Архив за месяц 30 ноября, 2021

Автор:admin

Подготовка к преобразованиям

В «Кратком курсе истории ВКП(б)» о сплошной коллективизации сказано, что она являлась революцией сверху (поскольку была произведена по инициативе государственной власти), но происходила при прямой поддержке снизу, со стороны крестьян, боровшихся против кулацкой кабалы за свободную колхозную жизнь. В официальных формулировках выражено стремление властей представить свою версию событий, что имеет место и в данном случае. Государственная пропаганда настраивала бедняков против зажиточных крестьян. Между тем удельный вес «кулаков» в деревне был невелик, и утверждения о «кулацкой опасности» кажутся ныне сильно преувеличенными. И все же социальное противостояние между зажиточными и бедняцкими хозяйствами в советской деревне существовало в реальности. Но еще большее противостояние было между городом и селом, что в итоге и погубило политику нэпа.

В 1927 году на 15 съезде партии была образована Комиссия Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросам коллективизации во главе с Я. А. Яковлевым (Эпштейном). Ей предстояло разработать оптимальную модель колхоза. В окончательном варианте предложенная схема во многом напоминала киббуц — модель кооператива, разработанную Всемирной  сионистской организацией для колонистов, переселявшихся в Палестину. Поскольку раньше эти люди были горожанами, для них не предполагалось крестьянского подворья, без которого немыслима российская деревня.

Киббуцы характеризовались высокой степенью обобществления: их члены не могли иметь частной собственности. Тем не менее в экономическом отношении такие кооперативы отличались высокой эффективностью. По-видимому, именно это обстоятельство сыграло главную роль в том, что, механически перенимая чужой опыт, руководство Наркомзема не приняло во внимание несоответствие выбранной модели укладу русской деревни.

Киббуцы, как известно, исходили из наличия пустынного или полупустынного ландшафта, что требовало сверхусилий по ирригации и мелиорации участков. Стоило ли для успеха коллективизации в СССР представлять изначально крестьянские земли пустыней? Конечно, важен не факт национальности разработчиков проектов коллективизации, а понимание их отчужденности от сути этих проектов как представителей городской цивилизации.

Возможно, основная причина губительных для деревни последствий коллективизации заключалась именно в том, что предложенная модель колхоза была несовместима с крестьянскими представлениями о хорошей и даже приемлемой жизни. Очевидно, что ни слишком высокие темпы коллективизации, ни излишнее усердие партийных работников, ни злой умысел Сталина (если допустить существование такого умысла), не могли иметь решающего значения. Так или иначе весной 1928 года Наркомзем РСФСР составил пятилетний план коллективизации. Предполагалось, что к концу 1933 года в колхозах будет состоять 20 процентов от общей численности крестьян. Выступая на 15 съезде ВКП(б) в 1927 году, В. М. Молотов утверждал: «Мы знаем, что развитие крестьянского хозяйства по пути к социализму есть путь длинный. Требуется немало лет для того, чтобы перейти от индивидуального к общественному хозяйству…»

На этом съезде никаких серьезных разногласий у сталинского центра и будущего «правого» уклона еще не было. Хлебозаготовительный кризис 1927 года резко поменял и ситуацию на «аграрном фронте», и стратегические взгляды сталинского большинства — больше не было места длительным срокам преобразований на селе. «Кулацкая хлебная стачка» казалась объявлением войны городу, партии и перспективам индустриализации. А с врагами следовало поступать по законам военного времени. По сути, коллективизация — это последнее крупномасштабное сражение Гражданской войны в России.

Автор:admin

Причины утверждения культа личности

Резкое изменение принятого курса, изменение персонального состава партии и стиля руководства представляли собой своеобразный политический переворот. Он стал возможен не только в связи с поражением группы Бухарина и переходом контроля над партаппаратом к Сталину: советское общество к этому времени было психологически подготовлено к «великому перелому». Народ привлекала выдвинутая Сталиным перспектива быстрого построения социализма в одной отдельно взятой стране. К этому времени в отдельных слоях населения (как в деревне, так и в городе) усилилось раздражение по поводу отсутствия реальных результатов революции с ее первоначальными установками на всеобщее равенство. Поэтому программа Сталина вызывала у людей определенные надежды.

Кроме того, изменилась атмосфера и в самой партии — ее ряды пополнились людьми, настроенными на радикальные действия. Зачастую уровень общей и политической культуры как рядовых коммунистов, так и руководящих партийных работников был низким. На их политическое мнение наложила отпечаток длительная и ожесточенная Гражданская война. Сформировался обширный слой партийных, советских и хозяйственных руководителей, которые считали, что военные методы, обеспечившие победу над «белыми», будут столь же эффективны в любой другой сфере.

Партийные «верхи» уже порядком устали от сотрясавших партию в 1920-е годы бесконечных дискуссий, от необходимости разбираться в сложных нюансах, отличавших «правых» от «левых», троцкистов от зиновьевцев, тех и других — от бухаринцев. Всем хотелось как можно быстрее покончить с личными претензиями партийных вождей и обрести единого лидера и ясную цель. И. В. Сталин уловил настроения масс и партии и умело подогревал эти ожидания. Здесь сыграли роль его личные качества: самообладание, холодная воля и железная логика, практически лишенная всяких сантиментов.

Имели значение и внешние факторы. В конце 1920-х годов резко обострилась международная обстановка. В октябре 1929 года разразился мировой экономический кризис, и у ведущих империалистических держав возник соблазн решить свои проблемы за счет СССР. В этих условиях фигура Сталина  казалась наиболее приемлемой для отстаивания государственных интересов.

Сталин стал вождем в том самом смысле слова, против которого тщетно выступал Каменев еще на 14 съезде партии. При появлении Сталина на 15 съезде, как свидетельствует стенографический отчет, все присутствующие делегаты (в том числе и бывшие оппозиционеры) встали  и приветствовали генсека продолжительной овацией и криками «Ура!». Ни на одном партийном съезде В. И. Ленин не удостаивался подобной реакции соратников. Столь желаемое вождем революции единство партии было достигнуто. Цена этого единства оказалась несоизмеримой ни с одной из исторических жертв в судьбе России.

Сталин «отпраздновал» индустриализацией свой официальный 50-летний юбилей (лишь совсем недавно выяснилось, что генсеку в тот год исполнился 51 год). К юбилею была выпущена книга, где даже бывшие оппозиционеры возвеличивали успехи страны и товарища Сталина. Успехи реальные: Советский Союз ускоренными темпами двигался от страны сохи к державе крупного машинного производства и «стальных коней» — тракторов.

Частная торговля эпохи нэпа остановилась на том, что вытащила Советский Союз из пропасти, куда ее завел «военный коммунизм». Коммерческая активность помогла государству «обрасти» внешнеэкономическими связями. Однако оставался вопрос возможного военного конфликта с иностранными государствами.

Новая экономическая политика, несмотря на все ее многочисленные плюсы, могла обеспечить единственно условия для прогрессивного развития торговли (и то на начальном этапе), но никак не стимулировать подъем промышленности. Хозяйство страны уже не могло долго держаться на «коммерсантах». Сталин, пусть временами и весьма своеобразно толкуя те или иные положения марксизма, оценил общие тенденции мирового развития и сделал вывод: Советский Союз должен был пойти по пути индустриализации, чтобы по уровню национального богатства и техническому могуществу сравняться с ведущими западными державами, а затем и превзойти их. Этот вывод стал директивой для партии и государства.

Соображения экономической рентабельности были подчинены догмату государственной целесообразности. В итоге нэп был ликвидирован. После того как государство монополизировало в своих руках финансы, сырье и рабочую силу, частный сектор в промышленности и торговле был обречен. На нерентабельность была обречена и экономика пятилеток с их колоссальным объемом строительства, огромными капиталовложениями в новую технику, трудовым героизмом, который единственный мог компенсировать низкую производительность труда и высокую себестоимость продукции. Административно-командная модель экономики стала зеркальным отражением административно-бюрократической модели управления партией и государством и, возможно, максимально соответствовала форс-мажорным обстоятельствам экономического рывка и сверхиндустриализации. Данная модель предопределила свершения первых пятилеток, помогла стране выстоять и победить в годы Великой Отечественной войны. Но форс-мажор и «чрезвычайка» не могут длиться непрерывно и долго.

Автор:admin

Формирование командно-административной системы

В 1920-е годы были созданы предпосылки для формирования советской командно-бюрократической системы, которую схематически можно изобразить в виде пирамиды, состоящей из трех основных блоков — политического руководства, управленческого аппарата и непосредственных исполнителей. Каждый из этих блоков имеет ту же внутреннюю структуру, что и пирамида в целом. На вершине пирамиды есть место только для одного. Каждое звено полновластно по отношению к нижестоящему, но имеет лишь исполнительные функции по отношению к вышестоящему.

Командно-бюрократическая система противоречила природе социализма, поэтому она испытывала отторжение как со стороны народа, так и (в определенной степени) со стороны тех партийных и государственных работников, которые понимали ее недопустимость. «Ответом» системы стало создание двух охранительных механизмов («режимов»), которые гарантировали ей безопасность. Первый из них — «режим страха» — ограждал пирамиду власти и уничтожал всякого, кто покушался на интересы системы. Второй механизм — «режим маскировки» — базировался на отсутствии гласности и массированной пропаганде культа личности. Культ личности был благообразной маской, которая позволяла не просто скрывать преступления, но представлять их главного виновника символом социализма.

Главным стержнем, на который нанизывается пирамида, является вертикаль «приказ — исполнение». Так как это система бюрократического централизма, то исполнение не обязательно должно быть фактическим, но оно непременно должно быть «оформленным» (то есть отраженным в соответствующих документах). В этих условиях отдельные люди выступают не личностями, а «винтиками» государственного механизма. Как бы они ни сопротивлялись системе, никто из них не может из нее «выскочить». Будучи генеральным конструктором этой модели, Сталин сам стал ее функциональным звеном, когда она сформировалась. 

Именно политика администрирования привела к срыву ряда важнейших показателей первого пятилетнего плана в промышленности. Еще более тяжелые последствия политика «забегания вперед» вызвала в сельском хозяйстве. Ленинская идея кооперирования была принесена в жертву прагматическим соображениям. Колхозы использовались для внерыночного изъятия хлеба по твердым ценам (нередко ниже себестоимости). Иногда давались повторные планы заготовок, изымалось даже семенное зерно. Фактически эта тактика перекликалась с выдвинутой в середине 1920-х годов Е. А. Преображенским идеей «первоначального социалистического накопления» за счет эксплуатации крестьянства. В результате в ряде районов до 25 процентов крестьян было лишено избирательных прав и до 15 процентов крестьянских хозяйств раскулачено. Массовое раскулачивание создало огромную армию бесплатной рабочей силы (заключенных и спецпереселенцев).

Автор:admin

Великий перелом

После разгрома «левой» и «правой» оппозиции внутри ВКП(б) в высшем политическом руководстве нарушился сложившийся после смерти В. И. Ленина «баланс сил». Сталинская группа получила безраздельное большинство и могла беспрепятственно проводить свою политику.

Осенью 1929 года по инициативе Сталина, которого поддержали члены Политбюро В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов, кандидаты в члены Политбюро А. А. Андреев, К. Я. Бауман, Л. М. Каганович и другие, был взят курс на «великий перелом» — резкое повышение показателей пятилетнего плана в промышленности и темпов коллективизации сельского хозяйства. Это нарушило всю систему и без того напряженных межотраслевых балансов — для хозрасчета почти не осталось места. Наконец-то, по выражению Сталина, нэп был «выброшен к черту». Сталинское руководство взяло на вооружение многие идеи лидеров «левой оппозиции».

На ноябрьском Пленуме ЦК ВКП(б) в 1929 году резкой критике были подвергнуты «правые» и «примиренцы», а тех, кто отваживался выражать несогласие с позицией Сталина, заклеймили как фракционеров. В апреле 1929 года 16 партконференция приняла решение о проведении «чистки» в партии. Из рядов ВКП(б) «вычищались» все, кто когда-либо голосовал против Сталина и поддерживал его оппонентов. «Чистка» распространялась и на беспартийных работников государственных учреждений.

Критерии для обвинения были настолько размытыми, что при предвзятом отношении мог быть «вычищен» любой служащий. «Вычищали» «моральных разложенцев», «извратителей советских законов, сросшихся с кулаками и нэпманами», «растратчиков», «взяточников», «саботажников», «лентяев». Большая часть советских граждан страны находилась под страхом быть «вычищенными» либо с работы, либо из партии.

Автор:admin

Окончательное свертывание демократии

Сталин был далек от ленинского стиля работы. Ленин полагал, что «в деловых политических спорах, храня чистоту принципов, вместе с тем надо не видеть «интригу» или «противовес в инакомыслящих или инакоподходящих к делу», а ценить самостоятельность людей». На 7 конференции РСДРП(б), состоявшейся в апреле 1917 года, В. И. Ленин критиковал взгляды Л. Б. Каменева по ряду вопросов. Но когда при обсуждении кандидатур в ЦК прозвучал отвод Каменеву, то Ленин выступил за его избрание, аргументировав свою точку зрения следующим образом: «То, что мы спорим с товарищем Каменевым, дает только положительные результаты. Присутствие товарища Каменева очень важно, так как дискуссии, которые веду с ним, очень ценны. Убедив его, после всех трудностей, узнаешь, что этим самым преодолеваешь трудности, которые возникают в массах».

Иной тактики придерживался Сталин: он стремился отсечь от партии не только участников оппозиции, но также и просто «подозрительных». Это объяснялось теми свойствами личности Сталина, об опасности которых предупреждал Ленин, — невнимательностью к товарищам по партии, неумением извлекать пользу из дискуссий, настроем на выпячивание разногласий (то есть на раскол), а не на поиск общих позиций. Спорам придавались исключительная острота и нервозность, что отрицательно оказывалось на стиле партийной работы, приводило к взаимным обвинениям, навешиванию ярлыков. По существу, Сталин сам провоцировал обострение борьбы внутри партии. Малейшие расхождения по поводу форм, методов, сроков решения отдельных проблем он трактовал как сознательный  пересмотр генеральной линии партии на построение социализма.

Вместе с тем в ходе дискуссий 20-х годов во внутрипартийную борьбу было вовлечено много коммунистов, которые шли за лидерами оппозиции не потому, что разделяли их взгляды, — таким путем они боролись против свертывания партийной демократии. Начиная с 1925 года стали нарушаться уставные сроки созыва партийных съездов и конференций, усилились бюрократические тенденции в работе партийного и государственного аппарата. Например, Н. И. Муралов, о котором Ленин говорил как о ценном и самостоятельном человеке, на 15 съезде партии отметил, что «много бед произошло от того, что целых два года наш партийный съезд не собирался… У нас ни разу не было при Ленине так, чтобы съезд не собирался ежегодно». Ветеран партии С. И. Аралов объяснял «примыкание Муралова к оппозиции его протестом против нарушения ленинских норм жизни».

Репрессии в отношении лиц, причисленных к классово враждебным элементам, проводились в это время не только в судебном, но главным образом во внесудебном порядке. В конце 1929 года по инициативе местных партийных органов стали образовываться «тройки» в составе первого секретаря райкома партии, председателя райисполкома и начальника местного органа ГПУ. Постановление ЦИКа и СНК СССР «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством» наделило местные органы власти чрезвычайными полномочиями, легализовав, таким образом, деятельность «троек». Осужденные ими лица направлялись в исправительно-трудовые лагеря.

Однако на местах люди могли только лишь догадываться о закулисных междоусобицах. Еще не будучи Генеральным секретарем партии, Сталин понял, что «властвуют не те, которые выбирают и голосуют, а те, кто правит… Страной управляют на деле не те, которые выбирают своих делегатов…. Нет. Страною управляют фактически те, которые овладели на деле исполнительными аппаратами государства, которые руководят этими аппаратами». Иными словами, Сталин раньше других осознал, насколько велика организующая сила аппарата (особенно в партии, которая сложилась в условиях подполья). На словах он не раз осуждал «зажим» демократии, критиковал принцип «назначенства» (а не выборности) секретарей в губкомах, горкомах и так далее, говорил о необходимости покончить с командным стилем, укоренившимся в годы Гражданской войны.

Но на деле было совсем другое. Именно Сталин добился наибольшего эффекта в насаждении административно-приказных методов работы. Он постепенно окружал себя людьми, которые выделялись не только организаторскими способностями, но и личной преданностью, исключительной исполнительностью. Начиная с 1922 года вместе с ним секретарями ЦК работали В. М. Молотов, В. В. Куйбышев, Л. М. Каганович.

После смерти Ленина происходило постепенное сужение демократических начал в деятельности РКП(б), а роль партийного аппарата, наоборот, возрастала. Одновременно предпринимались меры по превращению Коммунистической партии «в своего рода орден меченосцев внутри государства Советского, направляющий органы последнего и одухотворяющий их деятельность». Это было очевидно и для соратников В. И. Ленина. «У нас сейчас за все отвечает СТО и Политбюро. Так конкурировать с частником и капитализмом и с врагами нельзя», — писал Ф. Э. Дзержинский в июле 1926 года В. В. Куйбышеву.

Последний этап внутрипартийной борьбы завершился личной победой Сталина, который приобрел абсолютную власть в партии и государстве. В результате был принят курс на отказ от нэпа и форсированную индустриализацию страны, преобладание командно-административных методов в управлении экономикой.

Автор:admin

Теория «врастания кулака в социализм»

В 1925 году, в самый разгар нэпа, Н. И. Бухарин выдвинул лозунг «Обогащайтесь!», от которого он, впрочем, довольно быстро отказался. Тогда же он написал, что крестьянство «врастет в социализм» при последовательном осуществлении нэпа. Отсюда появилась теория «врастания кулака в социализм» (доктрина «правого коммунизма»). В этом вопросе Бухарин разошелся со своим бывшим соавтором — Е. А. Преображенским, поскольку придерживался иного взгляда на проблему дальнейшего строительства социализма. Если Е. А. Преображенский, сформулировавший «закон первоначального социалистического накопления», вслед за Троцким рассматривал село в качестве фактического источника экспроприации необходимых для индустриализации средств, то Бухарин стремился сбалансировать темпы преобразований в промышленности и сельском хозяйстве.

Идея Н. И. Бухарина о «врастании кулака в социализм» была, по сути, развитием принципов нэпа в ленинском понимании. Среди политических решений того времени вариант Бухарина отличался наибольшей теоретической продуманностью и целостностью. Еще накануне 15 съезда ВКП(б) Бухарин выступил с обоснованием нового курса политики партии. В целом речь шла об ускорении реконструктивных (восстановительных) процессов в народном хозяйстве на основе нэпа. Но зимой 1927/28 годов произошел хлебозаготовительный кризис. Причины кризиса и пути его преодоления обсуждались на апрельском и июльском Пленумах ЦК ВКП(б) 1928 года. В ходе этих обсуждений и выявились коренные расхождения в позициях Сталина и Бухарина.

Сталин объяснял кризис хлебозаготовок следствием саботажа, выросшего и окрепшего в условиях нэпа кулачества. И вообще, генсек был настроен всюду видеть противников: «Мы имеем врагов внутренних. Мы имеем врагов внешних. Об этом нельзя забывать… ни на одну минуту». Основным средством преодоления трудностей провозглашалось уничтожение врагов, среди которых на первом месте стояли кулаки. В этом тезисе проявился один из важных моментов сталинской концепции постоянного обострения классовой борьбы по мере построения социализма.

Когда Бухарин анализировал те же явления, он обращал внимание на недостатки и ошибки в работе властей: «Мы знаем, что главнейшие рычаги хозяйственного воздействия находятся в наших руках, и владение этими рычагами делает нас непобедимыми с точки зрения внутренних отношений, если только мы не будем делать крупных ошибок. Кулак же представляет опасную силу в первую очередь постольку, поскольку он использует наши ошибки».

Уроки зимы 1927/28 годов Бухарин видел в том, что она выявила недостатки в системе управления, выразившиеся в широком применении «чрезвычайных мер», то есть грубого насилия, по отношению к кулацким и зажиточным хозяйствам («держателям хлеба»), а также к середнякам. Это привело к сворачиванию нэпа в наиболее важной системе экономических отношений — между городом и деревней.

В противовес насилию и административно-волевым методам Бухарин предложил сосредоточиться на совершенствовании работы партии и государства. В связи с кризисом хлебозаготовок он считал, что использовать некоторую часть валюты для закупки хлеба за границей целесообразнее, чем идти на чрезвычайные меры, которые могут спровоцировать сопротивление крестьянства.

Н. И. Бухарина поддержали члены Политбюро ЦК: председатель СНК СССР А. И. Рыков, председатель Президиума ВЦСПС М. П. Томский, кандидат в члены Политбюро, секретарь ЦК и МК ВКП(б) Н. А. Угланов. В уже упоминавшихся «Заметках экономиста» Бухарин критиковал действия  правительства, намеревавшегося поправить ситуацию в стране за счет повышения налогов, запуска в обращение большой массы бумажных денег, перекачки средств в тяжелую промышленность (благодаря разнице в ценах между промышленными товарами и продукцией других отраслей народного хозяйства). Н. И. Бухарин считал, что изыскать дополнительные средства для развития экономики позволит «максимальное сокращение всех непроизводительных расходов, которые у нас поистине огромны, и повышение производительности народного труда». Главной формой сотрудничества растущей индустрии с мелкотоварным хозяйством Бухарин считал кооперацию.

И. В. Сталин в качестве выхода из кризиса предложил «сибирский» метод хлебозаготовок. В середине января 1928 года он выехал в Сибирь для изучения обстановки на местах. Это была случайная поездка: один из ранее незначительных ответственных работников заболел, и вместо него туда решил отправиться Сталин.

«Сибирский» метод хлебозаготовок заключался в индивидуальном обложении: бедняки освобождались от налога, а зажиточные крестьяне (кулаки) должны были выплачивать его в максимальном размере. Однако на практике понятие «кулак» трактовалось расширительно — под эту категорию попадали зачастую и крестьяне со скромным достатком. 

В порядке общественного принуждения зажиточные держатели хлеба были обязаны сдавать его по твердым ценам. В случае отказа к ним применялась статья 107 Уголовного кодекса РСФСР, предусматривавшая лишение свободы с полной или частичной конфискацией имущества, направленная против крестьян, срывавших план хлебозаготовок и провоцировавших «злостное повышение цен на товары путем скупки, сокрытия или невыпуска таковых на рынок». 25 процентов конфискованного хлеба раздавалось беднякам в порядке ссуды. Это способствовало поддержке слабых хозяйств, но вместе с тем приводило к поляризации сил в деревне. Держатели хлеба изолировались от беднейшей части сельского населения. При этом допускались большие злоупотребления: повальные обыски, изъятие у сельчан не только излишков, но и семенного зерна.

Кроме того, к концу 1920-х годов деревня «осереднячалась»: кулаки составляли около 3 процентов населения, бедняки — не более 34 процентов. Таким образом, более 60 процентов сельского населения составляли середняки. Это обстоятельство признавал и сам Сталин, когда говорил, что «большая часть хлеба не у кулака, а у середняка». Бухарин обвинил Сталина в том, что «сибирский» метод заготовок есть не что иное, как ликвидация нэпа, отступление от линии 15 съезда партии. В ответ Сталин заявил, что «необходимо признать допустимость временных чрезвычайных мер, подкрепленных общественной поддержкой середняцко-бедняцких масс, как одного из средств сломить сопротивление кулачества и взять у него максимально хлебные излишки, необходимые для того, чтобы обойтись без импорта хлеба. И сохранить валюту для развития индустрии».

Этот аргумент Сталина было трудно опровергнуть — ведь речь шла о временных чрезвычайных мерах, предпринимаемых с одобрения масс. Вновь оказалась востребованной терминология «военного коммунизма»: «сломить сопротивление кулачества», «взять у него излишки». «Военно-коммунистическая» идеология еще находила отклик у определенной части членов партии. Слова же о «сохранении валюты для развития индустрии» характеризуют Сталина как рачительного хозяина.

В конечном счете единомышленники Бухарина согласились со Сталиным. Чрезвычайные меры были продлены, и в 1929 году рыночные отношения продолжали сворачиваться. Тогда сторонники Бухарина заявили, что чрезвычайные меры «толкнули середнячество в сторону кулака». Сам Бухарин считал, что ожесточенность крестьянства во взаимоотношениях с государством является следствием просчетов в работе центрального и местного аппаратов, а не результатом неизбежности обострения классовой борьбы. Однако позиция Бухарина и его сторонников вновь не получила поддержки. За группой Бухарина закрепилась репутация защитников кулачества.

Сыграл свою роль и доклад члена Политбюро, Председателя ЦИКа М. И. Калинина «О путях подъема сельского хозяйства и налоговом обеспечении середняка», прозвучавший на  16 партийной конференции. Социалистическое преобразование деревни Калинин трактовал в духе ленинского кооперативного плана, предусматривавшего вовлечение крестьян в социалистическое строительство через кооперацию, что обеспечило бы плавность перехода от мелкого единоличного хозяйства к колхозам. Поэтому большинству членов ЦК опасения группы Бухарина представлялись несостоятельными.

Авторитету Бухарина и его сторонников был нанесен серьезный ущерб также и «троцкистами», которые предали гласности материалы конфиденциальной встречи Н. И. Бухарина и Г. Я. Сокольникова с Л. Б. Каменевым в июле 1928 года (на встрече обсуждались вопросы политики партии). В апреле 1929 года Н. И. Бухарин и М. П. Томский были сняты с занимаемых должностей: Бухарин — с поста редактора «Правды» (одновременно его вывели из состава Исполкома Коминтерна), Томский — с поста председателя Всесоюзного Центрального Совета профессиональных союзов (ВЦСПС). В апреле 1929 года из Политбюро и Секретариата ЦК был выведен Н. А. Угланов, в ноябре — Н. И. Бухарин. В следующем году из состава Политбюро были удалены М. П. Томский и А. И. Рыков. С отстранением А. И. Рыкова от участия в решении внутрипартийных дел в руководстве ВКП(б), кроме Сталина, не осталось никого из тех, кто был избран в Политбюро ЦК партии при Ленине.

С осени 1929 года безраздельное руководство И. В. Сталина в партии стало фактом. Его власть сделалась не только «необъятной» (что тревожило еще Ленина), но и единоличной. В обиходе его ближайшего окружения вскоре появилось слово «хозяин» — ранее оно было невозможным для определения отношений в партии. На этой почве усиливались и преумножались отрицательные стороны характера Сталина: он грубо пресекал все попытки принципиальных дискуссий внутри партии и с ним лично.

Автор:admin

Николай Иванович Бухарин

Николай Иванович Бухарин родился 27 сентября (9 октября) 1888 года в Москве, в семье школьного учителя. С детства его интересы были весьма разносторонними. Он увлекался поэзией (знал наизусть стихи Гейне) и живописью. Тем не менее в Московский университет он поступил с намерением получить экономическое образование. В партию большевиков Николай Бухарин вступил в 17-летнем возрасте. Затем последовали два ареста, ссылка, побег за границу (в 1911 году), а затем новые аресты в разных странах. В эмиграции Бухарин продолжил экономическое образование. Его перу принадлежат несколько трудов по экономике, в том числе специальное исследование «Политическая экономия рантье».

Известие о Февральской революции застало Бухарина в Америке, откуда (через Японию) он вернулся в Россию. В Москве Бухарин примкнул к большевикам во главе с В. И. Лениным. Троцкий писал о нем: «… в характере Бухарина было нечто детское, и это делало его, по выражению Ленина, любимцем партии. Мягкий, как воск (по выражению Ленина), Бухарин был влюблен в Ленина и привязан к нему, как ребенок к матери. Острота полемики никогда не нарушала их дружеских отношений».

В 1919 году Бухарин в соавторстве с экономистом Е. А. Преображенским выпустил книгу «Азбука коммунизма». В ней в доступной форме освещались основные идеи коммунизма. По «Азбуке» училась вся партийная молодежь. Вокруг Бухарина стала складываться группа выпускников Института красной профессуры — так называемая бухаринская школа.

Позднее взгляды Бухарина изменились. Когда произошел поворот к нэпу, его книга оказалась удобной «для разоблачения крайностей военного коммунизма».

Н. И. Бухарин отличался красноречием, простотой и непосредственностью в манерах. Однажды во время заседания Политбюро пришло какое-то хорошее известие. Бухарин выразил свой восторг тем, что встал на диване вверх ногами и простоял так с минуту. 

До 1925 года Бухарин и Сталин были довольно близкими друзьями. Как-то Сталин сказал Бухарину: «Мы с тобой, Николай, как Гималаи, остальные — ничтожество». Позднее все изменилось. Бухарин назвал Сталина Чингисханом и в разговоре со своим недавним противником Л. Б. Каменевым признался, что согласился бы даже на убийство Сталина: «Разногласия между нами и Сталиным во много раз серьезнее, чем все наши разногласия с вами. Он перережет нам горло». Но в середине 1920-х годов Бухарин был одним из главных союзников Сталина в его борьбе с политическими противниками. Бухарин был одним из тех, кто помог Сталину «свалить» Троцкого. В 1926 году он заявил: «Встаньте перед партией со склоненной головой и скажите: «Простите нас, ибо мы погрешили против самой сути «ленинизма». По-честному скажите: «Троцкий ошибался… Почему у власти нет мужества выгнать и сказать, что это — ошибка?» Сталин воскликнул тогда: «Здорово, Бухарин, здорово! Не говорит, а режет!»

Каменев, Зиновьев и Троцкий стали партийными изгоями не из-за того, что Сталин был не согласен с их программой, — ведь он сам собирался отказаться от нэпа. По сути дела, он использовал эту дискуссию как повод расправиться с соперниками в борьбе за власть. Бухарин и его сторонники уступили сталинскому давлению и проголосовали за исключение из партии лидеров «новой оппозиции».

Автор:admin

Борьба с троцкизмом

Лев Давыдович Троцкий (Бронштейн) родился в Херсонской губернии в обеспеченной семье. Родители дали ему хорошее образование. В 1894 году, закончив Одесское реальное училище, он поселился у родственников в городе Николаеве для подготовки к поступлению в университет. Здесь он сблизился с группой радикально настроенной молодежи; вместо учебы занялся пропагандистской деятельностью среди рабочих. В 1898 году Лев Бронштейн был арестован. Около двух лет он провел в Одесской тюрьме, где взял себе политический псевдоним Троцкий. После тюрьмы его ожидали четыре года ссылки в Восточную Сибирь. В 1902 году Троцкий совершил побег из Восточной Сибири в Лондон, где к тому времени обосновались российские социал-демократы.

Во время первой русской революции Л. Д. Троцкий возвратился в Россию и стал одним из руководителей Петербургского Совета рабочих депутатов. В декабре 1905 года он был вновь арестован и по приговору суда отправлен на вечное поселение в Сибирь, но в январе 1907 года бежал с этапа; товарищи по партии переправили его за границу.

Известие о Февральской революции застало Троцкого в США. 4 мая 1917 года он прибыл в Россию. Вначале попытался создать собственную социал-демократическую группу, но затем поддержал В. И. Ленина. В 1918 — 1925 годах Троцкий занимал руководящие посты в Красной армии — был наркомом по военным и морским делам, председателем Реввоенсовета республики.

В это же время, будучи членом Политбюро, Троцкий успешно выполнил ряд поручений партии в области народного хозяйства, но, по словам Ленина, с чрезмерным увлечением «чисто административной стороной дела». Троцкий имел много сторонников в партии, в массах. Обладая талантом оратора, он сумел привлечь на свою сторону людей, разделявших ультралевые настроения, которые в те годы были достаточно широко распространены, особенно среди молодежи.

Именно к молодежи как «политическому барометру», «нашей смене» и «завтрашнему дню» Троцкий апеллировал в своей известной статье «Новый курс», опубликованной в «Правде» 8 декабря 1923 года. Эта статья ознаменовала новый виток противостояния между Сталиным и троцкистами, с которыми уравняли и авторов направленного в ЦК письма, подписанного 46 «старыми» партийцами (значительная их часть представляла сторонников разгромленной на 10 съезде РКП(б) платформы «демократического централизма»).

Снова на повестку дня вставал вопрос о «рабочей демократии», понимаемой в первую очередь как культивирование более широкой демократии в большевистской партии и возможность «диалога» с «беспартийными» массами. Троцкий предупреждал об опасности бюрократического перерождения «старой гвардии». «Средство против этой опасности — глубокая перемена курса и все большее вовлечение в партию пролетариев у станка. Нужно обратить особое внимание на учащуюся молодежь. Они наша проверка, наша смена», — писал он в «Новом курсе».

Впрочем, за очередным призывом к «перетряхиванию» не просматривается продемократичный «новый курс». «Культурная революция» в Китае под руководством «великого кормчего» Мао Цзэдуна проиллюстрировала на практике направление политической линии так и не ставшего «кормчим» Льва Троцкого, который в решающий момент дискуссий выказывал максимум политической позы и минимум политической воли. Тот же Б. Бажанов вспоминал, что во время заседаний Политбюро Троцкий демонстративно читал французский роман и игнорировал гневные упреки своих непримиримых «соратников».

Л. Б. Каменев предупреждал о пагубности самого лозунга демократии: «Сегодня скажут — демократия в партии, завтра — демократия в профсоюзах, послезавтра беспартийные рабочие могут сказать — дайте нам такую же демократию, какую вы вызвали у себя. А разве крестьянское море не может сказать нам — дайте демократию?» Сталин же противопоставил «демократизму недовольных партийных вельмож» совсем иное видение партии. 

На 13 партконференции, проходившей с 16 по 18 января 1924 года, Сталин провозгласил партию «монолитной организацией, высеченной из одного куска… не только единой, не только сплоченной, но и настоящей стальной партией». Тогда же он потребовал привести в действие против оппозиции секретный 7-й пункт резолюции 10 съезда РКП(б) «О единстве партии», санкционировавший исключение из партии самих членов ЦК, повинных в грехе фракционности.

Основной удар пришелся по троцкистам, которые занимали ведущие посты в Красной армии. Были отстранены от должности один из авторов «письма 46» член Реввоенсовета И. Н. Смирнов, командующий Московским военным округом и начальник политуправления В. А. Антонов-Овсеенко, руководивший в свое время захватом Зимнего дворца. Пост главкома РККА был упразднен, заместителем Троцкого, а затем и его преемником (с января 1925 года) на посту наркома Реввоенсовета стал Михаил Фрунзе. Скорее всего, он был выдвиженцем Зиновьева, с чем многие и связывают смерть Фрунзе на операционном столе, которая последовала после проведенной им зачистки Красной армии от троцкистов. На похоронах наркома Сталин произнес поражающую цинизмом фразу: «Может быть… так… и нужно, чтобы старые товарищи так легко и так просто опускались в могилу». Судьба Фрунзе легла в основу запрещенного произведения Б. Пильняка «Повесть непогашенной луны».

В 1925 году И. В. Сталин, М. П. Томский, А. И. Рыков и Н. И. Бухарин выступили против «новой оппозиции» в лице Г. Е. Зиновьева и Л. Б. Каменева.

Алексей Иванович Рыков вступил в РСДРП в 1899 году. Он был одним из организаторов и руководителей вооруженного восстания в Петрограде, а затем занимал ряд ключевых постов в первом советском правительстве. После смерти Ленина Рыков сменил его на посту Председателя Совнаркома.

Рыков был практиком, главным идеологом партии после поражения Троцкого стал Н. И. Бухарин. Он теоретически обосновал сталинский тезис о возможности строительства социализма в одной отдельно взятой стране. Бухарин пересмотрел свои ранние критические воззрения на нэп и был готов признать за новой экономической политикой магистральный путь к социализму, даже при отсутствии мировой революции. Именно споры о судьбе нэпа вновь активизировали внутрипартийную борьбу, закончившуюся распадом триумвирата Сталин — Зиновьев — Каменев и еще большим усилением роли генсека. Все началось с идеологического выпада лидера Коминтерна и ленинградской парторганизации Зиновьева, который в своей книге «Ленинизм» не только пытался на правах личного секретаря Ленина «приватизировать» идейное наследие вождя, но и назвал взгляды Сталина на перспективы победы социализма в СССР в отрыве от мировой революции «национально-ограниченными». По мнению Г. Е. Зиновьева, Л. Б. Каменева, Н. К. Крупской и Г. Я. Сокольникова (представителей «фракционной платформы четырех»), нэп был отступлением от социализма, временным  маневром. Зиновьев как бы озвучил точку зрения пролетариата, который с ноября 1924 года по май 1925 год проводил в среднем 20 стачек ежемесячно: «Если то, что мы видим вокруг себя сейчас, и есть социализм, тогда не высокого же качества этот ваш социализм, скажет рабочий. И будет прав».

Но в итоге победителем оказался Сталин, который умело дирижировал 14 съездом ВКП(б): прошедшие специальный инструктаж депутаты устраивали всякий раз обструкцию, когда на трибуну выходили представители  «новой оппозиции». Каменев пытался противопоставить «заблуждающегося» товарища Сталина «злостно ошибающемуся» товарищу Бухарину, но необходимым опытом манипулирования массами «партийные вельможи» не обладали.

Зачистка ленинградской парторганизации была проведена в январе 1926 года под прикрытием «разъяснений решений съезда». В результате первым секретарем Ленинградского губкома ВКП(б) вместо «проштрафившегося» Зиновьева стал переведенный с Закавказья «бакинский рабочий» Сергей Киров.

На 14 съезде партии, состоявшемся в 1926 году, Троцкий совершил очередную ошибку, дистанцировавшись от схватки своих бывших противников. Зиновьев и Каменев теперь каялись о том. что в 1923 году в ходе борьбы за власть изобрели жупел троцкизма. Происходило то, о чем предупреждал В. И. Ленин: слабело единство старой партийной гвардии, уменьшалось ее влияние.

В апреле 1926 года Троцкий и Каменев реанимировали идею «сверхиндустриализации», которую Ф. Э. Дзержинский охарактеризовал как лозунг «Кулаком по деревне» (вместо утверждаемого партией «Лицом к деревне»). Нэп становился все более непопулярным. Фактически шла внутрипартийная борьба антинэповских программ, в которой в итоге победил опять-таки Сталин, не торопивший время и провоцировавший оппонентов на необдуманные поступки.

Весной 1926 года оппозиция пыталась воспользоваться дореволюционными методами политической коммуникации — нелегальными собраниями, созданием подпольной типографии, печатанием информационных листков. «Подполье» работало под «колпаком» ГПУ. Ответный удар был хорошо просчитан и неотвратим: в июле 1926 года Зиновьева вывели из состава Политбюро, а в октябре сместили с поста председателя Исполкома Коминтерна, передав этот пост Н. И. Бухарину, который пока еще числился в союзниках Сталина. Троцкий и Каменев были удалены сначала из Политбюро, а затем из ЦК. В конце концов была пущена в ход заветная оргдубинка — 7-й пункт резолюции «О единстве партии». Зиновьев и Троцкий были исключены из рядов ВКП(б).

Меры против оппозиции были еще довольно мягкими: в ходе «чистки» партбилетов лишились около 2300 человек. В январе 1928 года Троцкого и его ближайших сторонников выселили в Алма-Ату (в каждом крупном городке конвой меняли из-за опасения последствий применения знаменитого ораторского таланта лидера оппозиции). В 1928 году Троцкого депортировали за границу, открыв дорогу последующим советским диссидентам. Зиновьев и Каменев после публичных покаяний в июне 1928 года были восстановлены в партии.

15 съезд партии и последующий период ознаменовали  окончательное завоевание Сталиным лидирующего положения в высшем большевистском руководстве. Пришло время освободиться от последних оппонентов, стоявших на пути утверждения режима фактически единоличной власти. Расправившись с троцкистско-зиновьевским блоком, в 1928 году Сталин выступил против «правой» оппозиции, в которую входили А. И. Рыков, М. П. Томский и Н. И. Бухарин.

Автор:admin

Личность И. В. Сталина

После смерти Ленина ситуация в верхних эшелонах власти значительно усложнилась, так как сформировавшийся авторитарный режим остался без «верхушки властной пирамиды». Требовалось выдвижение нового лидера. Но в партии не было другого человека, который пользовался бы таким авторитетом, как В. И. Ленин. Ближайшими сподвижниками вождя были Л. Д. Троцкий, Л. Б. Каменев, Г. Е. Зиновьев, И. В. Сталин, Н. И. Бухарин. Никого из них вождь не назвал своим официальным приемником.

Между этими людьми существовали сложные отношения, у каждого из них были политические амбиции, мешавшие выдвинуть наиболее приемлемую для всех кандидатуру нового вождя. Вместе с тем официально-политическая традиция большевизма отрицала вождизм. В этих условиях оставался единственный вариант — коллективное управление.

Но в этом случае потребовалось бы перестроить структуру РКП(б) (приблизить ее к социал-демократической модели) и отменить резолюцию 10 съезда «О единстве партии». Никто не отважился выступить за коллегиальное управление — между лидерами российских коммунистов началась борьба за единоличную власть. Победу в ней одержал член Политбюро, бывший нарком по делам национальностей, генеральный секретарь ЦК РКП(б) И. В. Сталин.

Иосиф Виссарионович Джугашвили (Сталин) родился в небольшом грузинском городке Гори, в семье сапожника. Детство Сосо (так его называла мать) прошло в обстановке острой нужды и непрекращающихся семейных конфликтов. В 1888 году Сталин поступил в духовное училище, где он был одним из лучших учеников, а потому при выпуске получил диплом с отличием. После успешно сданных вступительных экзаменов он был принят в Тифлисскую духовную семинарию.

Семинария была одним из самых «бунтарских» учебных заведений Грузии. Иосиф Джугашвили организовал здесь кружок молодых социалистов. Он практически забросил учебу, преуспевая только по двум предметам, которые интересовали его больше всего, — по истории и логике. Как вспоминали потом наставники, характер Иосифа тоже изменился: юноша стал скрытным, угрюмым, отчужденным. Уже тогда он отличался нетерпимым отношением к чужому мнению, чрезмерной обидчивостью, стремлением к доминированию.

В мае 1899 года пятикурсник Джугашвили, имевший к тому времени стойкую репутацию смутьяна, покинул семинарию и полностью посвятил себя революционной борьбе, вступив в Российскую социал-демократическую рабочую партию. В ноябре 1901 года его избрали в состав Тифлисского комитета РСДРП. С 1902 по 1913 год Иосифа Джугашвили 8 раз арестовывали, 7 раз отправляли в ссылку (при этом он совершил 6 побегов). В 1913 году он взял себе партийный псевдоним Сталин.

С В. И. Лениным он впервые встретился в конце 1905 года на одной из конференций РСДРП(б). Когда начались разногласия между большевиками и меньшевиками, Сталин встал на сторону Ленина. В 1912 году по предложению В. И. Ленина Иосиф Сталин был введен в состав ЦК партии, где ему поручили заниматься национальным вопросом.

Известие о Февральской революции застало Сталина в сибирской ссылке, но уже 12 марта он вернулся в Петроград. С апреля 1917 года Сталин осуществлял связь ЦК РСДРП(б) с местными партийными организациями. В период подготовки и проведения Октябрьского вооруженного восстания И. В. Сталин не был в числе его активных организаторов — в то время на политическом небосклоне блистал Л. Д. Троцкий. Тем не менее Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских  депутатов, состоявшийся 25 — 27 октября 1917 года, ввел Сталина в состав первого советского правительства в качестве наркома по делам национальностей.

В годы Гражданской войны Сталин последовательно назначался членом Реввоенсовета ряда фронтов. В это время между ним и Л. Д. Троцким разгорелся конфликт по поводу использования военных специалистов. Вопреки линии ЦК Сталин действовал не раз. В сентябре 1918 года был учрежден Реввоенсовет Южного фронта во главе с бывшим царским генералом П. П. Сытиным, которому Реввоенсовет республики предоставил «полную власть в ведении операции», указав при этом, что «в оперативные распоряжения командующего никто не должен вмешиваться». Однако И. В. Сталин и К. Е. Ворошилов не подчинились приказу Реввоенсовета республики. Они заявили, что признают только «коллегиальную форму управления фронтом и коллегиальное решение всех оперативных вопросов».

Сталин откровенно дискредитировал бывшего генерала царской армии А. Е. Снесарева. Предложенный генералом план обороны Царицына он назвал вредительским (несущим на себе «печать оборончества»). Он потребовал «убрать Снесарева, который не в силах, не может, не способен или не хочет вести войну с контрреволюцией». Дело кончилось тем, что Сталин самовольно сместил, а затем арестовал Снесарева. Незадолго до того он арестовал и посадил в плавучую тюрьму («на баржу») почти весь штаб Северокавказского военного округа, обвинив его членов в организации заговора.

В августе 1920 года, будучи членом Реввоенсовета Юго-Западного фронта, Сталин отказался выполнить приказ главкома С. С. Каменева о переброске Первой Конной и 12 армий на Западный фронт. Этот приказ исходил непосредственно из Политбюро и был утвержден на пленуме ЦК партии. Таким образом, Сталин встал на путь прямого невыполнения постановления пленума ЦК РКП(б). Он был вызван в Москву и решением Политбюро ЦК РКП(б) освобожден от должности члена РВС Юго-Западного фронта. Центральному Комитету приходилось довольно часто разбираться в конфликтах, инициатором которых был Сталин, пресекать его капризы и самоуправство, хотя эти качества были свойственны в ту пору не только ему одному.

Весной 1919 года Сталин стал членом первого состава Политбюро и Оргбюро РКП(б), а в 1922 году был избран на пост Генерального секретаря РКП(б), что стало одним из решающих факторов его победы над политическими конкурентами.

Один из секретарей Сталина Б. Бажанов (впоследствии бежавший из СССР) оставил важные для понимания внутрипартийной ситуации середины 20-х годов воспоминания: «Оргбюро выполняет работу колоссальной важности для Сталина: оно подбирает и распределяет партийных работников: во-первых, вообще для всех ведомств, что сравнительно не важно, и, во-вторых, всех работников партаппарата — секретарей и главных работников губернских, областных и краевых партийных организаций, что чрезвычайно важно, так как завтра обеспечит Сталину большинство на съезде партии, а это основное условие для завоевания власти… Удивительным образом Троцкий, Зиновьев и Каменев, плавающие в облаках высшей политики, не обращают на это особенного внимания. Важность того поймут тогда, когда уж будет поздно».

Между тем в дооктябрьский период и после революции, вплоть до апреля 1922 года, в партии не было поста Генерального секретаря ЦК. Все важнейшие политические вопросы находились в ведении Политбюро. До учреждения этого поста в партии была лишь должность руководителя Секретариата (ответственного секретаря). В 1919 — 1921 годах его работу выполнял Н. Н. Крестинский, в 1921 — 1922 годах — В. М. Мальцев. Принятие на 10 съезде РКП(б) резолюции «О единстве партии» послужило укреплению личной власти Сталина.

Когда Сталин стал Генеральным секретарем ЦК РКП(б), фактическим лидером партии продолжал оставаться В. И. Ленин. Не занимая в партии никаких постов (исключая членство в Политбюро), по установившемуся порядку он продолжал председательствовать на заседаниях Политбюро. В его отсутствие эту функцию выполнял Каменев, который был заместителем Ленина по общим вопросам и в Совнаркоме, и в Совете труда и обороны. В качестве безусловного лидера Ленин и мог давать кадровые рекомендации в отношении должности Генерального секретаря.

На 12 съезде партии, состоявшемся в апреле 1923 года, многие делегаты были озабочены стилем деятельности ЦК РКП(б): когда один из выступавших спросил, почему съезд не положил в основу своей работы последние статьи Ленина, ответа не последовало. Вопрос был проигнорирован, поскольку в своем «завещании» Ленин отдавал предпочтение коллегиальным принципам работы — в частности, он рекомендовал созывать пленумы ЦК РКП(б) раз в два месяца при участии работников ЦКК и Рабкрина.

В связи с личными качествами Сталина в письме к 12 съезду РКП(б) от 4 января 1923 года В. И. Ленин отмечал: «Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общении между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от товарища Сталина только одним перевесом, именно, более лоялен, более терпим, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и так далее». 

В. И. Ленин писал, что необходимо избрать большую группу новых членов ЦКК из рабочих и крестьян, с тем чтобы она обязательно присутствовала на каждом заседании Политбюро после предварительного ознакомления с документами и вопросами, которые подлежат рассмотрению. Он указывал, что представители ЦКК «должны составить сплоченную группу, которая, «невзирая на лица», должна будет следить за тем, чтобы ничей авторитет, ни генсека, ни кого-либо из других членов ЦК не мог помешать им сделать запрос, проверить документы, и вообще добиться безусловной осведомленности и строжайшей правильности дел». Однако по настоянию Сталина многие слова в опубликованной статье «Как нам реорганизовать Рабкрин» отсутствовали (они стали достоянием гласности лишь в 1956 году, после разоблачения культа личности Сталина).

Сразу после смерти Ленина, стремясь упрочить свое положение, Сталин выступил инициатором «ленинского призыва». Эта акция, как провозгласил Сталин, была направлена на выполнение «ленинского желания» о привлечении в партию пролетариев, «рабочих от станка». Только за три месяца в партию было принято свыше 40 тысяч человек. В результате численность РКП(б) увеличилась в 1,5 раза, хотя интеллектуальный уровень партии упал еще ниже, что способствовало развитию авторитарной тенденции, появлению возможности манипулировать «рядовыми» «ленинской» партии. Характерно, что параллельно с «ленинским призывом» проводилась чистка партийных рядов. Так, в Москве 14 процентов прошедших чистку «оппозиционеров» было исключено из РКП(б).

Опираясь на отдельные высказывания В. И. Ленина, Сталин постепенно начал подменять центральную идею большевизма — идею мировой революции — теорией, основывающейся на возможности строительства социализма в отдельно взятой стране. Впервые эта идея была озвучена на высоком уровне в 1921 году.

Сталин подверг критике выдвинутую Л. Д. Троцким теорию «перманентной революции», в которой российскому «социализму» отводилась роль плацдарма мировой революции. У Сталина были свои соображения на этот счет: с его подачи в политическом обороте появился термин «троцкизм», противопоставляемый «ленинизму» (понятие, заимствованное у Г. Е. Зиновьева — автора книги «Ленинизм»). 

Реально Сталин взял на себя роль главного «блюстителя» ленинизма, что поощряло вождистские (преувеличивающие значение лидера) настроения в партии и обществе. Действуя таким образом, он как бы автоматически начал переносить на себя авторитет В. И. Ленина и присваивать функции единоличного лидера. Своих политических оппонентов и конкурентов Сталин устранил по классическому принципу: «Разделяй и властвуй». В 1923 — 1924 годах в партии создался своеобразный «триумвират» в лице И. В. Сталина, Г. Е. Зиновьева и Л. Б. Каменева, сплотивших свои усилия в борьбе с Л. Д. Троцким.

Автор:admin

Кончина вождя

18 октября Ленин настоял, чтобы его отвезли из Горок в Москву. Последний раз, как бы прощаясь, он побывал в своей квартире и рабочем кабинете в Кремле, взял некоторые книги. 20 января 1924 года Н. Крупская читала ему резолюции 12 конференции РКП(б), резко осуждавшие политическую позицию Л. Д. Троцкого (это был раскол в партии, которого опасался Ленин). На следующий день состояние здоровья вождя резко ухудшилось, и в 18 часов 50 минут 21 января 1924 года он скончался.

По партийной легенде, собравшиеся у гроба заплаканные «верные ленинцы» не знали, что и делать. Бухарину и вовсе оказывали медицинскую помощь: то ли обморок, то ли неизвестный еще медицине микроинфаркт. И тут прозвучал спокойный голос с грузинским акцентом: «Ну что, мужики, — взяли и понесли…» Так были заложены основы советско-партийной традиции: новый руководитель партии и правительства был председателем похоронной комиссии предыдущего.

Сразу после смерти Ленина в высшем руководстве партии возникло предложение не хоронить вождя, а забальзамировать его тело и сделать склеп открытым для посещения. Эту идею поддержали не все. Но в газеты приходило множество писем с просьбой продлить, насколько возможно, прощание с вождем и не предавать его тело земле. Несмотря на возражения жены В. И. Ленина, Н. К. Крупской, деревянный мавзолей все же был сооружен.

27 января на Красной площади состоялись похороны Ленина. Несмотря на 26-градусный мороз, сотни тысяч людей пришли на траурную церемонию. Большинство переживало неподдельное горе — тысячи людей плакали. Над огромной толпой алели лозунги: «Могила Ленина — колыбель свободы всего человечества!» Газета «Правда» в эти дни писала: «Могила — склеп Ильича — будет источником энергии и мужества, источником неисчерпаемой бодрости для трудящихся всего мира».

В 1929 году был сооружен постоянный мавзолей из камня. Л. Б. Красин, один из инициаторов мумификации, писал: «Это будет место, которое по своему значению для человечества превзойдет Мекку и Иерусалим». Постепенно сложился ритуал — торжественная смена караула на «посту № 1» у входа в мавзолей.