на протяжении многих лет приходилось рано вставать, чтобы успеть к началу рабочего дня. С годами стала накапливаться усталость, и Петр Степанович нашел другую, менее хлопотную должность — перешел судоводителем на «Ракету». Супруга трудилась поваром на этом же судне, так и работали вместе до самого выхода на пенсию.

Теплоход принадлежал речному пароходству, большую часть времени стоял у причала. Ходили в основном только по выходным дням, вывозя на отдых начальника треста. Раз в неделю Петр Степанович развозил по сенокосным участкам продукты для работников, которые занимались заготовкой кормов для нижневартовского совхоза.

Сезон навигации открывался весной, а в зимний период наступало время отпусков, которое мужчина проводил в Круглыжах, где они с супругой решили построить дом. Для этих целей купили трактор, на котором из леса перевозил заготовленные бревна для будущего сруба.

Краевы вышли на пенсию, оставили квартиру в городе старшему сыну и переехали в село обустраивать свое новое жилье. Дом получился большой, рядом поставили баню, двор, где держали поросят и телят. Все бы хорошо, да вот не нравилось им месторасположение, и они решили построить другой дом — в Первомайцах. Вновь закипела работа: ремонт, постройка, возделывание земли… А этот дом приглянулся москвичам, отдыхающим здесь, они уговорили хозяев продать его. Краевы вновь вернулись в Круглыжи и занялись ремонтом дома, в котором сейчас и живет Петр Степанович. До сих пор в нем осталось так, как было заведено при жизни супруги.

Мужчина признается, что одному, конечно, невесело, особенно зимой, когда дел по хозяйству становится значительно меньше. А вот летом скучать некогда, сейчас настала пора убирать выращенный урожай.

— Лук обрезал, теперь надо картошку копать, — делится он, — и помидоры прибирать пора — десять ведер наросло.

 

Наталья Кудреватых.

Свеча, № 65, от 1 сентября 2020 года.

Автор:admin

Василий Николаевич и Ираида Петровна Скурихины (Помогая друг другу).

Людей, проживших 50 лет вместе в любви и согласии, можно считать самыми счастливыми, а золотую свадьбу — знаменательной датой в жизни семьи. Так считают супруги Василий Николаевич и Ираида Петровна Скурихины из села Круглыжи, которые в мае отметили эту дату.

Как и 50 лет назад, гости, поднимая бокалы за юбиляров, дружно кричали: «Горько!». И снова виновники торжества, как и в мае 1964 года, чувствовали себя самыми счастливыми, и перед ними пролетела вся их жизнь.

А вспомнить есть что. В 1963 году в колхоз «Красный Октябрь» приехали молодые специалисты: агроном Василий Николаевич, за плечами которого были служба в армии, несколько лет работы на производстве и три курса Кировского сельскохозяйственного института, и зоотехник, выпускница Яранского сельскохозяйственного техникума Ираида Петровна.

— Нас свела совместная производственная и общественная работы, — вспоминают юбиляры. — 18 мая 1964 года расписались в сельсовете и сыграли (если судить по нынешним временам) скромную, но веселую свадьбу.

Супруги Скурихины 17 лет отработали в колхозе «Красный Октябрь». Он — главным агрономом, она — зоотехником.

— В первое время приходилось нелегко, — вспоминает Василий Николаевич. — В колхозе было 6 бригад. Сушильно-сортировального хозяйства, кроме веялок, которые крутили с помощью конного привода, а то и руками, — никакого.

С 1972 года организовали механизированные звенья, с созданием которых значительно изменилось отношение людей к делу. Уже не надо было никого подгонять, постоянно следить за качеством обработки почвы. Но с расширением количества сортов зерновых, особенно новых перспективных, прибавилось работы на зернотоке. Нужен был глаз да глаз, чтобы не смешать их, в оптимальном режиме высушить и отсортировать. Иногда приходилось находиться на току до часу ночи. Несмотря на трудности, результаты работы доставляли  моральное удовлетворение. С созданием звеньев в течение двух-трех лет урожайность зерновых увеличили с 8 — 9 до 20 — 22 центнеров с гектара, а валовой сбор довели до 30 тысяч центнеров. В те годы колхоз «Красный Октябрь» план по продаже хлеба государству перевыполнял в три раза. Не оказался незаменимым и труд агронома: Василий Николаевич Скурихин был награжден высокой государственной наградой — орденом «Знака Почета».

Кроме основной работы, Василий Николаевич в течение 14 лет возглавлял партийную организацию колхоза «Красный Октябрь», так что передышки у него не было и в зимнее время. Все хозяйство и дети находились под присмотром Ираиды Петровны. Заботливая жена и за мужем успевала следить: горячие обеды и ужины на ток приносила.

В конце 1979 года Скурихины переехали в Круглыжи.

— Мы и раньше бывали в Круглыжах — соседи все же, — продолжила разговор Ираида Петровна, — но одно дело — бывать, совсем другое — переезжать на постоянное жительство. Мне сразу же вспомнилась моя родина в Яранском районе, ведь я родилась и выросла тоже на берегу реки. Здесь и воздух совсем другой и дышится легче!

Василия Николаевича назначили главным агрономом, а меня — зоотехником на комплекс по направленному выращиванию нетелей, куда свозили телочек со всего района. Работать на комплексе было нелегко. Кроме зоотехнических и ветеринарных, нужно было одновременно решать организационные вопросы, поддерживать постоянную связь со всеми хозяйствами района.

— И мне было нелегко оставаться на новом месте, — продолжил разговор Василий Николаевич, — и главная трудность — непривычная для меня разбросанность хозяйства: его протяженность составляла свыше 25 километров!

Супруги Скурихины уже около 20 лет находятся на пенсии. Но не сидят без дела: они активно участвуют в работе ветеранской организации, посещают ветеранский клуб «Собеседник» при сельской библиотеке, а Ираида Петровна, кроме того, — кружок рукоделия. Ее оригинальные изделия — это настоящие произведения искусства. Она прекрасно освоила шитье, вязание, макраме, оригами, бисероплетение.

У Скурихиных один из лучших в районе сад, огород и цветники. Диву даешься, как у них на все хватает времени. Они гордятся своими внуком и внучкой и двумя правнуками, которые каждое лето приезжают в гости. А бабушка с дедушкой стараются передать им свою любовь к земле.

 

Эдуард Кулаков.

Свеча, № 69, от 10 июня 2014 года.

Автор:admin

Августа Андреевна Старикова (Мы первыми завершили ликвидацию неграмотности).

Августу Андреевну Старикову можно с полным основанием считать живой историей нашей страны. Ее удивительно емкая и цепкая память хранит все до деталей: жизнь вятской деревни при единоличных хозяйствах, коллективизацию, культурную революцию, неимоверно тяжелое время Великой Отечественной войны и первые послевоенные годы, становление нашей страны, ее подъем и распад Советского Союза…

Ее родная деревня Мулы, что расположена в трех километрах от села Круглыжи, является самой старой на территории нашего района. Жили здесь люди крепкие, основательные — настоящие хозяева своей земли.

— Мой дед, Максим Архипович, — вспоминает Августа Андреевна, — очень любил лошадей и знал в них толк. Он держал ямщину и возил документы из волости в Котельнич. А отец Андрей Максимович был заядлым рыбаком. В те времена в нашей реке даже крупный сазан водился. В деревне была сильна община: всегда помогали друг другу в проведении сельхозработ и строительстве. Строились основательно, используя для этого вековую кондовую сосну. На строительство отцовского дома ее заготовляли в лелековском лесу. Дом был построен около сотни лет назад, но стоит до сих пор, и даже стопа не покосилась.

Коллективизация в нашей деревне прошла довольно организованно, видимо, потому, что до этого было создано товарищество по совместной обработке земли, и люди привыкли работать коллективно. Вступая в товарищество, каждое хозяйство вносило определенный взнос, поэтому люди коллективное имущество считали своим и бережно к нему относились. Первые председатели колхоза были малограмотными, но хозяйственными и ответственными, а поэтому наш колхоз «Правда» быстро вышел в число передовых в районе. Помню, как в Круглыжскую МТС начали поступать первые трактора.

В 1936 году в Чемодановых в бывшем купеческом доме была открыта первая в нашем районе школа крестьянской молодежи. Мы, школьники, принимали активное участие в ее подготовке: ходили по деревням и собирали льносемя, чтобы из него получить масло для покраски классов, а потом сами красили полы, лестницы. Будучи старшеклассницей, пришлось заниматься ликвидацией неграмотности. Все учителя и старшеклассники были распределены по деревням. Не оставались в стороне от этой работы и учащиеся младшего и среднего звена. Пока мамы занимались азбукой, они нянчились с маленькими ребятами. Руководил этой ответственной работой молодой учитель, а впоследствии мой муж Алексей Семенович Стариков. Наш Круглыжский сельсовет первым в стране завершил ликвидацию неграмотности, о чем в 1938 году писала газета «Правда», а Алексей Семенович по этому поводу принимал участие во Всесоюзном совещании в Москве.

Тридцатые годы были одними из наиболее созидательных в истории нашей страны. Но мирный труд людей прервала война. Мужа, офицера запаса, призвали на фронт в первые же месяцы войны, и остались мы вдвоем с малолетней дочерью. Меня направили на работу  в райком комсомола, сначала в качестве управделами, а потом завотделом по работе с пионерами. Великая Отечественная война продолжалась четыре года, а гвардии капитану Старикову пришлось служить и воевать около семи лет: после окончания войны их часть направили на борьбу с бандеровцами. Примерно год мы жили с мужем под Ровно. Потом вернулись в свой район. Сначала поселились в Октябрьском, где Алексей Семенович работал директором школы, а в 1953 году переехали в Круглыжи.

Здесь более 17 лет пришлось работать секретарем сельсовета. Сравнивая те времена с сегодняшним днем, могу сказать, что тогда работали все: работники сельсовета, руководители, депутаты, агитаторы, не было такой безответственности. Наш сельский совет был в числе лучших по большинству направлений работы не только в Свечинском, но и Шабалинском, Котельничском районах.

Выйдя на пенсию, Августа Андреевна продолжала вести активный образ жизни, принимала участие в работе совета ветеранов, женсовета. При подготовке и проведении различных мероприятий к ней обращаются за сведениями или советом. Три года назад она переехала в Свечу, но и в настоящее время Августа Андреевна в курсе всей круглыжской жизни.

Есть у нее увлечения: огородничество и цветоводство. Она начала выписывать сортовые семена и саженцы цветов еще в шестидесятые годы и всегда щедро делилась новыми сортами со своими соседями.

И сейчас она душой находится в родном селе и с земляками.

 

Эдуард Кулаков.

Свеча, № 5, от 14 января 2014 года.

Автор:admin

Илья Сергеевич Каргапольцев (Крепкие дома прораба Каргапольцева).

Котельнич, Свеча, Шабалино, Буй, Поназырево, Николо-Полома… Проезжая мимо этих станций по железной дороге, Илья Сергеевич Каргапольцев видит из окна вагона здания и жилые дома, построенные его руками. Уроженец деревни Каргапольцы Шмелевского сельсовета, сейчас он является жителем поселка Ленинское, но родные места не забывает.

В 1932 году умер отец, когда Илье было всего три года, он — младший из четверых братьев, а через четыре месяца родилась еще сестренка. Как трудно им приходилось в эти годы, Илья Сергеевич и сегодня вспоминает с болью: «Жили мы очень бедно, чтобы не умереть с голоду, вынуждены были просить милостыню. Когда я пошел в школу, моя рабочая неделя распределялась следующим образом: два дня я сбирал, четыре — учился, в это время питался тем, что насобираю». Так прошло три года, из-за нерегулярного посещения школы мальчику не выдали свидетельство о начальном образовании. А затем грянула война, и он 12-летним подростком встал за плуг.

По повестке военкомата в 1947 году Илья был направлен на обучение в город Богословск Свердловской области, где, получив в школе ФЗО профессию плотника, четыре года в трудармии работал на стройках Урала.

Вернувшись домой, он окончил годичную школу десятников строителей и устроился на работу в Котельничское СМУ «Уралзаготстрой». Первый камень элеватора в Котельниче был заложен бригадой десятника Каргапольцева в 1953 году. А через год он уже стал прорабом в «Учдорстрой — 3» Северной железной дороги. Пока Илья Сергеевич руководил бригадой строителей, все 11 лет они были на первом месте по Ярославскому управлению Северной железной дороги. За это десятилетие немало построили. Только у нас в поселке благодаря им появилась часть улицы Октябрьской — это многоквартирные дома № 28, 30, 32, 36, дом № 1 на улице Карла Маркса, детский сад «Теремок» (сдан в 1962 году), лаборатория в училище механизации (1962 год), старое здание районной бани и другие.

— Мы работали круглый год, — рассказывает Илья Сергеевич, — фундамент всегда закладывали зимой. Для этого на том месте, где строим дом, сначала ставили тепляк (деревянный сарай). В центре его выкладывали печь с котлом для нагрева воды, от которого отходили две трубы для разогрева песка и щебня. Кроме того, земля прогревалась, и можно было спокойно рыть котлован для фундамента на глубину непромерзания земли.

По утверждению прораба, фундамент, залитый таким образом, очень крепкий и не дает трещин десятилетиями. А весной начинали ставить стены и выполняли все отделочные работы.

Несмотря на то что бригада Каргапольцева состояла из людей, недавно освободившихся из мест лишения свободы, следовательно, контингент подбирался весьма колоритный, работали они на совесть. Комиссия по Госприемке, какая бы она строгая и придирчивая ни была, всегда принимала их объекты без замечаний.

Зачастую Илья Сергеевич наравне со своими подчиненными выполнял строительные работы. Однажды председатель райисполкома пришел на стройку и нашел прораба в водопроводной траншее, где тот соединял трубы. Так как воды для паровозов не хватало, им было поручено провести более четырех километров водопровода от водокачки, что находилась за железнодорожным переездом, к водонапорной башне на улице Культуры.

— Труд строителя всегда был тяжелый, а в то время мы многое делали вручную, — делился Илья Сергеевич. — Из техники только грузовая машина и небольшой кран «Пионер», который устанавливался на тележке. На строительные леса я переносил его на себе, и уже потом поднимали им грузы. На машине мы возили камень со шмелевских полей, где его в избытке. А еще была у нас старая лошадка, она по болотине возила стройматериалы со склада топлива. Вот и вся механизация, которая помогала нам возводить дома и здания.

Параллельно Илья Сергеевич получал образование: окончил Шарьинскую вечернюю школу, затем — строительный техникум в Буе, где многим смог сам поделиться со своими преподавателями, ведь все секреты профессии постигал на практике.

В 1964 году И. С. Каргапольцева назначили главным инженером-строителем управления сельского хозяйства Шабалинского района. В то время наш район еще находился в составе Шабалинского, поэтому на свечинской земле — в Шмелево, Успенском, Ацвеже — появились сельхозобъекты, построенные под его началом.

Последнее большое детище Ильи Сергеевича — школа в селе Новотроицком Шабалинского района, ее он сдал в 1984 году и в 55 лет вышел на заслуженный отдых, так как строительный сезон у него продолжался круглый год. Но и на пенсии неугомонный Илья Сергеевич не сидел сложа руки, подрабатывал, где мог — строил.

Вот уже шесть лет, как он один, дети не забывают отца, сын Геннадий и дочь Альбина живут тут же, в Ленинском. И хотя в этом году Илье Сергеевичу исполнилось 85 лет, он не лежит на диванчике: любит заниматься огородничеством, в грядках у него такой порядок, а урожай так богат, что позавидует любая хорошая хозяйка.

 

Елена Демина.

Свеча, № 97, от 12 августа 2014 года.

Автор:admin

Капитолина Ивановна Молодцова (Нас с малолетства приучали к работе).

Ветеран труда из села Круглыжи Капитолина Ивановна Молодцова прожила нелегкую, но насыщенную жизнь. Не имея возможности получить в общеобразовательной школе среднее образование (время было трудное — шла война), она 14-летней девочкой пошла работать. Но учебу не бросила, продолжила ее уже после войны в Круглыжской вечерней школе, а потом заочно окончила Кировский кооперативный техникум. Долгое время работала бухгалтером крупного (свыше 20 магазинов, 2 пекарни, 2 столовые и несколько приемных пунктов заготконторы) Круглыжского сельпо. А в последние годы возглавляла одно из лучших в районе Круглыжское РТП Свечинского райпо. Награждена множеством ведомственных и других наград, в том числе знаком «Отличник потребительской кооперации» и юбилейным знаком «175 лет потребительской кооперации России».

Капитолина Ивановна рассказывает:

— В нашей многодетной семье было шестеро детей, и все получили специальное образование. Всем, чего добились в жизни, мы обязаны своим родителям и благодарны им за это, прежде всего отцу Ивану Константиновичу Парфенову. Он родился в 1896 году в деревне Одеговы Круглыжской волости и был старшим в крестьянской семье. В то время в нашей местности одной землей было практически не прожить, поэтому с детских лет будущих хозяев семей старались научить какому-то ремеслу. Мой дед Константин Парамонович был хорошим портным и передал свое мастерство старшему сыну Ивану, моему отцу. Они вместе ездили по деревням Круглыжской и соседних волостей с ножной швейной машиной «Зингер» и шили одежду. Иван женился на Агафье Ипполитовне из соседней деревни. Венчались в Круглыжской церкви. Но их мирная жизнь продолжалась недолго — в гражданскую его призвали на фронт.

В 20-м году отец вернулся домой, началась мирная жизнь. Один за другим появлялись и росли дети: Нина, Тамара, Капитолина, Ира, Юля, Александр. Тогда жили еще единоличным хозяйством, и родителям приходилось на своей полосе трудиться от зари до зари. Да и скота немало было. Работали хорошо — и жили справно. В период коллективизации я была еще мала, но это время помню. Наша семья одной из первых вступила в колхоз, который назвали 1 Мая, и отца Ивана Константиновича, как человека, грамотного и уважаемого, избрали его первым председателем. Перед войной наш колхоз был одним из лучших в районе. Сеяли много зерновых, выращивали картофель, лен. Держали коров, свиней, овец. За высокие показатели в производстве и продаже государству сельскохозяйственной продукции папа стал участником ВДНХ, что в те времена было большой редкостью. Мама работала на овчарне и также имела множество районных наград. Нас, детей, с малолетства приучали к работе в колхозе: мы заготовляли корма, жали серпами, теребили лен, пасли скот и тому подобное. Да и свое домашнее хозяйство было немаленькое. Так что, несмотря на то, что семья была многодетной, жили неплохо. По-моему, довоенное время было самым счастливым в моей жизни.

Страшную весть о войне в деревню принес нарочный из сельского совета и зачитал тех, кто в этот же день должен явиться в военкомат. Слезы, крик, быстрые сборы, запряженные подводы, и защитников Родины из деревень Пронино, Скурихины, Тихоновщина, Шляпники, Одеговы увезли в Свечу. В этот же день ушел и наш отец. Новобранцев отправили в Вишкиль обучаться военному делу, а потом на фронт. Писем от отца не было около года, и только летом 1942 года пришло письмо из города Ногинска, в котором он сообщал, что его тяжело ранило в ногу и он лежит в госпитале.

Без отца семья полной чашей хлебнула нужды, особенно когда продали кормилицу-корову. С осени выручали картофель и овощи, а весной пекли лепешки из мороженного картофеля, немного добавив туда мучки, ели песты, сивериху с сосен и елей, а потом всякую траву. Летом выручали лес и река. О вкусе нормального ржаного хлеба забыли. Но, даже будучи голодными, женщины, старики и дети все сезонные работы выполняли вовремя.

Осенью 1942 года отец вернулся домой. Нога еще болела, и он довольно сильно хромал. Райком партии и райисполком попросили его организовать в Круглыжах швейную мастерскую, чтобы шить одежду для фронта. Выделили помещение, оборудовали его, подобрали мастеров — и дело пошло. Через некоторое время отца избрали председателем колхоза «Венера» в соседней деревне Пчелины, где он и работал до укрупнения хозяйств. С этого времени жить стало чуть легче, так как отцу дали хлебную карточку. В 1947 году карточки отменили, в городах у рабочих появился коммерческий хлеб. Помню, как за ним ездила в Котельнич на подножке товарного поезда, а от своей деревни и до Свечи (около 40 километров), и обратно шла пешком с котомкой за плечами. И все это за один выходной день. Дисциплина в то время была еще военная, и за прогулы даже судили.

Отца и матери давно нет в живых. Да и мне уже перевалило за 80. В пожилом возрасте мои братья и сестры. Да, неимоверно трудными были те годы. Но было в них и немало хорошего, а, главное, люди во всем помогали друг другу и сообща преодолели все трудности, выпавшие на наше поколение.

 

Р. Червякова, ветеран труда, с. Круглыжи.

Свеча, № 112, от 16 сентября 2014 года.

Автор:admin

Игорь Анатольевич Шабалин (История страны через монеты).

Монеты — единственный из созданных человеком предметов, который люди стали собирать с момента его появления. Сначала — из-за их прямой ценности, а уже потом и как предмет коллекционирования, когда в первую очередь внимание обращается на их художественную и эстетическую сторону. Теперь собирательство монет и банкнот стало одним из самых популярных хобби во всем мире.

Старые монеты и банкноты, вышедшие из употребления, привлекали внимание Игоря Анатольевича Шабалина с детских лет. Мальчишки частенько наведывались в ставшие уже нежилыми окрестные деревни. Там, в пустых домах, можно было найти оставленные хозяевами какие-то интересные предметы и непривычно большие бумажные деньги. Это были и сталинские рубли (до хрущевской реформы 1961 года), и деньги, выпущенные при Временном правительстве, и даже царские червонцы. Но все это богатство будущий собиратель монет тогда не ценил, следовательно, — не берег. До сих пор он вспоминает случай, как при разборке поповского дома в Юме они с мальчишками (учился он тогда классе в пятом) нашли мешочек с царскими медными и серебряными монетами, но распорядились его содержимым весьма беспечно: большинство выменяли у них старшие парни на жвачки. По-настоящему занялся собирательством в 2011 году, а вместе с ним и заинтересовался нумизматикой — изучением чеканки и истории обращения монет. Тогда в одной из служебных командировок познакомился с человеком, настолько увлеченным этим занятием, что он всколыхнул в Игоре Анатольевиче интерес с новой силой.

— Сейчас я, как и большинство начинающих коллекционеров, собирают все, что встречается, — делился Игорь Анатольевич. — Меня интересуют русские монеты и банкноты царской империи, советская погодовка с 1921 по 1991 годы и постсоветские деньги. Особо ценных экземпляров у меня нет, так как удовольствие это не из дешевых. Уже собраны все серебряные 10-, 15- и 20-копеечные монеты выпусками с 1921 по 1930 годы, также серебряные полтинники 1921, 1922, 1924, 1925 и 1927 годов.

Для монет Игорь Анатольевич покупает специальные альбомы, а банкноты и денежные облигации размещает в плотные файлы. Самая старая купюра, имеющаяся в его коллекции, — рубль 1898 года. Есть здесь и деньги, выпущенные на заре советской власти как белыми генералами (Юденичем, Колчаком, Деникиным), так и Советами.

Свою коллекцию Игорь Анатольевич пополняет обычными для собирателя способами. Хорошим помощником является Интернет, где, общаясь на форумах единомышленников, он завел уже немало знакомств в разных уголках нашей страны и ближнего зарубежья. Через них он покупает или обменивает необходимые экземпляры. Друзья и родственники, зная о его увлечении, стараются привезти в подарок какую-нибудь монету.

Говорят, коллекционирование и кладоискательство идут рука об руку, ведь поиск монет в земле — это один из вариантов пополнения коллекции нумизмата.

— В прошлом году купил металлоискатель, — рассказывает Игорь Анатольевич, — с помощью его ищу монеты на полях района, в бывших деревнях, в парке около церкви. Там выкопал больше ста советских монет 30-50-х годов, даже одну царскую — 3 копейки 1914 года. Интересуясь историей монет, когда и из чего сделаны, что на них изображено, Игорь Анатольевич попутно углубляется в изучение истории своей страны. Зачем собирать, если ничего не узнавать об этом предмете? Например, один из его любимых экземпляров — сибирская пятикопеечная медная монета 1776 года — побудил узнать, что во время правления Екатерины Второй для обеспечения местных потребностей был открыт Сузунский монетный двор. На нем чеканились медные монеты шести номиналов только для оборота в Сибирской губернии (от города Тары до Камчатки) с 1766 по 1781 годы. Внешне монеты были красивые: на лицевой стороне изображен вензель императрицы в лавровом венке под короной, а на обороте — обозначение номинала и год выпуска, поддерживаемые двумя соболями, вверху — круговая надпись «монета сибирская».

— Занятие это засасывает с головой, — признается собиратель, — нравится сам процесс: покопаться в коллекции, что-то почистить, перекомбинировать, поискать информацию о каком-либо экземпляре и так далее. Не исключено, что со временем от широкого круга монет откажусь, а нацелюсь на что-то определенное.

 

Елена Демина.

Свеча, № 98, от 14 августа 2014 года.

Автор:admin

Пелагея Матвеевна Козлова (Создавала уют).

Небольшого роста, скромная, с виду неброская, но, появившись среди людей, Пелагея Матвеевна Козлова из деревни Шмелево непроизвольно обращает на себя внимание: от нее исходит особое тепло и доброта.

Пелагея Матвеевна родилась в деревне Козлы-Коничи в большой крестьянской семье, где росло семеро детей. Отец работал на железной дороге, к состоянию которой в то время предъявлялись очень строгие требования. Почерневшие от паровозной копоти рельсы и шпалы нужно было постоянно скоблить, скашивать с обочин траву.

— Мы с малых лет шли за отцом: скребли, чистили, красили столбы, — вспоминает Пелагея Матвеевна. — Участок отца был большим, объем работы — не присядешь на место. «Дорога как на картинке», — говорили все, даже проверяющие. Только став взрослой, я поняла, что это были первые уроки отца по приобщению нас к труду.

Когда началась война, отца Пелагеи Матвеевны отправили в трудармию, где он работал на железнодорожных путях под Москвой. Ушли на фронт три брата, сестру как железнодорожника мобилизовали на восстановительные работы в Ленинград. Младшему брату Аркадию пришлось идти на работу, чтобы получить паек хлеба весом 200 граммов и чтобы семью не выселили из будки. Семья испытывала нужду во всем: в пищу шли крапива, хвощ, куколь, щавель, лебеда, клевер. Вечера коротали при свете лучины. Учиться Пелагее не пришлось, лишь 4 класса окончила.

Когда брата Аркадия взяли на фронт, она вместе со взрослыми работала на железной дороге. В 1943 году вернулись тяжело заболевший отец и раненый брат Николай. Два старших брата погибли.

Девушкой Пелагея пробовала искать счастья на чужой стороне: одна из знакомых, приехавшая с Кавказа, сагитировала отправиться в Азербайджан. Там работала в военной части, на складе, в охране, в подсобном хозяйстве. Приглянулась молодому человеку, вышла замуж, родилась дочка. К тому времени военную часть расформировали. Трудные семейные обстоятельства, болезнь мужа, отсутствие детского садика, безвыходное материальное положение — эти причины вынудили Пелагею вернуться в родные края.

Устроилась на работу санитаркой в инфекционное отделение районной больницы. Привыкшая к труду, она стремилась работать без замечаний создавала чистоту и уют. Сначала Пелагея Матвеевна жила в деревне Сороки, потом поселилась у сестры в Юме, затем переехала в Шмелево. Здесь последние девять лет перед пенсией трудилась техслужащей в Доме культуры, где тоже пригодилась ее привычка повсюду наводить чистоту и создавать уют.

Встретив свой 80-летний юбилей, Пелагея Матвеевна откровенно говорит:

— Особенного я ничего не сделала, но жила не зря. Моя жизнь не была легкой, но всегда и везде я ощущала себя нужной.

Как часто мы проходим мимо людей, которые трудились на незаменимой и низкооплачиваемой работе. Скромных, не требующих к себе внимания. Однако поговорить с ними — одно удовольствие: они не скажут необдуманного слова, всегда вежливы и тактичны.

 

Е. Плотникова, д. Шмелево.

Свеча, № 4, от 10 января 2013 года.

Автор:admin

Ираида Ивановна Кудреватых (Под стук вагонных колес).

Дети войны. Их судьбы во многом похожи. Голодное, холодное детство и с ранних лет тяжелый непосильный труд. Но трудности военных и первых послевоенных лет не сломили, а наоборот, закалили их характер, выработали такие черты характера,  как ответственность, трудолюбие, оптимизм, готовность помочь окружающим. К числу таких людей относится ветеран железнодорожного транспорта Ираида Ивановна Кудреватых.

Она родилась в ацвежской деревне Лажинцы в самый канун войны, осенью 1939 года.

— В 1940 году мы переехали в деревню Марьины, где очень долго жили на квартире, — рассказывает Ираида Ивановна. — Мама, Евдокия Федоровна, устроилась на железную дорогу на склад топлива, где и трудилась всю жизнь. Ее стаж работы составил 42 года.

Начало войны не помню: была мала, но неимоверные трудности первых послевоенных лет пришлось хлебнуть полной чашей, и они навсегда остались в памяти. Мама воспитывала меня одна, так что семье никогда не было легко. Поэтому после окончания Свечинской средней школы в 1958 году сразу же пришлось устраиваться на работу, хотя очень хотелось продолжить образование. Пошла, как и мама, на железную дорогу, где мне, 18-летней девчонке, предложили довольно ответственную и хлопотную должность приемосдатчика в грузовой цех службы движения. В смене нас тогда работало по 4 человека: один старший и три младших приемосдатчика. Движение по железной дороге было очень интенсивным, за смену приходилось осматривать до 35 — 38 товарных поездов. Работа и физически была непростой, и требовала максимальной собранности и внимания, основательной технической подготовки, а также наметанного глаза, чтобы быстро обнаружить брак.

В 1974 году Ираиду Ивановну назначили бригадиром пункта коммерческого осмотра. Забот, хлопот и ответственности сразу же прибавилось. Еще бы: в подчинении около 30 человек и нужно, чтобы все они работали четко и слаженно, как хорошо отлаженный механизм. Железная дорога не прощает безответственности, нарушений правил техники безопасности и технических требований. Здесь любая ошибка может привести к непоправимым последствиям.

В смену приходилось выполнять до 15 отцепок вагонов. Делать это надо было оперативно, чтобы не замедлять движение по одной из самых важных в стране железнодорожных магистралей.

В семидесятые — восьмидесятые годы Свечинский район активно развивался, поэтому на станцию поступало большое количество вагонов с различными грузами: строительными материалами, минеральными удобрениями, зерном и тому подобное. Самыми крупными грузополучателями в то время были: заготзерно, МСО, ДС ПМК, ПМК-13, «Сельхозтехника», «Сельхозхимия». Чтобы не допустить превышения нормативов по местному простою вагонов, нужно было поддерживать хорошие деловые отношения с грузополучателями: проинформировать о прибытии вагонов, поставить их, проследить за своевременной разгрузкой и очисткой.

В течение каждой смены нужно было сделать не один десяток отцепок и поставок вагонов. Учитывая, что на станции работал всего один постоянный маневровик, сделать это было не так-то просто. Так что бригадиру приходилось порой выходить на работу и в ночное время, а также в выходные и праздничные дни.

Немало времени отнимало ведение документации, а также техническая учеба персонала, которая проводилась не реже двух раз в месяц, и все работники ежегодно сдавали экзамены.

Ираида Ивановна всегда принимала активное участие в общественной работе, много раз избиралась в состав профсоюзного комитета станции Свеча, а в течение 5 лет возглавляла одну из самых крупных в районе профсоюзных организаций. В то время было много сделано для улучшения условий труда и быта работников станции, по строительству жилья и тому подобное. Ираида Ивановна отмечена многими ведомственными наградами: почетными грамотами, знаками и значками, награждена медалью «Ветеран труда».

— Работать на станции было нелегко, но интересно, — говорит Ираида Ивановна, — у нас сложился дружный, дисциплинированный и высокопрофессиональный коллектив. Мы прекрасно понимали друг друга, вместе не только работали, но и отдыхали. И в настоящее время стараемся постоянно общаться.

И. И. Кудреватых отдала работе на железнодорожном транспорте 39 лет, причем все это время трудилась в одном коллективе, а общий железнодорожный стаж ее семьи — около 120 лет. В настоящее время семейную традицию продолжает внук, так что жизнь, как и прежде, идет под стук вагонных колес.

На днях Ираида Ивановна отметила 75-летний юбилей, но она не считает себя пожилым человеком и по-прежнему полна энергии и оптимизма, занимает активную жизненную позицию, принимает деятельное участие в работе ветеранской организации станции Свеча.

 

Эдуард Кулаков.

Свеча, № 124, от 14 октября 2014 года.

Автор:admin

Александра Павловна Червякова («Мы оказались крепче дерева и металла».

Ветеран сельскохозяйственного производства А. П. Червякова родилась в канун Великой Отечественной войны в октябре 1939 года. Много горя и слез принесла эта страшная в каждый дом. Уже 23 июня отца призвали на фронт, и на руках у матери остались пятеро малолетних детей.

— Наша деревня Ковали была в то время одной из самых больших в округе — 40 дворов — и из каждого дома кто-то ушел на фронт, — рассказывает Александра Павловна. — Наш отец пришел с фронта в 1944 году инвалидом, и ему платили небольшую пенсию по инвалидности. Тогда мы в первые подержали в руках настоящие деньги. Но уже в 1948 году он скончался от ран, и мы снова остались без средств к существованию. Даже год учебы в школе пришлось пропустить: не в чем было ходить в школу. Сразу после окончания Киселевской (Благовещенской) семилетки пошла работать в колхоз.

Несколько месяцев работала в полеводческой бригаде, а потом — всю жизнь на ферме. 40 лет по 15 — 16 часов в сутки практически без выходных. А дома четверо детей и полное хозяйство.

— Когда уходила на ферму, — вспоминает Александра Павловна, — дети еще спали, возвращалась вечером домой — уже спали. Но зато выросшие в труде, они очень рано стали самостоятельными и надежными помощниками и дома, и на ферме.

Знаю Александру Павловну свыше 40 лет и не перестаю удивляться ее трудолюбию, терпению, оптимизму и человечности. Все 40 лет она отработала на одной и той же Ковалевской ферме. За это время в Ковалях сменилось 4 животноводческих помещения. Последний двор, с которого она вышла на пенсию, был построен в 1976 году. Если в прежних помещениях все приходилось делать в ручную, то новая ферма на 100 голов в основном была механизирована, в частности дойка, поение и уборка навоза. Работать стало легче, правда, кормить коров приходилось вручную, и основным помощником при раздаче силоса по-прежнему оставалась плетюха.

— 30 лет мы работали одним коллективом, — вспоминает Александра Павловна. — За это время ветшали и разрушались старые животноводческие помещения и строились новые, а мы, женщины, оказались крепче дерева и металла — и все вытерпели. Коллектив фермы был очень дружным. Мы с полуслова понимали друг друга, во всем поддерживали и помогали. В те времена животноводы не варились в собственном соку: был налажен обмен опытом работы, проводились взаимопроверки ферм, колхозные и районные совещания животноводов. Хотя ферма была и в стороне от большой дороги, нас регулярно навещали руководители колхоза и района, информировали о положении дел в других хозяйствах. Все это помогало на добиваться неплохих результатов.

А результаты у ковалевских доярок действительно были хорошими. Ферма одной из первых в районе преодолела в надоях молока от коровы высокий по тем временам трехтысячный рубеж, а по санитарному состоянию на протяжении многих лет признавалась лучшей в области и награждалась дипломом областного управления сельского хозяйства «За образцовое санитарное состояние». Неслучайно все молоко с фермы сдавалось только первым сортом.

Подруги у Александры Павловны были немного постарше ее и несколько раньше вышли на пенсию. На ферму стали приходить временные люди, и работать стало уже не так интересно. А когда в 1994  году и она вышла на пенсию, то работать в Ковалях стало некому и ферму пришлось закрыть. Кстати, длительное время заведующим Ковалевской фермой и слесарем работал ее муж Александр Алексеевич.

Многолетний безупречный труд Александры Павловны не остался незамеченным. Она награждена несколькими высокими правительственными наградами — медалями, множеством районных, областных и министерских грамот.

В настоящее время деревни Ковали нет, и семья Червяковых живет в Благовещенском. Пока существовал колхоз, к Александре Павловне нередко обращались за помощью: подменить доярку, телятницу, посторожить на ферме, и она никогда не отказывалась.

На днях ветерану труда А. П. Червяковой исполнилось 75 лет. Несмотря на уже солидные годы, она полна энергии и оптимизма, готова всегда прийти на помощь соседям, интересуется жизнью района, особенно состоянием дел в сельском хозяйстве, регулярно читает районную газету «Свеча».

— На здоровье пока не жалуюсь, — говорит она, — да и что жаловаться, ведь от этого легче не будет. Болеть нам никак нельзя: ни в нашем селе, ни в соседних медпунктов нет, так что даже таблетку от кашля купить негде. А в остальном живем нормально. Пенсию платят своевременно, все четверо детей устроены, навещают нас и помогают.

 

Эдуард Кулаков.

Свеча, № 127, от 21 октября 2014 года.