Menu

Белый флаг над вражеским штабом

0 Comments

Было это февральской ночью 1945 года в Будапеште. Окруженная группировка немцев, не дождавшись подкрепления, начала тихо, без выстрелов отходить через парк. Наше отделение перекрыло одну из улиц, по которой могли пройти вражеские части.

В полночь показались гитлеровцы, которые очень тихо двигались в нашу сторону. Завязалась перестрелка. Фашисты, решив, что по улице им не пройти, стали обходить дома, в которых были наши бойцы. Мы встретили врага огнем из автоматов и винтовок, гранатами. Многие гитлеровцы были убиты, остальные засели на чердаке и в подвале одноэтажного здания.

Утром мы предложили фашистам сдаться, но они ответили огнем. В это время ко мне подошел мужчина венгр — в доме, в котором мы находились, на первом этаже собралось несколько семей, женщины с детьми — и сказал: «Я готов пойти к немцам и предложить им сдаться».

Я был в этом доме с двумя бойцами. Подумав, мы согласились, но предупредили нашего парламентера, чтобы он не проговорился им, что нас в этом доме всего трое.

Незнакомец назвался инженером. Он хорошо владел немецким языком, со мною говорил на русском.

Через некоторое время появился венгр с белым флагом и передал нам, что гитлеровцы согласны сдаться в плен, если им гарантирует жизнь русский офицер не ниже чем в чине майора. Я был в то время старшим лейтенантом. В укрытии, как оказалось, находились в основном гитлеровские офицеры, около ста человек. После переговоров мы им дали срок 15 минут и предупредили, что если они не выйдут на дорогу, то будем штурмовать дом.

Противник раздумывал. А штурм мы не могли начать — нас было всего 10 человек, разбросанных по разным домам. Пока обдумывали, что же делать, к нам из тыла пробрался майор Скрипкин. Посоветовавшись с ним, мы на куске простыни написали чернилами по-русски: «Гарантируем жизнь. Майор Скрипкин». С этим белым флагом венгр вышел на дорогу, стал им размахивать. И передал на словах о нашей гарантии. Приказав бойцам маскироваться и следить за выходами, я перебежал с сержантом в первый дом, который стоял вплотную с домом, где засели гитлеровцы. Мы им сказали, что если они не сдадутся через пять минут, то мы не отвечаем за последствия. Через несколько минут из подвала показался белый флаг, затем на дорогу сначала по одному, а потом группами стали выходить фашисты. Ко мне подошел обер-лейтенант, спросил:

— Как быть с генералом?

Я ответил, чтобы генерал становился в голову колонны.

Вышел генерал со своим адъютантом. Он был в солдатской шинели, без погон, в ботинках и пилотке. С ним вышел подполковник, но в противоположность генералу — в полной форме. Вся группа, а их оказалось 118 человек, состояла в основном из офицеров и унтер-офицеров. Приказав сержанту вести их в штаб нашей дивизии, я с оставшимися бойцами начал прочесывать другие дома и обнаружил еще 18 человек.

Оказалось, как мне потом сообщили, что нами в плен был взят штаб во главе с генерал-полковником и начальником штаба подполковником.

 

Ф. Копылов, майор запаса.

Правда, 1970, 17 марта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *