Архив категорий История России

Автор:admin

Истоки Гражданской войны

По сути, гражданское противостояние в обществе возникло еще с Февральской революции. Благодаря то «правым» (Корниловский мятеж), то «левым» силам оно неуклонно перерастало в вооруженную стадию конфликта. Но для полномасштабного, глубокого и страшного сползания страны в бездну братоубийственной войны потребовалось определенное время. Характер и масштабы Гражданской войны в России позволяют выделить по меньшей мере четыре фронта борьбы.

«Спусковым крючком» Гражданской войны в России послужил мятеж чехословацких войск, начавшийся в мае 1918 года. Фактическое присутствие иностранных войск на территории бывшей Российской империи (а также Германии и стран Антанты) позволяет говорить о том, что Россия стала последним реальным фронтом Первой мировой войны, на котором военные действия между державами, участвовавшими в этой кровопролитной бойне, продолжались и после ее номинального окончания.

Линия второго фронта разделяла представителей противоборствующих коалиций внутри страны — сторонников единой и неделимой России и членов вооруженных партий (октябристы и другие), отстаивавших проекты самостоятельного, независимого существования бывших частей Российской империи.

Третий узловой фронт представлял собой противостояние между городом и деревней, урбанистическим и аграрным вариантам развития страны. И, наконец, четвертый фронт — это сражение между Февралем и Октябрем, то есть противоборство буржуазно-демократического и социалистического проектов обустройства России.

Гражданская война — время, когда о себе пытались заявить многие политические силы и группировки. На «левом» фланге большевиков пытались «перещеголять» сверхреволюционными инициативами анархисты и ультрарадикалы. Так, летом 1918 года в Саратове одна из таких групп расклеила по городу листовки о «национализации» женщин. Впоследствии на слушаниях в Конгрессе США этот декрет будет проходить как свидетельство «варварства» и «террора» большевиков, хотя никаких свидетельств о претворении данного манифеста в жизнь в качестве политической линии не сохранилось.

На «правом» фланге долго выясняли отношения между собой «белые»-монархисты и «белые»-сторонники созыва нового Учредительного собрания. Характерно, что монархисты были в меньшинстве. На «зеленом» фланге вооруженные отряды громили «белых» и «красных» под самыми разными лозунгами, многие из которых не поддавались логическому осмыслению: «Бей коммунистов!», «За Советы без коммунистов!», «За землю и волю!», «Бей буржуев!». Совнарком во главе с В. И. Лениным — сначала в Петрограде, а затем в Москве — первоначально был одним из многих правительств, утвердившихся на территории бывшей Российской империи.

Историческим аналогом Гражданской войны в России является не столько война между Севером и Югом в США (1861 — 1865), сколько «эпоха Лего» в раннесредневековом Китае (3 — 6 веков), когда долгое время между собой сражались несколько государств — обломков предыдущей империи (все закончилось победой одного царства и появлением новой централизованной державы). Основные этапы и фронты «бело-красно-зеленой» смуты, произошедшей в России после 1917 года, развивались по разным сценариям.

Автор:admin

Значение победы под Сталинградом

Победа советских войск под Сталинградом имела большое военно-политическое значение. Ее результатом стал разгром советскими войсками пяти армий противника: 6-й полевой и 4-й танковой немецких, 3-й и 4-й румынских, 8-й итальянской. Немецко-фашистские войска потеряли полностью 32 дивизии и 3 бригады, 16 дивизиям было нанесено серьезное поражение. Вместе с разгромленными пятью армиями германское руководство потеряло надежду на победу в войне с Советским Союзом. «Возможность окончания войны на Востоке посредством наступления более не существует», — вынужден был признать А. Гитлер на совещании высшего командного состава вермахта 1 февраля 1943 года.

Одержанная Красной Армией победа под Сталинградом изменила ход вооруженной борьбы не только на советско-германском фронте, но и на других фронтах Второй мировой войны. Германская военная машина получила сокрушительный удар, который значительно подорвал ее боеспособность. В связи с этим создались благоприятные условия для успешных действий американо-английских войск против Германии и ее союзников.

Вряд ли можно считать равноценными победу советских войск под Сталинградом на фронтах длиной около 400 километров над более чем миллионной группировкой отборных сил вермахта и его союзников и победу британских сил над «африканским корпусом» фельдмаршала Э. Роммеля под египетским селением Эль-Аламейн (4 ноября 1942 года), где 80-тысячной итало-германской армии на фронте протяженностью 60 километров противостояло 230 тысяч солдат английских войск. Скорее всего, идея «равноценности» утвердилась на Западе с «легкой» руки А. Гитлера. Фельдмаршалы подвели его и под Сталинградом, и под Эль-Аламейном, но только в разных масштабах.

Под Сталинградом проявилось высочайшее полководческое искусство советских генералов и их штабов. Признанием заслуг главных разработчиков «Урана», «Сатурна» и «Кольца» — И. В. Сталина, А. М. Василевского и Г. К. Жукова — стали маршальские погоны. Правда, командовавший Сталинградским фронтом А. И. Еременко, позднее тоже получивший звание маршала, в 1961 году намекнул в своей книге, что первыми разработали план контрнаступления он и член военного совета фронта Н. С. Хрущев. Еременко же так и не простил Верховному главнокомандующему того обстоятельства, что операцией «Кольцо» поручили командовать не ему, а К. К. Рокоссовскому.

Контрнаступление советских войск под Сталинградом положило начало новому периоду в ходе Великой Отечественной войны. Еще больший размах приобрело партизанское движение в тылу противника. После битвы в междуречье Дона и Волги война длилась еще более двух лет, но ход событий уже был определен: последующие сражения довершили разгром нацистской Германии.

Победа в Сталинградской битве имела большое значение для дальнейшего укрепления внутреннего положения Советского Союза. По Волге восстанавливалась связь центральных районов страны с югом. Большое военно-политическое и экономическое значение имела и ликвидация угрозы в отношении Кавказа.

В результате разгрома гитлеровских войск на Волге стране были возвращены важные промышленные и сельскохозяйственные районы. Миллионы советских людей, живших на освобожденных от захватчиков территориях, приступили к работе на производстве, пополняли ряды Красной Армии. Советская промышленность стала производить значительно больше танков, самолетов, орудий и другой боевой техники, чем промышленность Германии, опиравшаяся на экономику всей Западной Европы. Победа над гитлеровцами подняла моральный дух армии и всего советского народа, вселила в людей уверенность в скором поражении фашистской Германии.

Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом нанес удар по международному положению фашистского блока. Накануне войны Германия имела дипломатические отношения с 40 государствами. После Сталинградской битвы таких стран осталось 22 (из них более половины составляли сателлиты Германии, то есть формально независимые, но фактически подчиненные Третьему рейху страны). 10 государств объявили войну Германии, 6 — Италии, 4 — Японии.

Рухнули надежды Гитлера на помощь Японии в борьбе с Советским Союзом. В марте 1943 года японское правительство окончательно отказалось от вступления в войну против СССР на стороне Германии. От военного сотрудничества с Германией начали отходить два достаточно мощных в политическом отношении государства: Турция, державшая у южных границ СССР 25 дивизий, и Испания, пославшая на советско-германский фронт «Голубую дивизию». Эти страны (формально нейтральные), по сути дела, были союзниками Германии, но после Сталинградской битвы среди правящих кругов Турции и Испании усилилось стремление сохранять нейтралитет.

Многие государственные и политические деятели мира высоко оценили итоги сражения на Волге. В послании И. В. Сталину, полученном 5 февраля 1943 года, президент США Ф. Рузвельт назвал Сталинградскую битву эпической борьбой, решающий результат которой празднуют все американцы. Позднее он отправил в Сталинград грамоту, в которой было написано: «От имени народа Соединенных Штатов Америки я вручаю эту грамоту городу Сталинграду, чтобы отметить наше восхищение его доблестными защитниками, сила духа и самоотверженность которых будет вечно вдохновлять сердца всех свободных людей. Их славная победа остановила волну нашествия и стала поворотным пунктом войны союзных наций против сил агрессии».

Премьер-министр Великобритании У. Черчилль в послании И. В. Сталину от 1 февраля 1943 года назвал победу Красной Армии под Сталинградом изумительной. А король Великобритании прислал Сталинграду дарственный меч, на клинке которого на русском и английском языках выгравирована надпись: «Гражданам Сталинграда, крепким как сталь — от короля Георга Шестого в знак глубокого восхищения британского народа».

Автор:admin

Операция «Кольцо»

После детального рассмотрения и тщательного анализа Верховному главнокомандованию представили план операции «Кольцо». В окончательном варианте он предусматривал расчленение окруженной группировки противника ударом с запада на восток. На первом этапе предполагалось уничтожение юго-западного выступа обороны противника. В дальнейшем наступающие советские части должны были расчленить окруженную группировку и уничтожить ее по частям.

Положение окруженных немецких войск становилось все более критическим. Отрезанные от основных сил, они получали изо дня в день все меньше необходимых боеприпасов и продовольствия. Советская авиация успешно препятствовала снабжению группировки Ф. Паулюса с воздуха. Солдаты и офицеры вермахта теряли надежду на спасение. Во избежание дальнейшего кровопролития 8 декабря 1942 года К. К. Рокоссовский предложил командующему 4-й армией сдаться, но Ф. Паулюс отверг ультиматум.

В ночь на 10 января войска Донского фронта сосредоточились на исходных позициях. В 8 часов 5 минут началась артиллерийская подготовка. 7 тысяч орудий и минометов в течение 55 минут шквальным огнем разрушали оборону противника. Затем при поддержке авиации вперед пошли пехота и танки. Главный удар наносили войска 65-й армии при взаимодействии смежных флангов 21-й и 24-й армий. 12 января они вышли на западный берег реки Россошка и в район населенного пункта Карповка.

Советские войска приступили к расчленению немецко-фашистской группировки. Главный удар К. К. Рокоссовский решил нанести силами 21-й армии, которая своим левым флангом должна была наступать в направлении станции Воропоново, а 65-я армия при поддержке 24-й армии — на хутор Ново-Алексеевский. 57-я и 64-я армии обеспечивали наступление главной ударной группировки с юга. В ночь на 15 января части 65-й армии захватили аэродром в районе поселка Питомник, а на следующее утро на помощь к ним подошли части 24-й армии. Потеря аэродрома окончательно обрекла немецких и румынских солдат на гибель.

Операция «Кольцо» успешно завершилась. Советское командование решило закончить ликвидацию окруженного противника общим штурмом по всему фронту. 21-я армия наносила главный удар по поселкам Гумрак и Красный Октябрь, рассекая немецко-фашистские войска на две части. Войска правого фланга 65-й армии, взаимодействуя с частями 21-й армии, наступали в направлении населенного пункта Александровка, северной окраины поселка Красный Октябрь. 24-я армия надвигалась на противника с запада. В северо-восточной части района окружения должны были наступать 62-я и 66-я армии. 31 января находившиеся в кольце войска противника во главе с произведенным незадолго до этого в фельдмаршалы Ф. Паулюсом (тем самым Гитлер подталкивал того к ритуальному в рамках прусского военного духа самоубийству) капитулировали. Всего в плен было взято 91 тысяча человек, в том числе 24 генерала. Гитлеровцы потеряли 800 тысяч человек, 2 тысячи танков и штурмовых орудий, 3 тысячи самолетов.

2 февраля 1943 года историческая битва под Сталинградом завершилась. Общие потери врага в Сталинградской битве с лета 1942 года по 2 февраля 1943 года составили 1,5 миллиона человек. В рейхе был объявлен траур.

Автор:admin

План «Сатурн»

В конце ноября 1942 года началась подготовка новой наступательной операции советских войск на внешнем фронте окружения противника под Сталинградом. Она получила условное название «Сатурн». Войскам юго-западного и левого крыла Воронежского фронтов в ходе этой операции предстояло разгромить основные силы 8-й итальянской армии, оборонявшейся на Среднем Дону на рубеже населенных пунктов Новая Калитва — Вешенская, и войска вермахта на реке Чир и в районе населенного пункта Тормосино. Затем предполагалось наступление в общем направлении на Миллерово и Ростов-на-Дону с целью запереть вражескую группу армий «Дон» на Кавказе.

В первых числах декабря 1942 года соединения Донского и Сталинградского фронтов повели наступление на внутреннем фронте окружения для расчленения и уничтожения группировки немецко-фашистских войск. Три армии Донского фронта наносили удар на участке населенных пунктов Карповка — Бабуркин, а 62-я и 64-я армии Сталинградского фронта — в направлении поселка Алексеевка. Однако армии Донского фронта встретили упорное сопротивление войск вермахта в районах населенных пунктов Карповка и Мариновка и до 2 декабря не смогли выйти на рубеж развертывания сил фронта. Без ощутимых успехов вели бои и армии Сталинградского фронта.

Взятые в кольцо войска противника организовали сильную оборону на новых рубежах. 8 декабря Ставка Верховного главнокомандования приняла решение о более тщательной подготовке операции по уничтожению противника, в связи с чем планировалось провести перегруппировку войск, усилить их за счет резервов. Завершить подготовку новой наступательной операции намечалось к 18 декабря.

Немецко-фашистские войска, закрепившись на рубеже реки Чир, у станицы Нижне-Чирской, находились всего в 40 километрах от окруженных войск генерал-полковника Ф. Паулюса, тогда как группировка, находившаяся в районе города Котельниково, была удалена от них перед началом наступления на расстояние 120 километров. Тем не менее генерал-фельдмаршал Э. Манштейн, рассчитывавший прорваться в кольцо окружения, решил наступать именно от города Котельниково, так как в районе станицы Нижне-Чирской его войска под постоянными ударами советских армий исчерпали свои возможности.

Утром 12 декабря 1942 года началось наступление немецкой армейской группы «Гот». Действуя из района города Котельниково в общем направлении на северо-восток, противник наносил главный удар на узком участке фронта вдоль железной дороги станция Тихорецк — Сталинград. Соединение с окруженной немецкой группировкой намечалось юго-западнее станции Тундутово. Однако А. М. Василевский ввел в бой из резерва 2-ю гвардейскую армию генерала Р. Я. Малиновского, которая отбросила немецкие части не только гораздо дальше исходных позиций, но и создала угрозу нового «мешка», теперь уже для всей южной группировки фельдмаршала Э. Манштейна. Чтобы избежать полной катастрофы, немцам пришлось отступить, фактически бросив на произвол судьбы войска Ф. Паулюса в Сталинграде.

После неудачной попытки деблокировать окруженную в районе Сталинграда группировку своих войск германское командование было уже не в силах изменить или хотя бы приостановить на длительное время неблагоприятное развитие событий на южном крыле Восточного фронта. Продвижение советских войск на Сталинградском направлении превратилось в общее стратегическое наступление Красной Армии. Войска Сталинградского фронта и Северная группа войск Закавказского фронта двигались за немецкой армией, отходившей с Северного Кавказа. Войска Юго-Западного фронта наступали в Донбассе. Воронежский фронт развертывал активные действия на Верхнем Дону. Общая обстановка на фронте благоприятствовала нанесению завершающего удара по группировке немецко-фашистских войск, находившейся в «котле».

19 декабря 1942 года И. В. Сталин отдал распоряжение о разработке операции по прорыву обороны и уничтожении противника в течение 5 — 6 дней. Но охваченная плотным кольцом окружения протяженностью 170 километров немецко-фашистская группировка еще обладала достаточными силами.

К этому времени на внутреннем фронте окружения общее очертание немецкой группировки напоминало яйцо, острый конец которого был вытянут на юго-запад, а советские армии сосредоточились вдоль его границ. В прибрежных районах Сталинграда держала фронт 62-я армия; с севера, отделенная от войск В. И. Чуйкова пятикилометровым коридором, стояла 66-я армия, к ней примыкала 24-я армия; весь западный участок кольца занимали 65-я и 21-я армии, а южный — 57-я и 64-я армии, тоже отделенные от 62-й армии коридором в 8 километров.

Автор:admin

Контрнаступление советских войск под Сталинградом

Идея перехода в контрнаступление возникла еще в ходе ожесточенных оборонительных сражений. До конца сентября в Генеральном штабе Красной Армии и Ставке ВГК тщательно разрабатывались основные положения операции. В результате последующей совместной работы с командованием Сталинградского, Донского и Юго-Западного фронтов в октябре 1942 года был разработан окончательный вариант плана по разгрому немецко-фашистских войск на Волге под условным названием «Уран». Он являлся также главной составной частью общего замысла Ставки ВГК по уничтожению всего южного крыла немецко-фашистских войск.

Советским войскам предстояло прорвать оборону вермахта, разгромить его войска южнее города Серафимович, а также западнее Сарпинских озер и затем, наступая по сходящимся направлениям, выйти в район населенных пунктов Калач — Советский, окружить и уничтожить в междуречье Дона и Волги ударную группировку немецко-фашистских войск. На осуществление операции отводилось 3 — 4 дня.

Удары наносились там, где оборона противника была наиболее уязвимой. Сталинград, как огромная воронка, втягивала в себя основные силы немецко-фашистской армии. Сюда были переброшены все боеспособные немецкие части, в то время как оборону флангов опасно сужавшегося фронта германское командование возложило на войска союзников более слабых в военном отношении — румын, итальянцев, венгров.

По уточненному плану операции войска Юго-Западного и Донского фронтов должны были перейти в наступление против гитлеровцев 19 ноября, а соединения Сталинградского фронта — 20 ноября. Намечая такие сроки, советское командование исходило из того, что к этому времени подготовка к боевым действиям в основном закончится, причем на направлениях главных ударов будет создано решающее превосходство в силах. Учитывалось также и то, что немецко-фашистские войска после провала наступления еще не успели полностью перейти к обороне и изменить построение своих войск. В самом Сталинграде их крупные силы продолжали вести безнадежные наступательные бои.

В связи с большим размахом контрнаступления и участием в нем крупных масс войск и боевой техники советское командование придавало исключительное значение организации четкого взаимодействия между частями Красной Армии. Под руководством представителей Ставки в штабах фронтов и армий была проделана огромная работа в этом направлении. На картах, макетах и непосредственно на местности уяснялись цели операции; согласовывались усилия фронтов и армий, стрелковых войск, артиллерии, танков и авиации при прорыве обороны и развитии наступления в глубине; просчитывалось обеспечение всех частей материально-техническими средствами и так далее. Операция «Уран» была первой спланированной и подготовленной Ставкой столь тщательно.

В качестве главного условия успеха рассматривалась подготовка наступления в обстановке строжайшей тайны. С целью ввести немецкое командование в заблуждение осуществлялся целый комплекс дезинформационных и маскировочных мероприятий. Ставка ВГК направляла на фронты Сталинградского направления незашифрованные директивы, предписывавшие прекратить все частные наступательные операции и перейти к жесткой обороне. Расчет был сделан на то, что эти сведения дойдут до германской разведки. 

Советское Верховное главнокомандование ограничивало резервы 62-й армии, поддерживая иллюзию гитлеровцев относительно успешного исхода «последнего решающего удара» с их стороны. Бои на Кавказе и в Сталинграде перемололи без того ограниченные немецкие резервы, из-за чего в середине октября Гитлер приказал перейти к обороне на всех участках Восточного фронта, кроме Сталинграда. В начале ноября, разгромив ударную гитлеровскую группировку, наступавшую на Орджоникидзе из района Нальчика, советское командование окончательно сорвало гитлеровский план покорения Кавказа.

Все переброски и передислокации войск при подготовке операции «Уран» производились ночью, а важные сообщения шифровались или передавались в устной форме. Цель мероприятий советского командования была достигнута: от противника удалось скрыть не только мощь и направление готовившихся ударов, но и время перехода в контрнаступление. Об этом свидетельствует оперативный приказ № 1 германского командования от 14 октября: «Сами русские в ходе последних боев были серьезно ослаблены и  не смогут зимой 1942 — 1943 годов располагать такими же большими силами, какие имелись у них в прошлую зиму». Частью операции по тотальной дезинформации противника был перевод Г. К. Жукова на Ржевское направление 17 ноября, за два дня до начала Сталинградской операции. Гитлеровское командование, уже привыкшее считать, что именно Жукова сталинская Ставка бросает на место решающих боев, стало ожидать зимнее наступление именно здесь. Более того, как свидетельствует главный мастер тайных операций генерал П. А. Судоплатов, от Жукова Сталин скрыл то обстоятельство, что о готовящейся на 8 декабря ржевской наступательной операции была подготовлена для немцев утечка информации. «Немцы ждали удара под Ржевом и отразили его. Зато окружение группировки Паулюса под Сталинградом явилось для них полной неожиданностью». Конечно, отдавая должное мастерству, с которым разрабатывались тайные операции, не стоит забывать, что дезинформация гитлеровских генералов была куплена кровью десятков тысяч русских солдат, брошенных в ржевскую «мясорубку». «Нужная победа, одна на всех, мы за ценой не постоим» — поэт-фронтовик Б. Окуджава очень точно передал главный закон и дух Великой Отечественной.

В процессе подготовки к контрнаступлению советское командование уделяло особое внимание усилению танковых и механизированных ударных подразделений. Всего к началу операции в районе предполагаемых боевых действий сосредоточились 4 танковых и 3 механизированных корпуса, а также дополнительные танковые части. В общей сложности они имели в своем составе около 900 танков — 60 % от количества боевых машин, которыми располагали все танковые и механизированные соединения, находившиеся на советско-германском фронте. Столь же значительно усилили и артиллерию — в войсках насчитывалось более 13,5 тысяч орудий и минометов.

Советское командование делало ставку на создание двойного и тройного превосходства сил на направлениях главных ударов. Например, 21-я армия под командованием генерал-лейтенанта И. Ф. Ватутина, действовавшая в составе ударной группировки Юго-Западного фронта, имела превосходство над противником в живой силе (на всем фронте наступления 1,4 раза, а на главном направлении — в 3 раза) и в артиллерии (соответственно в 2,4 и 4,6 раза).

Ранним утром 19 ноября 1942 года войска Юго-Западного и правого крыла Донского фронтов под командованием генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского перешли в наступление под Сталинградом. В 7 часов 20 минут была подана команда «Сирена!», послужившая сигналом к мощной артподготовке. Сломив ожесточенное сопротивление противника в районе селения Громки, части 4-го танкового корпуса успешно продвигались вперед. 23 ноября они переправились через Дон, преодолели сопротивление гитлеровцев в районе хутора Камыши и устремились вперед, на поселок Советский.

Германское командование, стремясь организовать удар по тылам главной группировки Юго-Западного фронта, подтянуло в район станицы Боковской две пехотные дивизии и одну танковую — к станице Нижне-Чирской. Этими силами совместно с отошедшими сюда войсками 3-й румынской армии и 48-го немецкого танкового корпуса гитлеровцы старались сломить сопротивление частей 5-й и 1-й гвардейских армий, занявших оборону по рекам Чир и Криуша. Но успеха не добились: создав внешний фронт окружения, советские части прочно удерживали позиции.

Одновременно с войсками Юго-Западного фронта в наступление перешли соединения правого крыла Донского фронта. Удар наносила 65-я армия в направлении хутора Вертячий. К исходу 23 ноября соединения 65-й армии совместно с 3-м гвардейским кавалерийским корпусом отбросили немецко-фашистские войска на левый берег Дона.

Войска ударной группировки Сталинградского фронта под командованием генерал-полковника А. И. Еременко в соответствии с планом перешли в контрнаступление 20 ноября 1942 года. В двухдневных наступательных боях ударные группы 57-й и 51-й армий нанесли тяжелое поражение четырем румынским и немецкой дивизиям. Развивая успех, войска Сталинградского фронта к исходу 22 ноября вышли на рубеж населенных пунктов Нариман — Варваровка — Рокотино — западный берег реки Червленой и охватили с юга и юго-запада главную группировку немецко-фашистских войск в районе Сталинграда.

Немецко-фашистские войска прилагали отчаянные усилия, чтобы не дать сомкнуться гигантским клещам двух советских фронтов. Германское командование перебросило в район города Калач 24-ю и 16-ю танковые дивизии. Но и это не спасло положения. В 16 часов 23 ноября части 4-го танкового корпуса Юго-Западного фронта, окончательно сломив сопротивление противника, соединились в районе хутора Советский с частями 4-го механизированного корпуса Сталинградского фронта. На пятые сутки после начала контрнаступления замкнулось кольцо окружения вокруг сталинградской группировки вермахта. Командование первоначально полагало, что в «мешок» попало около 90 тысяч солдат неприятеля. В действительности их было гораздо больше — от 250 до 300 тысяч.

Немецкие войска оказались неготовыми к решительным действиям Красной Армии. Переправив танковые силы 6-й полевой армии через Дон для защиты тыла и левого фланга, германское командование оставило без прикрытия свой южный фланг.

У противника не хватало не только горючего для танков, но и танкистов, которые в период октябрьских боев в Сталинграде сражались в качестве пехотинцев. Спешно отступая, солдаты вермахта бросали военную технику, оружие и документы, оставляли в госпиталях своих раненых. Гитлеровцы и их союзники сдавались целыми частями. У берегов Дона нередко разыгрывались сцены, во многом напоминавшие переправу наполеоновских войск через Березину. 

Войска трех советских фронтов выполнили основную задачу, поставленную перед ними в наступательной операции. В окружении оказалась крупная группировка противника — 6-я полевая армия и часть 4-й танковой армии вермахта в составе 22 дивизий и множества отдельных частей общей численностью более 300 тысяч человек. Кроме того, в ходе наступления советские войска разгромили 3-ю румынскую армию и нанесли поражение соединениям 4-й румынской армии.

По окончании контрнаступления советские войска вышли на рубежи большой излучины Дона, а войска вермахта спешно отходили на восток. Советское командование понимало, что вермахт будет пытаться выручить свои войска, окруженные в районе Сталинграда. Тем более что сам фюрер обещал подкрепление и призвал солдат Паулюса держаться любой ценой. Следовательно, требовалось как можно скорее ликвидировать окруженную группировку.

Необходимость скорейшего разгрома немецко-фашистских войск диктовалась и намерением советского командования перебросить войска в тыл немецким дивизиям и запереть их на Северном Кавказе. Положение 6-й полевой армии Германии и других частей, окруженных в районе Сталинграда, с каждым днем становилось тяжелее. В ходе спешного отступления гитлеровцы потеряли почти все свои склады и базы снабжения, огромная группировка оказалась блокированной в почти полностью разрушенном городе. Войска вермахта испытывали недостаток в продовольствии, топливе для обогрева и горючем для танков.

Автор:admin

Бои в городе Сталинграде

Германское командование планировало осуществить штурм Сталинграда в основном силами 6-й полевой армии — двумя ударами, направленными на центр города. Таким путем немцы рассчитывали расчленить фронт советской обороны. Один удар предполагалось нанести из района поселка Александровка на восток, другой — из района железнодорожной станции на северо-восток. Фланговым силам, действовавшим южнее и северо-западнее города, ставилась задача сковать действия противостоящих им советских войск.

13 сентября 1942 года гитлеровцы начали штурм города. Одна группировка, наступая из района разъезда Разгуляевка, потеснила советские войска к поселкам Баррикады и Красный Октябрь. Вторая группировка овладела станцией Садовой и вышла к западной окраине пригорода Минино. Бои развернулись на улицах города, превращенных немецко-фашистской авиацией в труднопроходимые руины. Части Красной Армии упорно сражались за каждый дом.

Вряд ли кто из сражавшихся в Сталинграде мог предположить, что именно в этот день, в разгар ожесточенных оборонительных боев, начальник Генерального штаба А. М. Василевский и недавно назначенный заместителем Верховного главнокомандующего Г. К. Жуков докладывали Сталину о разработанном ими плане контрнаступления, который вскоре получит кодовое название «Уран». 

14 сентября, отбив попытки 62-й армии вернуть потерянные позиции, немецко-фашистские войска обрушили на боевые порядки красноармейцев удар огромной силы. Они стремились расчленить советскую оборону, изолировать один обороняющийся участок от другого. Особенно ожесточенные бои развернулись в тот день за высоту 102 в районе Мамаева кургана, на берегу реки Царицы, на западной окраине поселка Верхняя Ельшанка. Во второй половине дня частям вермахта удалось прорваться к Сталинграду одновременно в нескольких местах: в районе поселка Купоросное, на Дар-горе, по оврагу Царицы и через территорию авиагородка. Положение во многом спасла контратака прославленной 13-й гвардейской дивизии под командованием генерала А. И. Родимцева, переправленной в течение двух ночей с левого берега. Мамаев курган, бои за который не прекращались все время обороны и ставший в итоге месивом земли, металла и крови, стал символом несгибаемого мужества и подвига защитников города. Именно здесь сегодня высится знаменитая статуя Родины-матери.

Особенно упорные бои шли в районе элеватора и вокзала, который переходил из рук в руки 13 раз. С крыши элеватора хорошо просматривались и простреливались центральная и южная части Ворошиловского района, контролировались подходы к Волге. В этот район отошли и заняли оборону обескровленные подразделения 42-й стрелковой бригады и несколько других красноармейских частей. В результате атак немецко-фашистских танков и мотопехоты советские подразделения были отрезаны от основных сил 62-й армии и продолжали сражаться в окружении.

19 сентября на помощь окруженным защитникам элеватора пробились морские пехотинцы из 92-й стрелковой бригады. К 22 сентября обстановка резко ухудшилась: кончились боеприпасы, вода и продовольствие. В этих условиях мужественный гарнизон в течение еще нескольких часов продолжал вести бой с немецкой пехотой, ворвавшейся в хранилище, а ночью сумел выйти из окружения.

14 сентября подразделения вермахта прорвали оборону на стыке 62-й и 64-й армий, овладели поселком Купоросное и вышли к Волге, тесня войска 64-й армии на юг, а левый фланг 62-й армии — к зацарицынской части города. 62-я армия оказалась изолированной от остальных сил фронта. Сложилась критическая ситуация: гитлеровцы почти овладели Сталинградом.

С первых дней войны Сталинград стал одним из крупнейших арсеналов на юго-востоке страны. Сталинградские заводы производили и ремонтировали танки, артиллерийские орудия, тягачи и суда, выпускали минометы, автоматы и боеприпасы. Город был крупным транспортным узлом с магистралями, ведущими в Среднюю Азию и на Урал. 

Командующий 62-й армией генерал-лейтенант В. И. Чуйков приказал 10-й стрелковой дивизии сдерживать натиск немецко-фашистских войск в районе вокзала и Мамаева кургана до подхода полков 13-й гвардейской стрелковой дивизии. 62-я армия, несмотря на усиливающиеся атаки частей вермахта у вокзала, в пригороде Минино и у Мамаева кургана, продолжала оказывать сопротивление противнику. Бойцы 13-й гвардейской дивизии отбросили немецко-фашистские войска от района центральной переправы, очистили от них многие улицы и кварталы, не допустили разобщения фронта в центре города. Гвардейцы вышли на железную дорогу и захватили вокзал. На рассвете 16 сентября совместно с одним из полков 112-й стрелковой дивизии они овладели Мамаевым курганом. Именно в районе вокзала и Мамаева кургана с особо нарастающим напряжением развертывались бои 16 и 17 сентября.

Сам генерал Чуйков (вернувшийся в том же 1942 году из Китая, где был военным советником лидера Гоминьдана Чан Кайши, сражавшегося с японскими захватчиками, а иногда и с коммунистами) управлял своей армией из сети командных пунктов, находившихся всего в 200 — 300 метрах от вражеского переднего края. Компункты приходилось часто менять из-за попадания бомб и снарядов. Командующий Донским фронтом К. К. Рокоссовский дал высокую оценку деятельности Чуйкова: «Только такой. как он, мог выстоять и удержать в руках эту кромку земли». Плацдарм, который удерживала 62-я армия, к концу сентября имел глубину от 100 метров до 2,5 километров. Но к Волге враг здесь так и не прорвался!..

Немецко-фашистские войска, понесшие большие потери и занявшие лишь небольшую часть города севернее реки Царицы, изменили тактику борьбы. Они стали действовать на небольших участках отдельными боевыми группами. Для того чтобы еще больше усилить натиск на красноармейские части, в 6-й полевой армии вермахта были созданы штурмовые отряды — немногочисленные (по 10 человек) группы, обученные ведению уличных боев, вооруженные пулеметами, огнеметами и холодным оружием.

С особым упорством борьба продолжала развертываться в центральной части города. 20 сентября немецкая авиация полностью разрушила вокзал. Советские бойцы заняли рощицу Коммунистическую у Привокзальной площади. Вечером из района Дар-гора немецкие автоматчики прорвались на левый берег реки Царицы и к переправам через Волгу, но вскоре были оттуда выбиты. 19 — 20 сентября в помощь 62-й армии на правый берег Волги переправилась 95-я стрелковая дивизия.

С утра 21 сентября немецко-фашистские войска отражали контрудары войск 62-й армии в районе поселков Сталинградского тракторного завода, Баррикады, Красный Октябрь и войск 64-й армии южнее поселка Купоросное. Одновременно они начали крупными силами наступление, прорываясь к Волге в центре Сталинграда с целью разобщить и затем уничтожить войска 62-й армии. К вечеру этого дня передовым немецким отрядам удалось прорваться к берегу Волги в район центральной пристани, разъединив фронт 62-й армии и нарушив центральную переправу.

В конце сентября создалась угроза нового прорыва немецко-фашистских войск к Волге в районе, где находился командный пункт 42-го гвардейского стрелкового полка 13-й гвардейской стрелковой дивизии. Командир 7-й стрелковой роты этого полка старший лейтенант И. И. Наумов принял решение превратить в опорные пункты два четырехэтажных дома, расположенных параллельно на площади 9 Января, и направил туда две группы бойцов. Впоследствии эти дома вошли в историю Сталинградской битвы как «дом Павлова» и «дом Заболотного» (по фамилиям командиров групп).

На третьи сутки на помощь «гарнизону» прибыло подкрепление, и число оборонявших «дом Павлова» увеличилось до 24 человек. С помощью самперов гвардейцы усовершенствовали оборону здания (заминировали все подходы к нему) и прорыли небольшую траншею, по которой поддерживалась связь с командованием, доставлялись боеприпасы и продовольствие. Дом превратился в неприступную крепость, которую бойцы гарнизона удерживали в течение 58 дней. Из «дома Павлова» вел огонь по противнику один из лучших снайперов 13-й гвардейской стрелковой дивизии сержант Анатолий Чехов, уничтоживший во время уличных боев более 200 солдат и офицеров вермахта. Командир дивизии генерал-майор А. И. Родимцев прямо на передовой вручил девятнадцатилетнему Чехову орден Красного Знамени.

Другим знаменитым снайпером стал В. Зайцев, получивший за участие в обороне Сталинграда Звезду Героя Советского Союза. Название его мемуаров отражает общий дух всех защитников города — «За Волгой для нас земли нет!». Именно история снайпера В. Зайцева станет основой двух кинокартин — «Стреляющие ангелы» Ю. Озерова (где главного героя сыграл Ф. Бондарчук) и «Враг у ворот» Ж. Ж. Анно (с Д. Лоу). Кстати, в киноэпопею «Сталинград» того же Ю. Озерова (где Чуйкова сыграл голливудский актер П. Бут) США вложили гораздо больше средств, чем в реальном сражение, определившее ход Второй мировой войны. 

В этот период оборона города все больше зависела от своевременного бесперебойного подвоза вооружения, продовольствия и пополнения личного состава. После выхода войск вермахта к Волге Сталинград потерял железнодорожные коммуникации на правом берегу, в этих условиях исключительное значение имели волжские переправы. Непрерывность коммуникаций через Волгу и связь Сталинграда с восточным берегом обеспечивались речным гражданским флотом и судами Волжской военной флотилии под командованием контр-адмирала Д. Д. Рогачева.

Гитлеровцы хорошо просматривали реку и прилегающую к ней местность у Сталинграда, что позволяло им не только производить воздушные налеты, но и вести обстрел из всех видов артиллерии и минометов — охота шла за каждым судном. Несмотря на это, гражданские речники и военные моряки успешно решали поставленную перед ними задачу. В ходе битвы они перевезли на правый берег свыше 82 тысяч солдат и офицеров, большое количество боевой техники, продовольствия и других военных грузов. Из Сталинграда на левый берег они эвакуировали около 52 тысяч раненых воинов и гражданского населения. Корабли и бронекатера флотилии взаимодействовали с сухопутными войсками, поддерживая их своим огнем и высаживая десантные группы. Части морской пехоты сражались на берегу вместе с армейскими соединениями.

Несмотря на провал очередной попытки захватить Сталинград, германское командование не оставляло своих замыслов и по-прежнему стремилось полностью овладеть городом. В октябре 1942 года под Сталинград отправились крупные силы из резерва — около 200 тысяч солдат обученного ополчения, до 90 артиллерийских дивизионов, а также 40 саперных батальонов, специально подготовленных для штурма города. Для Гитлера овладение городом, носящим имя его заклятого противника, становилось чем-то вроде навязчивой идеи. Это хорошо понимал и И. В. Сталин, который сказал А. М. Василевскому: «От Сталинграда Гитлер не уйдет. Да и на Кавказ может повернуть, но часть войск у Сталинграда все равно держать будет, потому что город моим именем назван».

14 октября 1942 года Гитлер подписал оперативный приказ № 1 Главного командования сухопутных сил вермахта о переходе к стратегической обороне на всем советско-германском фронте. Хотя немецко-фашистские войска вышли к Волге и проникли на Кавказ, они не смогли овладеть Сталинградом, основными нефтеносными районами Кавказа и перевалами Главного Кавказского хребта. Новый срок для захвата Сталинграда германское командование назначило на 14 октября.

Утром этого дня 6-я немецкая полевая армия начала атаку, которую поддерживали около тысячи самолетов 4-го воздушного флота. Сосредоточив на фронте протяженностью около 4 километров три пехотные и две танковые дивизии, германское командование бросило их в наступление, нанося главный удар в общем направлении на тракторный завод и завод «Баррикады».

К 20 октября гитлеровцам удалось захватить Мамаев курган и выйти к Волге в районе Сталинградского тракторного завода и в районе устья реки Царица. Фронт 62-й армии был вторично разобщен. Ее части вели изнурительные уличные бои, часто переходившие в рукопашные схватки. И все же положение существенно изменилось — самые критические дни борьбы остались позади. 14 — 18 октября войска 6-й полевой армии вермахта, штурмовавшие город, были окончательно измотаны, но ценой неимоверных усилий продолжали бои за улицы и кварталы города. Гитлеровцам казалось, что исход сражения медленно, но неизбежно склоняется в их пользу. Последнюю попытку наступления Ф. Паулюс предпринял 11 ноября. Его единственным успехом стал прорыв к Волге в третьей, последней для врага, точке обороны Сталинграда. Для гитлеровцев уличные бои в Сталинграде стали воплощением «ада», сильно ударившим по моральному и боевому настрою солдат и офицеров вермахта. Напротив, каждый день уличных боев поднимал дух защитников города, доказавших свое превосходство в искусстве ближнего боя, где, по мнению генерала В. И. Чуйкова, все решает не сила, а умение, сноровка, изобретательность. Уже в конце октября командующий 62-й армией был убежден, что именно под Сталинградом нашей армии будет суждено одержать победу.

Автор:admin

На дальних и ближних рубежах Сталинграда

Германский стратегический план «Блау» был ориентирован на выход гитлеровских войск к Кавказу и нижнему течению Волги, что лишало советскую страну ее важнейших резервов (хлеба Кубани и Поволжья, нефти Кавказа, угля и оборонных объектов Донбасса) и приводило к потере главной водной артерии СССР. Развитием успеха «Блау» могли стать потенциальные операции вермахта 1943 года: удар вдоль Волги вверх на Москву и продвижение на Ближний Восток в районы, захват которых угрожал стратегическим интересам уже Британской империи — союзника СССР. Бездействие союзников по открытию Второго фронта давало возможность усиления нацистских войск на южном направлении. К тому же Гитлер заставил своих союзников (итальянцев, румын, венгров и словаков) отправить на Восточный фронт контингент, еще более многочисленный, чем в 1941 году.

Немецкое наступление началось 28 июня 1942 года атакой на Воронеж. Советское командование по-прежнему готовилось к отражению удара по Москве. 30 июня, когда противник повернул на юг, Ставка все еще не разгадала замыслы неприятеля. 24 июля 1942 года Ростов перешел к гитлеровцам. Был потерян Донбасс. «Неужели до осени был за ним уже Дон/ И хотя бы колесами к Волге вырвался он?» — писал А. Т. Твардовский в одном из лучших поэтических произведений о Великой Отечественной «Я убит подо Ржевом».

15 июля 1942 года, после появления передовых частей немецко-фашистских войск в районе города Серафимович, в Сталинградской области было объявлено военное положение. В эти дни предпринимались чрезвычайные меры по обеспечению доставки грузов, необходимых для Красной Армии. Боевую подготовку продолжали части народного ополчения, сформированные еще в 1941 году. Для борьбы с вражескими десантами в области было организованно более 80 истребительных батальонов, насчитывавших 11 тысяч бойцов. В июле — августе 1942 года истребительные батальоны вместе с частями Красной Армии сражались против гитлеровских войск.

Немецко-фашистские войска пытались нанести охватывающий удар по флангам советских войск, оборонявших подступы к большой излучине Дона, прорвать их позиции и выйти в район города Калач, чтобы затем с ходу овладеть Сталинградом. С этой целью командовавший 6-й немецкой полевой армией генерал Ф. Паулюс, не дожидаясь полного сосредоточения войск, выделил две ударные группировки: северную (в районе хутора Перелазовского, в составе 14-го танкового и 8-го армейского корпусов, а впоследствии и 17-го армейского корпуса) и южную (в районе станицы Обливской, в составе 24-го танкового и 51-го армейского корпусов). Обе эти группировки должны были продвинуться вдоль берега Дона (внутри большой излучины) до города Калач и в этом районе соединиться для форсирования реки и наступления на Сталинград. Таким образом германское командование надеялось окружить советские войска в большой излучине Дона.

На рассвете 23 июля 1942 года северная группировка 6-й полевой армии вермахта, создав подавляющее превосходство сил на направлении главного удара, при активных действиях авиации перешла в наступление против правого фланга 62-й армии советских войск. Отсутствие надежных разведывательных данных у командования Сталинградского фронта не позволило упредить удар немцев. За счет массированного применения танков при четком взаимодействии с артиллерией и пикирующими бомбардировщиками, которые буквально расчищали дорогу танкам, немецко-фашистским войскам удалось добиться победных результатов. К исходу дня две дивизии правого фланга 62-й советской армии и части усиления попали в окружение.

Тяжелые вести с юга и отступление Красной Армии деморализующе действовали на советских людей. Ссылаться на фактор внезапности, как в июне 1941 года, было уже нельзя. Один из героев Великой Отечественной генерал П. И. Батов вспоминал о реакции одной из жительниц станицы, через которую проходила его часть: «Были казаки, да все вышли. Наши деды на Дон врага не пускали…» 

Сталин и Ставка вовремя осознали необходимость радикального изменения настроений масс на фронте и в прифронтовых областях. Могла повториться паника образца лета — осени 1941 года. 20 июля 1942 года состоялся ночной звонок Сталина секретарю Сталинградского обкома ВКП(б) А. С. Чуянову. Верховный главнокомандующий приказал прекратить все мысли об отступлении и свернуть все меры по эвакуации. Предприятия должны продолжать работать на фронт, иначе их руководители будут преданы военному трибуналу. Командование округа обязано в 24 часа вернуться в Сталинград, иначе — военный трибунал. С паникерами — беспощадная борьба: «Город не должен пасть». Продолжением этого ночного разговора стал приказ № 227 от 28 июля 1942 года, который вошел в историю под своим главным девизом «Ни шагу назад!». «Каждую позицию, каждый клочок советской земли» следовало защищать «до последней капли крови». Паникеры и трусы должны истребляться на месте. Без разрешения вышестоящего командования — никакого отступления. 30 июля приказ был зачитан во всех подразделениях и произвел колоссальное впечатление. Он был подкреплен деятельностью заградотрядов, которые с 1 августа по 15 октября 1942 года задержали 140755 военнослужащих, сбежавших с передовой. Из них 3980 человек арестованы для дальнейшего дознания, расстреляны — 1189, возвращены в свои части и пересыльные пункты — 131094, отправлены в штрафные роты — 2779, штрафбатальоны — 185. Следует отметить, что некоторые «разоблачители» от военной истории, утверждающие, что заградотряды могли стрелять только по «своим», сознательно искажают факты. В период Сталинградской битвы заградотряды не раз вступали в непосредственный огневой контакт с противником и наносили ему потери.

Вечером 23 июля 1942 года в ходе переговоров по прямому проводу И. В. Сталин дал личное указание командующему Сталинградским фронтом генерал-лейтенанту В. Н. Гордову ликвидировать прорвавшуюся группировку противника, утверждая, что на фронте имеется около 900 советских танков.

Накануне Великой Отечественной войны город Сталинград являлся одним из крупнейших промышленных центров СССР. В семи районах (Тракторозаводском, Баррикадном, Краснооктябрьском, Дзержинском, Ерманском, Ворошиловском, Кировском) проживало свыше 445 тысяч жителей, имелось 126 промышленных предприятий, 125 школ, ряд высших учебных заведений, театры, спортивные сооружения и прочее. 

К концу июля 1942 года германское командование убедилось, что захватить Сталинград с ходу силами только 6-й полевой армии невозможно, и перегруппировало войска для нового наступления. 31 июля 1942 года противник передислоцировал 4-ю танковую армию с кавказского направления на сталинградское. Ей было приказано нанести удар по Сталинграду через железнодорожную станцию Котельниково. 6-я полевая армия под командованием генерала танковых войск Ф. Паулюса получила задачу полностью овладеть правым берегом Дона и совместно с 4-й танковой армией захватить Сталинград. К вечеру 3 августа 1942 года передовые части 4-й танковой армии вермахта, прорвав оборону 51-й советской армии, вышли к реке Аксай и начали развивать наступление на Абганерово и  Плодовитое.

Во второй половине августа 1942 года германское командование было вынуждено вновь пересмотреть планы наступления на Сталинград: предполагалось нанести два удара по сходящимся направлениям. Северной группировке (6-й полевой армии) предписывалось захватить плацдарм в малой излучине Дона и наступать в направлении Сталинграда с северо-запада. Южная группировка наносила удар из района населенных пунктов Плодовитое — Абганерово вдоль железной дороги на север. Германское командование усилило свои соединения румынскими, венгерскими и итальянскими войсками, которые сменили немецкие дивизии на флангах. Опасность для Сталинграда ко второй половине августа 1942 года значительно возросла: немецко-фашистские войска находились в 60 — 70 километрах западнее города и всего в 20 километрах южнее.

Перед 6-й полевой армией ставилась задача форсировать Дон между населенными пунктами Песковатка и Трехостровская и нанести удар по району севернее Сталинграда. Он должен был сопровождаться на южном фланге армии продвижением части сил через реку Россошка в ее среднем течении с целью соединиться юго-западнее Сталинграда с частями 4-й танковой армии, продвигающимися с юга. Эти маневры планировались с целью овладения центральной, южной и северной частями Сталинграда.

С советской стороны войска Сталинградского фронта, развернутые в 480-километровой полосе между населенными пунктами Бабки и Ляпичев, были серьезно ослаблены в предыдущих боях. Только 62-я армия в результате потеряла четыре стрелковые дивизии целиком и две — частично. (Главным образом это произошло из-за того, что командование Сталинградского фронта отклонило предложение генерал-лейтенанта А. И. Лопатина об отводе частей 62-й армии из «мешка» на правом берегу Дона.)

Чтобы восстановить боеспособность 62-й армии и дать ей возможность удерживаться на левом берегу Дона, в ее состав включались едва ли не все свежие дивизии, приходящие на фронт. Войска Юго-Восточного фронта, державшие оборону от населенного пункта Логовского до озера Сарпа, также понесли значительные потери и не имели достаточных сил и средств для успешного отражения атак противника.

1 сентября 1942 года, когда 62-я и 64-я армии отошли на плохо приготовленный для обороны средний обвод сталинградских укреплений, немецко-фашистские войска вновь перешли в наступление с задачей овладеть городом. Прорвав фронт на рубеже Цыбенко — Ивановка, они уже 2 сентября отодвинули советские части к внутреннему оборонительному обводу. Теперь бои развернулись непосредственно у стен Сталинграда.

8 сентября 4-я танковая армия вермахта своим левым флангом сомкнулась у населенного пункта Яблочное с войсками 6-й полевой армии, выйдя к приволжским возвышенностям у западной окраины города в районе поселка Купоросное. Немецко-фашистские войска вели атаку по всему фронту на северных, западных и южных подступах к городу. К исходу 11 сентября им удалось захватить населенные пункты Песчанка и Зеленая Поляна на южных подступах к Сталинграду.

Сталинские приказы, конечно, повысили стойкость сопротивления, но затруднили эвакуацию гражданского населения Сталинграда — женщин, детей, а также раненых. Она проходила в конце августа — начале сентября под непрерывными бомбежками с разбитых и горевших причалов. Потери были велики. Несколько десятков тысяч сталинградцев (в основном мужчины) остались, чтобы помогать оборонять свой родной город.

Автор:admin

Десятый удар

После выхода Финляндии из войны обстановка на северном участке советско-германского фронта резко изменилась. К моменту окончания военных действий с Финляндией на участке между Баренцевым морем и Ладожским озером действовал Карельский фронт. В соответствии с достигнутым соглашением на участке от Ухты до Ладожского озера в конце сентября финские войска отошли за линию государственной границы СССР 1940 года. Немецкое командование, опасавшееся выхода советских сил с южной стороны во фланг и тыл 20-й горной армии, начало отводить свои войска с кандалакшского и ухтинского направлений на запад, в северные районы Финляндии.

19-я и 26-я армии Карельского фронта, преследуя отступавшего противника, к концу сентября вышли на государственную границу на участке западнее Кировска — юго-западнее Ухты. К этому же времени войска левого крыла Карельского фронта и войска Ленинградского фронта, действовавшие на Карельском перешейке, выдвинулись на государственную границу Советского Союза с Финляндией. К западу от Мурманска противник прочно удерживал занимаемые рубежи. Немецкое командование стремилось удержать районы Петсамо и Киркенеса в Северной Норвегии, где производилась добыча стратегически значимых материалов — никеля и меди.

В течение трех лет противник построил на петсамо-киркенесском направлении развитую и глубоко эшелонированную оборону, состоявшую из трех полос, оборудованных долговременными сооружениями. Особенности местности в сочетании с возведенными укреплениями создавали благоприятные условия для гитлеровцев и затрудняли наступление советских войск.

Наступление 14-й армии началось утром 7 октября. После артиллерийской подготовки соединения 131-го и 99-го стрелковых корпусов прорвали главную полосу обороны, форсировали реку Титовку и захватили плацдармы на ее западном берегу. 8 и 9 октября соединения ударной группы армии, развивая успех, взломали вторую полосу обороны. В ходе трехдневных боев войска 14-й армии, несмотря на ожесточенное сопротивление и неоднократные контратаки противника на отдельных участках, прорвали тактическую оборону немцев на направлении главного удара и создали условия для наступления на Петсамо и Луостари. Гитлеровские войска, неся большие потери, под ударами советских войск были вынуждены отходить в западном направлении.

На направлении главного удара войска 14-й армии, стремительно наступая с востока, юго-востока и запада, 12 октября овладели Луостари и продолжали идти вперед. 14 октября они завязали бои за район Петсамо. Преодолев упорное сопротивление противника, соединения ударной группы армии в ночь на 15 октября при содействии частей Северного флота форсировали реку Петсамо-йоки и освободили узел обороны Петсамо. В ходе сражений 14-я армия во взаимодействии с кораблями и частями Северного флота при поддержке 7-й воздушной армии нанесла большой урон частям 19-го горно-стрелкового корпуса и отбросила их к западу и северо-западу от Петсамо и Луостари. Были созданы благоприятные условия для продвижения советских войск к границам Норвегии.

18 октября 14-я армия возобновила наступление. 29 октября советские войска полностью освободили от гитлеровцев Петсамскую область. 9 ноября 1944 года Ставка Верховного главнокомандования отдала советским войскам приказ перейти к обороне на рубеже западнее Киркенеса — Питкяярви — Наутси. В целях быстрейшего освобождения страны по решению правительства Норвегии на очищенной от противника территории началось воссоздание норвежских вооруженных сил.

В ходе боевых действий советских войск была разгромлена крупная группировка вражеских войск. Соединения 19-го горнострелкового корпуса потеряли до 75 % личного состава и всю боевую технику. Военно-морской флот противника лишился баз на побережье Баренцева моря, в результате резко снизилась его активность на коммуникациях союзников в северных морях.

Успехи Красной Армии в Заполярье наряду с победами в Карелии, на Карельском перешейке и в Прибалтике способствовали укреплению отношений между Советским Союзом и Скандинавскими странами. Освобождением Петсамской области завершилась длительная борьба с немецко-фашистскими захватчиками на Крайнем Севере. 5 декабря 1944 года Президиум Верховного Совета СССР учредил медаль «За оборону Советского Заполярья». Ею были награждены все участники обороны Заполярья — военнослужащие Красной Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, а также лица гражданского населения, принимавшие непосредственное участие в обороне этого края.

Автор:admin

Девятый удар

До подхода советских войск к границам Венгрии население этой страны всеми возможными способами оказывало сопротивление профашистскому режиму М. Хорти. 19 марта немцы оккупировали Венгрию, потребовав от Хорти сформировать новое (прогерманское) правительство. Хорти назначил премьер-министром Д. Стояи, который до этого в течение долгого времени исполнял обязанности посла в Берлине.

Тем временем образовался Единый Венгерский фронт сопротивления. В совместном обращении к населению страны руководители трех политических партий изложили основные положения программы Венгерского фронта, предусматривавшие изгнание немецких захватчиков с территории страны и заключение мира с союзниками.

Крупные поражения немецко-фашистских войск на советско-германском фронте летом 1944 года, выход Румынии и Болгарии из войны на стороне гитлеровской Германии и открытие Второго фронта в Западной Европе коренным образом изменили военно-политическую обстановку в Венгрии. В связи с событиями в Румынии венгерское правительство обсудило 25 августа вопрос о дальнейшем участии страны в войне. Одна часть членов правительства настаивала на продолжении войны на стороне Германии, другая — на оккупации Венгрии английскими войсками. В итоге было принято решение с помощью немецких войск не допустить вступления Красной Армии в Венгрию и выиграть время для того, чтобы дать возможность английским войскам оккупировать страну. Кроме того, правящей верхушке Венгрии было известно, что У. Черчилль знает о ее намерениях сопротивляться Красной Армии, но капитулировать перед английскими войсками.

Стремительный выход советских войск в центр Балканского полуострова и Дунайского бассейна усилил беспокойство правящих элит Англии и США. В сентябре 1944 года состоялась вторая Квебекская конференция, на которой между У. Черчиллем и Ф. Рузвельтом была достигнута договоренность по ряду вопросов ведения войны, а также согласована политика в отношении стран Юго-Восточной Европы. Направляясь на конференцию, английский премьер-министр заявил: «Я очень хотел, чтобы мы опередили русских в некоторых районах Центральной Европы. Венгры, например, выразили намерение оказать сопротивление советскому продвижению, но они капитулировали бы перед английскими войсками, если бы последние могли подойти вовремя».

Глава венгерского государства М. Хорти решил обратиться к США и Англии с предложением о заключении перемирия, но получил отказ. В конце сентября 1944 года Красная Армия уже вступила на венгерскую территорию, поэтому начинать переговоры о перемирии имело смысл только с советским командованием. 1 октября в Москву приехала венгерская делегация во главе с генерал-полковником Г. Фараго. Она получила от Хорти указание подписать соглашение о перемирии, если Советский Союз согласится на «участие американцев и англичан в оккупации Венгрии» и на «свободный отход немецких войск». 

Гитлеровское командование, узнав от двух министров кабинета М. Хорти о намерениях венгерских правящих кругов «предать Германию», срочно перебросило в район Будапешта крупные танковые силы.

В целом политическое положение Венгрии к концу сентября 1944 года было неустойчивым. Советское командование, учитывая разногласия в правящих венгерских кругах и оперативно-стратегическую обстановку, приняло решение без промедления начать боевые действия на территории страны.

Разгром немецко-фашистской группировки в Венгрии планировался с расчетом вывести страну из войны на стороне Третьего рейха. Это позволило Красной Армии выйти к западным границам Венгрии и развернуть наступление в направлении Вены и южных районов Германии.

Утром 6 октября после короткой артиллерийской и авиационной подготовки соединения 2-го Украинского фронта перешли в наступление. Наибольший успех был достигнут на направлении главного удара. Разгромив 3-ю венгерскую армию, 20 октября советские войска заняли Дебрецен. Развивая наступление, они приблизились к важной стратегической преграде — реке Тисе. Форсировав Тису, части Красной Армии овладели крупным плацдармом и вышли к Дунаю в районе города Байа. В ходе операции от гитлеровцев были освобождены восточные районы Венгрии, а также северная часть Трансильвании.

Дебреценская операция оказала большое влияние на политическую обстановку в Венгрии. Действия советских войск и неизбежность полного разгрома венгерской армии вынудили прибывшую в Москву венгерскую делегацию принять 11 октября  предварительные условия соглашения о перемирии между СССР, США и Англией с одной стороны и Венгрией — с другой. 15 октября в Будапеште было передано по радио заявление М. Хорти. В нем говорилось, что, поскольку Германия уже проиграла войну, Венгрии необходимо позаботиться о своих интересах. Хорти сообщил, что он обратился к СССР, США и Англии с просьбой о заключении перемирия.

Несмотря на это заявление, Венгрия из войны не вышла. М. Хорти и венгерское правительство не только не разработали конкретного плана выхода страны из войны, но даже не отдали войскам распоряжения прекратить сопротивление частям Красной Армии.

К этому моменту правительство Венгрии не располагало в районе Будапешта ни одной дивизией, тогда как немцы имели здесь три дивизии. Кроме того, они могли опереться на местную фашистскую организацию «Скрещенные стрелы». 16 октября немцы предложили М. Хорти письменно отказаться от власти в пользу главаря венгерских фашистов Ф. Салаши. За это семье Хорти была обещана безопасность. Он дал согласие, после чего гитлеровцы отправили его вместе с семьей под надзор в Германию.

Немецкие оккупанты образовали в Венгрии новое правительство из представителей организации «Скрещенные стрелы» во главе с Ф. Салаши, который немедленно отдал венгерской армии приказ о продолжении борьбы против советских войск. Заявление М. Хорти от 15 октября и приход к власти Ф. Салаши отразились на настроениях в венгерской армии. Часть генералов и офицеров и значительное число солдат поддержали заявление Хорти о необходимости прекратить войну против СССР, отказавшись от присяги правительству Ф. Салаши. В армии участились случаи дезертирства, солдаты, офицеры и даже генералы переходили на сторону Красной Армии. Однако в конце концов Ф. Салаши все же удалось подчинить себе армию.

27 октября 1944 года Государственный комитет обороны СССР принял постановление, обязав военный совет 2-го Украинского фронта объявить населению Венгрии, что Красная Армия вступила в эту страну не с целью захвата какой-либо части ее территории или изменения существующего строя, а лишь в силу военной необходимости. Все права венгерских граждан и частных обществ, а также принадлежавшая им частная собственность брались под охрану советских военных властей.

Продолжая продвигаться по территории Венгрии, 2 ноября войска 2-го Украинского фронта приблизились к Будапешту, но были задержаны противником. 5 декабря  они возобновили наступление. С 12 декабря к сражениям за Будапешт подключился 3-й Украинский фронт. Несмотря на ожесточенное сопротивление противника, 18 января советским войскам удалось штурмом взять восточную часть Будапешта, а 13 февраля — западную. 28 декабря Временное правительство Венгрии, образованное антифашистскими силами в Дебрецене, объявило войну Германии. 20 января венгерская сторона подписала соглашение о перемирии с СССР, Великобританией и США.

Автор:admin

Восьмой удар

Сложившаяся на Прибалтийском направлении обстановка благоприятствовала развертыванию дальнейшего наступления советских войск с целью разгрома немецкой группы армий «Север» и завершения освобождения Эстонской, Латвийской и Литовской ССР.

На рижском направлении в наступление одновременно перешли ударные группировки 1-го, 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов. Успеху наступления способствовало то, что плотины, построенные советскими войсками в верхнем течении рек Мемеле и Лиелупе, перед началом атаки были закрыты: уровень воды резко понизился, что позволило пехоте и танкам в быстром темпе форсировать эти реки. Но на подступах к Иецаве они были остановлены подошедшими резервами противника. На следующий день только в районе, расположенном южнее этого города, враг предпринял около 17 контратак.

К исходу 16 сентября передовой отряд советских танков приблизился к Западной Двине, а стрелковые соединения вышли на подступы к Балдоне, получив возможность дальнейшего продвижения к Риге. Для противника создалась угроза отсечения войск, оборонявшихся на участке от Западной Двины до Скайсткалне.

В полосе 2-го Прибалтийского фронта продвижение советских войск к Риге представляло для противника еще большую опасность. Поэтому он принимал все меры, чтобы не допустить на этом участке прорыва рубежа «Цесис». Особенно упорно гитлеровцы оборонялись на направлении главного удара с советской стороны. Тем не менее к 22 сентября войска 2-го Прибалтийского фронта прорвали оборону на рубеже «Цесис».

Наиболее высокими темпами развивалось наступление Ленинградского фронта в Эстонии, где складывались весьма благоприятные условия для оперативных действий. Войска Ленинградского фронта перешли в наступление с тартуского участка 17 сентября. Передовые отряды 8-й армии, состоявшие из танковых бригад и частей усиления, к утру 22 сентября вышли на подступы к Таллину, уничтожили прикрывавшие город части противника и к 14 часам освободили столицу Эстонии. Бойцы 14-го полка 72-й стрелковой дивизии первыми водрузили красный флаг на здании Верховного Совета Эстонской ССР. Лейтенант И. Т. Лумисте из эстонского стрелкового корпуса, находившийся в составе передового отряда, установил красный флаг над древней башней Тоомпеа.

После освобождения Таллина войска Ленинградского фронта, преследуя отступавшего противника, продолжали продвигаться на юго-запад. В ходе десятидневного наступления советские войска освободили материковую часть Эстонии и большую часть Латвии. Однако советским войскам не удалось расчленить основные силы группы армий «Север», и немецкое командование смогло отвести их из Эстонии в район рижского плацдарма.

Изменения в стратегической обстановке (в особенности сосредоточение основных сил группы армий «Север» в районе рижского плацдарма и рижского «коридора») требовали переноса главного удара советских войск с рижского направления на мемельское, а также развертывания действий с целью освобождения Моонзундских островов. Поэтому Ставка Верховного главнокомандования поставила перед фронтами новые задачи.

Моонзундские острова имели большое значение для противника: они прикрывали фланг и тыл гитлеровских войск в Прибалтике, обеспечивали блокаду Финского залива. Потеря этих островов приводила не только к изоляции рижской группировки со стороны моря — она создавала угрозу высадки советских десантов в Курляндии, то есть в тылу прибалтийской группировки, которая тогда все еще удерживала район Риги. С захватом островов Моонзундского архипелага Балтийский флот вновь получал возможность контролировать входы в Финский и Рижский заливы. 

По директиве Ставки от 24 сентября 1-й Прибалтийский фронт должен был произвести перегруппировку войск правого крыла, нанести удар в общем направлении на Мемель и выйти на побережье Балтийского моря, отрезав прибалтийской группировке противника пути отхода в Восточную Пруссию. Начало наступления намечалось на 1 — 2 октября 1944 года. Войскам 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов предписывалось продолжить наступление на рижском направлении, освободить столицу Латвии и очистить побережье Балтийского моря до Лиепаи.

Войскам Ленинградского фронта при содействии Балтийского флота предстояло очистить от захватчиков Моонзундские острова. Для осуществления этой сложной операции потребовалось около двух месяцев (с 27 сентября по 24 ноября). Высадившиеся десанты захватили почти всю территорию архипелага в течение 9 — 10 дней, однако борьба за полуостров Сырве затянулась на полтора месяца. Это произошло из-за того, что при планировании операции был допущен стратегический просчет: командование не придало должного значения организации захвата полуострова Сырве, запиравшего выход к Рижскому заливу. Не было принято во внимание и то, что природные условия полуострова допускали возможность длительной обороны его даже малыми силами.

Чтобы обеспечить внезапность нового наступления на Мемель, подготовка операции проводилась в ограниченные сроки и скрытно. Предпринятая перегруппировка войск представляла собой редкий пример перемещения почти всех сил фронта на новое направление. Несмотря на успешное преодоление главной полосы обороны противника, в первый день подвижные группы армий и фронта не были введены в прорыв. Но 6 октября наступление возобновилось с новой силой.

В связи с успехами советских войск на мемельском направлении командование немецкой группы армий «Север», опасаясь окружения, в ночь на 6 октября начало поспешно отводить свои войска, действовавшие северо-восточнее Риги. В последующие два дня соединения 1-го Прибалтийского фронта продолжали преследовать противника. 43-я армия подошла к первому тыловому оборонительному рубежу на подступах к Мемелю. Ее быстрому продвижению способствовали активные действия 5-й гвардейской танковой армии.

На подходах к Мемелю противник создал несколько оборонительных позиций, состоявших из ряда сплошных траншей. На важнейших направлениях были построены форты с железобетонными сооружениями. Кроме того, немецкое командование задействовало артиллерию береговой обороны и боевых кораблей, введенных в Мемельский порт. Самостоятельно преодолеть такие укрепления 43-я армия не смогла. Фронт не имел возможности оказать ей поддержку, так как основные его силы переключались на решение главной задачи — уничтожение оттесненной к морю группы армий «Север».

11 октября советские войска глубоко выдвинулись в первую полосу городского обвода. К рассвету 13 октября они полностью освободили правобережную часть Риги и начали подготовку к форсированию Даугавы, так как при отходе гитлеровцы взорвали все мосты. 15 октября левобережная часть города была освобождена от противника.