Архив за месяц 31 марта, 2021

Автор:admin

Восточный фронт Гражданской войны в России

В результате выступления Чехословацкого корпуса хаотичные и спонтанные столкновения противоборствующих сил перешли в стадию полномасштабного вооруженного конфликта. Чешский корпус дал своеобразный урок и «красным» и «белым» — те и другие осознавали важность контроля над железнодорожными коммуникациями и необходимость скорейшего формирования собственных регулярных армий.

Чехи представляли собой внушительную военную силу — 60 тысяч хорошо обученных и вооруженных солдат, 63 эшелона, растянувшиеся от станции Ртищево (в Саратовской губернии) до Владивостока, налаженная связь как со «своими» политиками (и Т. Масарик, и Э. Бенеш станут впоследствии президентами буржуазно-демократической Чехословакии), так и с внешним руководством Антанты. 9 января 1918 года корпус был официально включен в состав французской армии. Впоследствии Э. Бенеш признавал: «Наша армия в России, как я понимал, являлась для союзников просто пешкой на шахматной доске, причем весьма весомой…»

Формально корпус медленно перемещался к Владивостоку (первоначально с согласия Временного, а затем с разрешения большевистского правительства — по соглашению от 26 марта 1918 года), чтобы эвакуироваться для прибытия на франко-германский фронт. Реально корпус обладал возможностью изменить шаткий баланс сил в пользу альянса, выступавшего против «союзника» и «вассала» кайзеровской Германии — большевистского правительства. Далее начались провокации: французское командование провоцировало чехословацкое на конфликты с местными властями на всех «транзитных» территориях, а чехословацкие легионеры, в свою очередь, провоцировали местные Советы на суровые ответные действия. Последовал приказ большевистского правительства о разоружении корпуса, который провозил оружия больше, чем оговаривалось в упомянутом соглашении. Были распущены слухи о готовящемся интернировании и передаче чехословацких воинов в качестве военнопленных Германии и Австро-Венгрии. До сих пор исчерпывающих исследований о причинах мятежа белочехов так и не появилось: многие военно-дипломатические документы той поры не рассекречены.

На провокацию или националистические призывы не поддалась лишь незначительная часть чехословацких солдат, в дальнейшем перешедших в интернациональные отряды Красной Армии. Среди них был писатель Ярослав Гашек, который впоследствии заставил пройти тем же путем героя своей книги — бравого солдата Швейка. 

25 мая 1918 года командующий корпусом Р. Гайда (ставший впоследствии военным министром Чехословакии) отдал приказ о захвате станций, где находились эшелоны, и наступлении на Иркутск, считавшийся стратегическим пунктом. 25 мая белочехи захватили Мариинск, 26 мая — Челябинск и Новониколаевск (Новосибирск), 28 мая — Нижнеудинск, 29 мая — Камск и Пензу, 30 мая — Петропавловск и Томск. Воспользовавшись выступлением Чехословацкого корпуса, разбитый ранее атаман А. И. Дутов вновь начал наступление на Оренбург.

Мятеж поставил Советскую республику в крайне тяжелое положение, лишив ее (временно) важнейших промышленных, сырьевых и, главное, «хлебных» районов. К тому же в Казани Чехословацким корпусом был захвачен эвакуированный сюда в целях безопасности золотой запас России на сумму 651,5 миллионов рублей золотом и свыше 100 миллионов рублей кредитными билетами. В дальнейшем он станет предметом спекулятивных торгов между директорией Колчака, белочехами, командованием Антанты и «красными».

Являясь по идейно-политической ориентации буржуазно-националистическими демократами, белочехи были склонны оказывать вооруженное содействие и прикрытие тем российским политическим силам, которые так или иначе относились не просто к демократическим, но и социалистическим партиям. Прежде всего это касалось меньшевиков и особенно эсеров. Начался кратковременный период «демократической контрреволюции».

Мятеж Чехословацкого корпуса послужил сигналом к антисоветским вооруженным выступлениям в 23 городах (Ярославле, Вологде, Муроме, Рыбинске, Костроме и других) и вызвал волну крестьянских бунтов, прокатившихся летом 1918 года по Сибири и Поволжью. 8 июня 1918 года в Самаре был создан Комитет членов Учредительного собрания (состоявший главным образом из меньшевиков и эсеров). 23 июня в Омске сформировалось Временное Сибирское правительство. Всего же в Сибири при поддержке белочехов заявили о себе шесть «центральных» и «временных» правительств. В сентябре 1918 года в Уфе состоялось совещание всех антибольшевистских сил, на котором попытались реорганизовать «временные» администрации на постоянной и централизованной основе. В результате 23 сентября возникло «всероссийское» правительство в виде Уфимской Директории, где ведущие «портфели» закрепили за собой правые эсеры.

Наступление «красных» заставило Уфимскую Директорию перебраться в Омск, где она, однако, не рассматривалась в качестве легитимной силы, которой следовало подчиняться. Кроме «красного» подполья, здесь действовали еще несколько автономных политических сил, но реальная власть находилась в руках казачьего атамана П. Н. Краснова, «монархиста по убеждению и реалиста по образу жизни».

Чтобы «нейтрализовать» промонархические» силы, социалисты — члены Директории пригласили на пост военного министра популярного в военных кругах адмирала А. В. Колчака, в свое время поддержавшего Февральскую революцию. Эрудит, полярный исследователь, поэт (ему приписывают авторство знаменитого романса «Гори, гори, моя звезда»), Колчак казался идеальной кандидатурой в плане укрепления военно-политических связей с командованием войск Антанты, которое также благоволило к адмиралу, вернувшемуся из краткосрочного пребывания в США.

Однако прибывший в Омск 4 ноября 1918 года Александр Васильевич Колчак, видимо, уже тогда заручился поддержкой союзников для осуществления своих собственных, вполне «бонапартистских» планов. Командующий войсками Антанты в Сибири французский генерал М. Жанен, американский генерал У. Гревс, американский адмирал О. Найт, командующий английскими войсками А. Нокс оказали давление на главных союзников Директории — чехословацкий корпус, чем обеспечили его невмешательство в последующие события.

В ночь с 17 на 18 ноября 1918 года члены Уфимской Директории были арестованы, а вся полнота власти перешла к адмиралу Колчаку, провозглашенному по настоянию союзников «верховным правителем России». Не в последнюю очередь переворот произошел под влиянием более масштабных событий — поражения Германии и начавшейся в этой стране Ноябрьской революции. Теперь большинство бойцов чехословацкого корпуса не видели необходимости участвовать в «чужой» войне. Чехословацкое командование фактически свернуло активные действия против «красных» и перешло в основном к охране железнодорожных коммуникаций.

Еще остававшиеся на свободе бывшие депутаты Учредительного собрания были схвачены колчаковцами и по приказу адмирала расстреляны в ночь с 21 на 22 декабря на берегу Иртыша. Раненых зверски добивали штыками. Отношение западных держав к этому факту свидетельствует о том, что уже тогда начали закладываться двойные стандарты западной политики. Просто разогнавшие (не расстрелявшие) Учредительное собрание большевики были, с точки зрения Запада, нелегитимны и «бесчеловечны», а расстрелявший членов того же Учредительного собрания Колчак — вполне законен и достоин содействия. Это содействие обошлось Колчаку в 9200 пудов золота из государственного запаса России, то есть помощь союзников была вовсе не бескорыстна. (Впрочем, значительную часть вооружения и снаряжения в счет этой суммы Антанта так и не предоставила).

Драматическая судьба Директории — это в какой-то степени и судьба российской «демократической революции» в целом. Оппонирующие большевикам меньшевики и эсеры (левые — в меньшей степени, правые — в большей) слишком поздно осознали, что в гражданской войне решающее значение имеют не политические лозунги и «чистота» революционных идеалов, а реальная вооруженная сила. К тому же Колчак и прочие члены Временного правительства в его поздней редакции откладывали «окончательное решение» земельного вопроса «на потом» (после всенародно легитимных решений Учредительного собрания), тогда как большевики дали крестьянам землю сразу, без всяких условий. По мере разворачивания регулярных военных действий жители деревни все больше становились решающей военно-социальной силой в Гражданской войне. Очень скоро в этом убедилось и правительство Колчака: в сибирском тылу действовали целые армии из повстанцев-крестьян.

Именно на правых эсеров некоторые историки возлагают ответственность за начавшийся летом 1918 года «белый» террор, в ответ на который последовал террор «красный». В то же время не исключается и другая точка зрения: террор, развязанный партией эсеров, был реакцией на бесчинства комбедов в деревне и произвол «чрезвычайщины» на селе, последовавший за декретом от 9 мая 1918 года (по этому декрету комиссариат продовольствия наделялся крайними сверхполномочиями).

Предвестником террора в его обеих версиях («белой» и «красной») стало восстановление смертной казни, отмененной в октябре 1917 года. Правление «милостливой» Елизаветы Петровны, которая не отняла жизни ни у одного из своих подданных, не стало для потомков примером. В качестве образца чаще выбирались порядки времен Великой французской революции. Борцы за справедливость вдохновлялись примером Шарлотты Кордэ, убившей Марата, и продолжали традиции публичной казни «тиранов». 30 августа 1918 года молодой поэт (эсер) Л. Канегиссер убил председателя Петроградской ЧК М. Урицкого. В тот же день во время митинга, проходившего на заводе имени Михельсона, в результате покушения (по одной из версий — эсерки Ф. Каплан) был тяжело ранен В. И. Ленин.

У современных исследователей имеются серьезные сомнения в том, что в вождя стреляла близорукая эсерка Фанни Каплан, которая была к тому же близкой подругой еще одного дореволюционного борца с царизмом — Бориса Германа, первого (гражданского) мужа Надежды Крупской. 

Большевики «вдохновлялись» другим эпизодом Французской революции — работой якобинской гильотины по обезглавливанию «гидры контрреволюции». 2 сентября в своей  резолюции по поводу убийства М. С. Урицкого и покушения на В. И. Ленина ВЦИК дал «торжественное предостережение всем холопам российской и союзной буржуазии, предупреждая их, что за каждое покушение на деятелей советской власти и носителей идей социалистической революции будут отвечать все контрреволюционеры и все их вдохновители. На белый террор врагов рабоче-крестьянской власти рабочие и крестьяне ответят массовым красным террором против буржуазии и ее агентов».

5 сентября 1918 года СНК РСФСР узаконил «красный террор» своим постановлением, в котором провозглашалась необходимость «освободить Советскую Республику от массовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях» и расстрела всех лиц, прикосновенных «к белогвардейским, заговорам и мятежам». В Петрограде по инициативе местного совета было расстреляно 1300 человек, в Москве — 300. 20 октября в Москве были казнены еще 500 заложников в отместку за взрыв «красного» райкома, прогремевший в Леонтьевском переулке 25 сентября 1918 года.

В регионы спускались разнарядки не только по хлебозаготовкам, но и по искоренению контрреволюции. В качестве социально-классового урока и просто для устрашения списки расстрелянных публиковались в печати. Вот один из характерных примеров (отрывков) подобных списков: «Всероссийской ЧК за покушение на вождя всемирного пролетариата расстреляны:

— артельщик Кубицкий за грабеж 400 рублей;

— два матроса — за то же;

— комиссар ЧК Пискунов — попытка продать револьвер;

— два фальшивомонетчика».

А ведь в самом начале революции, весной 1917 года, Ленин предлагал, что для победы пролетариата будет «достаточно» уничтожения 200 — 300 буржуев…

По картотеке известного эмигрантского публициста — народного социалиста С. П. Мельгунова, систематизировавшего частично доступные ему газеты с подобными списками, число расстрелянных только в 1918 году составило 50 004 человека. Сюда не вошли, по его словам, «сведения о массовых убийствах, сопровождавших подавление всякого рода крестьянских и иных восстаний».

«Зачистки» производились старательно. Через неделю после взятия «красными» Казани (10 сентября 1918 года) пресса сообщала: «Казань пуста, ни одного попа, ни монаха, ни буржуя. Некого и расстрелять. Вынесено всего 6 смертных приговоров». «Красный террор» на казачьих территориях Урала и особенно Дона по современным стандартам являет собой акт геноцида и преступление против человечества. Приказ Троцкого № 100 от 25 мая 1919 года гласил: «Гнезда бесчестных изменников и предателей должны быть разорены. Каины должны быть истреблены». Этот приказ был выполнен и перевыполнен. Казнен был и родоначальник идеи международного трибунала за военные преступления — последний русский император Николай Второй.

Террор постепенно приобретал роль неотъемлемого инструмента большевистской политики, применявшегося во всех случаях — от заготовки хлеба и организации всеобщей трудовой повинности до военных операций. Для поднятия дисциплины в армии нарком Л. Д. Троцкий специально создавал для борьбы с дезертирами заградотряды и активно поощрял «расстрельные» приговоры военно-революционных трибуналов, наделенных неограниченными полномочиями.

В решающий момент сражения под Свияжском туда прибыл знаменитый бронепоезд нарвоенмора (наркома по военным и морским делам). Троцкий лично останавливал бегущих красноармейцев, по приказу главнокомандующего была проведена «децимация» — казнь каждого десятого дезертира. Расстрелу подверглись 27 командиров и политработников, бежавших от белочехов. Позднее на Северном фронте был казнен целый полк, отказавшийся идти в атаку. Дисциплина и порядок в армии устанавливались драконовскими мерами.

12 сентября 1918 года «красные» взяли Симбирск, 28 сентября — Елабугу, 3 октября — Сызрань. 4 октября под Орском силами Красной армии были рассеяны белоказачьи войска атамана Дутова. 7 — 8 октября  разгромлены отряды колчаковцев и белочехов и занята Самара. В результате осенне-зимнего наступления на Восточном и Южном фронтах (осень 1918 — январь 1919 года) «красные» освободили значительную территорию, богатую хлебом и сырьем: свыше 850 тысяч квадратных километров с населением 40 миллионов человек.

В этих операциях росло военное мастерство «красных командиров»: мифология Гражданской войны нераздельно связана с именами легендарного комдива Самарской дивизии Василия Чапаева, комиссаров М. Тухачевского и В. Шорина. Практически во всех городах поволжско-уральского региона вскоре появились улицы с именами начдивов В. Азина и Г. Гая. В честь члена Военного совета Восточного фронта, а в будущем видного советского партийного деятеля В. Куйбышева будет переименована Самара.

Правительству А. В. Колчака гораздо труднее, чем красным, удавалось усмирять и утихомиривать население на территориях, формально находившихся под юрисдикцией «верховного правителя России». Объявленная адмиралом «верховная форма власти» не стала универсальным средством для восстановления порядка в потрепанных «красными» войсках и в тылу, где крестьянство поголовно стало отворачиваться от новоявленного диктатора (однажды адмирал признал себя «кондотьером», то есть фактически командиром наемной армии). Постоянные реквизиции продовольствия и насильственная мобилизация также не прибавляла популярности «верховному правителю». Около 25 тысяч человек были расстреляны колчаковцами за отказ от мобилизации или от сельхозпоставок.

В тылу Колчака разгоралось пламя партизанской крестьянской войны, где «белым» противостояло 140 тысяч человек. В городах активизировалось революционное подполье. Расправой над членами Директории (представителями левых партий) Колчак побудил меньшевиков и эсеров вступить в коалиционный блок с их недавними противниками — большевиками.

Не спешили оказывать помощь сибирскому диктатору и союзники из Антанты. Получив русское золото, американцы вместо заказанных пулеметов Кольта отгрузили пулеметы Сен-Этьена — оружие, которое морально устарело еще в конце 19 века. Японское военное командование в ответ на настойчивые попытки адмирала добиться послушания от атамана Семенова уведомило, что восточнее озера Байкал оно не потерпит никакого вмешательства колчаковцев. Самому адмиралу японские военачальники были склонные не доверять по двум причинам: во-первых, они (совершенно безосновательно) считали его агентом британцев; во-вторых, им было известно о его пристрастии к кокаину.

Последнее слово сказали белочехи, не простившие адмиралу разгрома и расстрела Директории. В ноте на имя союзного командования чехи докладывали о зверствах, свидетелями которых были сами: «Под защитой чехословацких штыков местные русские военные органы позволяют себе действия, перед которыми ужаснется весь цивилизованный мир. Выжигание деревень, избиение мирных русских граждан целыми сотнями, расстрелы без суда представителей демократии по простому подозрению в политической неблагонадежности составляют обычное явление».

В условиях начавшегося 24 декабря 1919 года в Иркутске народного восстания белочехи уже 27 декабря формально взяли под охрану штаб А. В. Колчака, фактически же они арестовали его и передали 15 января 1920 года Политцентру, где преобладали эсеры и меньшевики. А те уже выдали адмирала большевистскому ревкому. После непродолжительного следствия А. В. Колчак и его свита были расстреляны 7 февраля 1920 года.

Незадолго до краха, 5 января 1920 года, «верховный правитель» «передал» военную и гражданскую власть в Сибири своему старому конкуренту — генералу А. И. Деникину, с которым в 1919 году он так и не сумел договориться о согласованных ударах против «красных» и соединении «белых» сил Юга и Востока России в районе Саратова. (Возможно, что при успешной реализации этой стратегии дальнейшая история страны развивалась бы совсем в другом направлении).

Автор:admin

Война с Японией

8 августа 1945 года советское правительство, верное обязательствам Ялты и Потсдама, заявило японскому послу в Москве, что со следующего дня Советский Союз считает себя  в состоянии войны с Японией. Началась война, которая стала последним этапом Второй мировой войны. В заявлении подчеркивалось, что после разгрома и капитуляции гитлеровской Германии Япония оказалась единственной великой державой, которая все еще настаивает на продолжении войны.

Наступление советских войск на Дальнем Востоке началось 9 августа 1945 года, уже после сброшенной 6 августа на Хиросиму американской ядерной бомбы. На Забайкальском фронте под командованием маршала Р. Я. Малиновского соединения советской армии в первый день наступления продвинулись на 50 километров и взяли города Лубей и Хайлар. Преодолев перевалы Большого Хингана, войска фронта к 14 августа расчленили 3-й фронт Квантунской армии и вышли на Центрально-Маньчжурскую равнину. Развивая наступление, 6-я гвардейская танковая армия продвигалась к городам Мудкен и Чанчунь, подразделения генерала И. А. Плиева изолировали Квантунскую армию от японских войск в Северном Китае.

Части 1-го Дальневосточного фронта, преодолев труднодоступную местность, сломили сопротивление противника в укрепленных районах и в первые дни наступления заняли города Кэйко, Мулин, Мишань. Про командующего фронтом, одного из героев ленинградской эпопеи маршала К. А. Мерецкова, Верховный главнокомандующий сказал: «Хитрый ярославец найдет способ, как разбить японцев. Ему воевать в лесу и рвать укрепленные районы не впервой». Упорные бои развернулись на подступах к Муданьцзяну. Командование Квантунской армии стянуло сюда крупные силы и контратаками стремилось не допустить советские войска к центральным городам Маньчжурии — Харбину и Гирину. После ожесточенных боев советские войска овладели Муданьцзяном. На левом крыле фронта при поддержке десантов Тихоокеанского флота им удалось занять порты Юкки, Расин и Сейсин, лишив Квантунскую армию связи с Японией.

Форсировав реки Амур и Уссури, войска 2-го Дальневосточного фронта к 14 августа разгромили сахалинскую и нижнесунгарийскую группировки противника и продвинулись к городам Цицикар и Харбин. 14 августа было объявлено решение об официальной капитуляции Японии, но Квантунская армия продолжала сопротивление вплоть до 18 августа. Чтобы ускорить ее капитуляцию, советские воздушные десанты высадились в крупных городах Маньчжурии и Кореи — Мудкене, Чанчуне, Харбине, Гирине, Пхеньяне и Порт-Артуре. Противник потерял в боях около 70 тысяч человек.

Одновременно с разгромом Квантунской армии в Маньчжурии советские войска при помощи Тихоокеанского флота провели операции по освобождению Южного Сахалина и Курильских островов.

56-й стрелковый корпус под командованием генерала А. А. Дьяконова прорвал оборону японцев в Харамитогском укрепленном районе, прикрывавшем путь в южную часть Сахалина. Одновременно в тылу японской армии, в районах Торо и Маока десантировались части 113-й стрелковой бригады и подразделения Тихоокеанского флота. К 15 августа 1945 года все группировки противника на Южном Сахалине оказались в плену.

На Курильских островах войска 101-й стрелковой дивизии генерала П. И. Дьякова при поддержке кораблей Петропавловской военно-морской базы в период с 18 по 23 августа овладели северокурильским островом Самусю. Японский гарнизон сдался в плен советским войскам. С 22 августа по 1 сентября 1945 года были заняты и остальные острова Курильской группы.

2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури», бросившего якорь в Токийском заливе, состоялась официальная церемония подписания акта о безоговорочной капитуляции Японии. Началась оккупация страны, которая осуществлялась вооруженными силами США при участии английских войск. Советские войска по предложению Г. Трумэна оккупировали территорию Кореи до 38-й параллели. Вторая мировая война закончилась, но уже существовали «плацдармы» грядущей третьей мировой, «холодной», переходящей иногда (как в той же Корее) в свою «горячую» стадию. Историки рассматривают сброшенные американцами бомбы на Хиросиму и Нагасаки не только последними ударами Второй мировой войны, но и первыми залпами «холодной»…

 

* * *

Политико-правовым финалом Второй мировой войны стала серия международных трибуналов над главными и рядом второстепенных нацистских преступников, которая вошла в историю как Нюрнбергский процесс. В ходе судебных слушаний (с 20 ноября 1945 года по 1 октября 1946 года) была обнажена антигуманная сущность фашизма и впервые агрессия получила определение: «тягчайшее преступление против человечества». Преступными объявили политические организации и структуры Третьего рейха: национал-социалистическую партию, СС, СД и гестапо. Трибунал также определил меру личной ответственности сидящих на скамье подсудимых главных бонз гитлеровского режима, 12 из которых (Э. Кальтенбруннер, В. Кейтель и другие) приговорили к смертной казни (Г. Геринг покончил жизнь самоубийством незадолго до процедуры повешения), 7 — к длительным срокам или пожизненному заключению. На основе решений Нюрнбергского процесса в ФРГ проходил процесс так называемой денацификации. Однако международный трибунал уклонился от рассмотрения таких щекотливых проблем, как картельные соглашения германских военно-промышленных концернов (например, принадлежащего Г. Круппу) с американскими фирмами, которые действовали даже после декабря 1941 года.

Автор:admin

Потсдамская конференция

Делегацию Советского Союза на Потсдамской конференции, открывшейся 17 июля 1945 года, возглавлял И. В. Сталин, Соединенные Штаты Америки представлял Г. Трумэн, ставший президентом после смерти Ф. Рузвельта. Английскую делегацию с 17 по 25 июля возглавлял У. Черчилль. Конференция прервала работу  на два дня в связи с подведением итогов парламентских выборов в Англии. 28 июля в Потсдам прибыл новый премьер-министр Великобритании К. Эттли.

«Большая тройка» изменилась не только персонально… Сталин, приехавший вопреки знаменитой культовой кинокартине «Падение Берлина» (в ее финале Верховный сходил с трапа самолета и все бежали к нему с цветами) в Германию в бронированном эшелоне, прокомментировал поражение У. Черчилля на выборах следующим образом: «Вот вам эта хваленая демократия! Этот человек (Черчилль) спас их из полного дерьма, а они его за это в то же дерьмо…»

В острой дипломатической борьбе в Потсдаме обсуждались проблемы совместной деятельности союзных держав по разрешению германского вопроса. Был учрежден Совет министров иностранных дел (СМИД) в составе министров иностранных дел СССР, Великобритании, США, Франции и Китая. Главной задачей СМИДу определили составление мирных договоров для Италии, Румынии, Болгарии, Венгрии и Финляндии, а также — мирного договора с Германией.

Правительства США и Великобритании считали, что побежденную Германию следует расчленить, но по инициативе СССР это предложение было снято с обсуждения. Участники конференции договорились в период оккупации рассматривать Германию как единое экономическое целое и определили мероприятия по уничтожению германского военного потенциала, ликвидации монополистических объединений и изъятию производственных мощностей, не нужных для мирной промышленности.

Репарационные претензии СССР решили удовлетворить изъятиями из советской зоны оккупации Германии и из соответствующих германских вложений за границей. Из западных зон оккупации СССР предназначалось 25 % всего изымаемого промышленного капитального оборудования, которое не является необходимым для германского мирного хозяйства. Из своей доли репараций СССР должен был удовлетворить претензии Польши. Репарационные претензии США, Англии и других стран, имевших право на репарации, подлежали удовлетворению из западных зон. В распоряжении западных союзных держав находилось золото, захваченное их войсками в Германии. СССР от претензий на него отказался. Фактически уже здесь были заложены основы будущей экономической диспропорции между восточными и западными немцами (ГДР и ФРГ). Гораздо менее богатая Восточная Германия в одиночку должна была вынести бремя выплаты репараций Польше и СССР. В дальнейшем это в известной степени предопределило и появление Берлинской стены. Во всяком случае, уже в этот период Черчилль заявил Трумэну о необходимости «железного занавеса» от Любека до Триеста. Вполне вероятно, что Сталину не удалось добиться подтверждения более выгодных для советской стороны «ялтинских» ориентиров устройства послевоенного мира не только благодаря упорству и солидарности руководства США и Великобритании, но и информации о наличии у Вашингтона ядерной бомбы, успешно испытанной 16 июля 1942 года. Антифашистская коалиция вступила в период жестокого внутреннего кризиса. Но вначале предстояло закончить Вторую мировую войну на Дальнем Востоке.

2 августа 1945 года Потсдамская конференция закончила работу. Расчеты правительства Японии на провал Потсдамской конференции не оправдались. После разгрома Германии Япония оставалась главным врагом антифашистской коалиции.

Автор:admin

Безоговорочная капитуляция Германии

Последняя надежда Гитлера на спасение рухнула 28 апреля 1945 года. 12 армия генерала Венка, брошенная Кейтелем на Берлин, чтобы прорвать кольцо окружения, до Берлина не дошла и вестей не подавала. В этот же день Гитлер узнал о казни своего союзника Б. Муссолини. Не желая попасть в руки советских войск, Гитлер покончил жизнь самоубийством.

5 мая 1945 года восстала Прага, скорее в надежде на приход американских танков генерала О. Брэдли, чем советских танкистов фронта И. С. Конева. Форсированным маршем колонны 1-го Украинского фронта достигли столицы Чехии 9 мая и заставили капитулировать остатки гитлеровской группировки.

Предварительный протокол о капитуляции германских вооруженных сил подписал начальник штаба генерал-полковник А. Йодль в 2 часа 41 минуту 7 мая 1945 года в Реймсе, в ставке Д. Эйзенхауэра. Объявлялось о безоговорочной капитуляции всех сухопутных, морских и воздушных вооруженных сил, находящихся в момент подписания протокола под германским контролем. Германское командование обязывалось отдать приказ о прекращении военных действий в 00 часов 01 минуту 9 мая, причем все германские войска должны были оставаться на позициях, занимаемых ими к этому моменту.

Утром 7 мая 1945 года начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии А. И. Антонов по распоряжению И. В. Сталина направил главам английской и американской военных миссий письмо, содержавшее требование о подписании генерального акта о безоговорочной капитуляции в поверженном Берлине в добавление к временному акту, подписанному в Реймсе. В середине дня 8 мая 1945 года в предместье Берлина Карлсхорст прибыли Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, главный маршал авиации Англии Артур В. Теддер, командующий стратегическими воздушными силами США генерал К. Спаатс, главнокомандующий французской армией генерал Ж. Делатр де Тассиньи. Сюда же из Фленсбурга под охраной английских офицеров доставили представителей германского главного командования — фельдмаршала Кейтеля, адмирала флота Фридебурга и генерал-полковника авиации Штумпфа, имевших полномочия подписать акт о безоговорочной капитуляции Германии.

В полночь 8 мая 1945 года они подписали акт, который начинался следующими строками: «Мы, нижеподписавшиеся, действуя от имени Германского Верховного Командования, соглашаемся на безоговорочную капитуляцию всех наших вооруженных сил на суше, на море и в воздухе, а также всех сил, находящихся в настоящие время под немецким командованием, Верховному главнокомандованию Красной Армии и одновременно Верховному Командованию Союзных экспедиционных сил». Германия должна была передать представителям союзников всех военнопленных, принадлежавших к вооруженным силам Объединенных Наций, и всех других граждан Объединенных Наций, находившихся в Германии. Аресту подлежали главные нацистские лидеры и лица, подозреваемые в военных преступлениях. В документе объявлялось о том, что «представители союзников будут размещать вооруженные силы и гражданские органы в любой или во всех частях Германии по своему усмотрению». Предусматривалось право союзников принимать любые меры, «включая полное разоружение и демилитаризацию Германии, какие они сочтут необходимыми для будущего мира и безопасности».

В память об исторической победе Президиум Верховного Совета СССР учредил медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов». Узнав о победе, жители городов Советского Союза вышли на улицы, состоялись многолюдные продолжительные митинги и демонстрации в Ташкенте, Алма-Ате, Минске, Риге, Тбилиси, Ереване и во всех крупных промышленных центрах страны. В столице победа была отмечена 30 залпами тысяч артиллерийских орудий и праздничным фейерверком.

24 июня в Москве во время Парада Победы 200 бойцов Красной Армии внесли на Красную площадь и бросили к мавзолею 200 знамен германской армии. 26 июня специально для Верховного главнокомандующего было учреждено звание генералиссимуса «за особо выдающиеся заслуги перед Родиной в деле руководства всеми Вооруженными Силами государства вл время войны». За годы войны свыше 7 миллионов советских бойцов награждены боевыми наградами, более 11 тысяч удостоены звания Героя Советского Союза. Герои представляли практически все этнические общности: русские — 8160 человек, украинцы — 2069, белорусы — 309, татары — 161, евреи — 108, казахи — 96, грузины — 90, узбеки — 69 и другие. Советский Союз в годы войны действительно стал «дружбы народов могучим оплотом», который вовсе не рухнул, как «колосс на глиняных ногах», как рассчитывали бонзы Третьего рейха в июне 1941 года.

Автор:admin

Взятие Берлина

Одновременно с наступлением Красной Армии войска союзников к концу марта вышли к Рейну на всем его протяжении и захватили два плацдарма на правом берегу реки в районе городов Ремаген и Оппенгейм. Используя благоприятную обстановку (им противостояла только треть сил вермахта), англо-американское командование решило начать наступление по всему фронту.

Американский план наступления предусматривал нанесение главного удара по противнику через центральные районы Германии на Дрезден. Конечно, главнокомандующий союзными армиями в Европе Д. Эйзенхауэр учитывал моральное и политическое значение захвата столицы Германии до подхода туда советских войск. Однако в марте 1945 года взятие Берлина не упоминалось в качестве первоочередной задачи предстоящего наступления. 14 апреля 1945 года Эйзенхауэр, уточняя план действий советских войск, писал в докладе Объединенному комитету начальников штабов, что было бы весьма желательно нанести удар в направлении Берлина, но, «учитывая крайнюю необходимость срочно открыть наступательные действия на севере и на юге, следует отвести наступлению на Берлин второе место дальнейшего развития событий». К тому же американский генерал придерживался политических инструкций Белого дома, предусматривавших максимальную лояльность советскому союзнику.

Американский план наступления вызвал острую критику со стороны руководителей Великобритании, считавших основным его недостатком решение наступать на Дрезден, а не на Берлин. Утверждению американцев о возможности создания гитлеровцами на базе Дрездена «национальной крепости» южнее Берлина британские лидеры не придавали особого значения. Черчилль требовал, чтобы западные державы заняли максимально большую часть германской территории, чтобы «пожать руки русским как можно восточнее реки Эльбы».

Эйзенхауэр считал, что наступать на Берлин в сложившихся условиях невозможно. «Верно то, что мы захватили небольшой плацдарм за Эльбой, — писал он, — но следует помнить, что на эту реку вышли только передовые наши части; наши основные силы находятся далеко позади». Следовательно, овладеть столицей Германии англо-американские войска не могли. «… Мы взяли бы Берлин, если бы могли это сделать, — заявлял Гарри Гопкинс. — Это было бы большой победой для нашей армии…».

15 апреля Советское Верховное Главнокомандование поставило союзное командование союзников в известность о возобновлении наступательных действий Красной Армии. Дело было не только в престиже Советского Союза, Красной Армии и лично Сталина. Лишь «при взятии Берлина получили окончательное решение важнейшие военно-политические вопросы, от которых во многом зависело послевоенное устройство Германии и ее место в политической жизни Европы». Таково мнение главного организатора Берлинской операции маршала Г. К. Жукова. Рано утром 16 апреля войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов перешли в наступление. 

Наступление началось мощной артиллерийской подготовкой в 5 часов по московскому времени, за два часа до рассвета. За три минуты до окончания артиллерийской подготовки по специальному сигналу были включены 143 зенитных прожектора, при свете которых пехота с танками непосредственной поддержки перешли в атаку. Ночные бомбардировщики По-2 нанесли удары по опорным пунктам и узлам сопротивления главной полосы обороны противника. Гитлеровцы, подавленные артиллерийской подготовкой и внезапной ночной атакой при свете прожекторов, организованного сопротивления не оказывали. К 7 часам позицию главной полосы вражеской обороны удалось прорвать почти по всему фронту.

Чтобы остановить наступление советских войск, гитлеровское командование ввело в бой три дивизии из резерва. На рубеже Зеелов — Дольгелин действовало до 50 немецких танков и свыше трех дивизионов артиллерии. По обеим сторонам шоссе, идущего от Зеелова на запад, на огневых позициях стояли четыре зенитных артиллерийских полка. Это позволило гитлеровцам создать здесь плотность 200 орудий на километр фронта. За Зееловские высоты развернулись упорные и кровопролитные бои. 17 апреля для прорыва второй полосы обороны противника были подтянуты танки и артиллерия. Около 800 дальних бомбардировщиков нанесли удар по опорным пунктам врага. По приказу командующего 1-й гвардейской танковой армией генерал-полковника М. Е. Катукова один танковый корпус двинулся в наступление севернее Зеелова, два других — южнее. Оборона противника была дезорганизована, советские танкисты успешно продвигались на запад. 8-я гвардейская армия под командованием героя Сталинграда генерал-полковника В. И. Чуйкова 17 апреля овладела Зееловом.

Войска ударной группировки фронта вышли к третьей оборонительной полосе, проходившей по реке Шпрее. Свободных сил для удержания обороны на этом рубеже противник не имел, здесь оборонялись войска, отходившие под натиском Красной Армии. Но гитлеровцам удалось перебросить сюда часть сил с других участков фронта. Часть командования вермахта пришла к мысли, что «лучше сдать Берлин англосаксам, чем пустить в него русских».

В борьбе за преодоление третьей полосы обороны немцев активную помощь советским наземным войскам оказала 2-я воздушная армия. Советские штурмовики атаковали фашистские войска и артиллерию в местах переправ, не допуская отхода врага на левый берег Шпрее. Войска ударной группировки советских войск к утру 18 апреля, преодолевая сопротивление противника, вышли к реке. К исходу 18 апреля третья полоса его обороны была прорвана. Названное Г. К. Жуковым «одной из труднейших операций Второй мировой войны» это сражение стоило огромных потерь нашей армии — около 300 тысяч убитыми и раненными.

Прорвав оборону противника, советские войска основными силами развивали наступление на Берлин. Преследование отступающих немецких войск велось днем и ночью, что не позволяло немцам закрепляться на новых рубежах. 21 апреля передовые части 1-го Белорусского фронта прорвались к северо-восточным окраинам Берлина. Одновременно танковые армии 1-го Украинского фронта И. С. Конева достигли южных пригородов Берлина. С 22 апреля ударные группировки советских фронтов завязали бои непосредственно в городе.

24 апреля в результате совместных действий войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов юго-восточнее Берлина попала в котел крупная группировка гитлеровцев. Продолжая продвигаться дальше на запад, советские армии 25 апреля соединились в районе Кецтена, завершив окружение берлинской группировки. В этот же день в районе Торгау, на берегу Эльбы, части 5-й гвардейской армии генерала А. С. Жданова встретились с патрулями 1-й американской армии генерала К. Ходжеса.

Эпизод встречи двух лучших военачальников-союзников Жукова и Эйзенхауэра, последовавшей уже после победы, характеризует традиции и правовое сознание двух народов. Каждый из них сделал ценный подарок в «знак признательности» сражавшихся вместе народов. Г. К. Жуков преподнес американскому генералу дорогостоящего чистокровного рысака. Д. Д. Эйзенхауэр презентовал маршалу новый «джип» и около 10 лет расплачивался за свой подарок с казначейством США из собственной зарплаты. 

В Берлине особую ожесточенность гитлеровцы проявляли при обороне центрального сектора города, бои за который начались 29 апреля. С севера он прикрывался рекой Шпрее, имеющей здесь ширину 25 метров, с юга — Ландверканалом. Одетые в гранит берега возвышались над водой на высоту до трех метров, большинство мостов было взорвано. Единственный сохранившийся мост прикрывали противотанковые препятствия и пулеметные точки, немецкая артиллерия держала его под прицельным огнем.

В системе обороны центрального сектора располагалось несколько мощных узлов сопротивления: массивное здание рейхстага, здания имперского театра (Кроль-опера) и министерства внутренних дел. Они были столь прочными, что их не пробивали снаряды крупнокалиберных пушек. Стены нижних этажей и подвалов рейхстага достигали двух метров толщины, кроме того, их усилили рельсами, железобетоном и земляными насыпями, окна и двери заложили кирпичом, для ведения огня оставили бойницы. К юго-западу сектора примыкал не менее мощный узел сопротивления в Зоологическом саду, хорошо подготовленный к круговой обороне. Все узлы сопротивления имели между собой огневую связь и соединялись скрытыми ходами сообщения. Ликвидация подобных прекрасно укрепленных очагов сопротивления потребовала затяжных уличных боев.

Площадь перед Рейхстагом (Кенигсплац) враг также подготовил к обороне. В 200 метрах от здания располагались три траншеи с пулеметными площадками, соединявшиеся ходами сообщения с подвалами рейхстага. Подходы к ним прикрывались противотанковыми рвами, заполненными водой. 15 железобетонных дотов имели амбразуру для кругового обстрела. На крышах больших зданий размещалась зенитная  артиллерия, в парке Тиргартен — полевая артиллерия. Улицы ведущие к рейхстагу, забаррикадировали, перекрестки заминировали. В ночь на 28 апреля гитлеровцы перебросили сюда на транспортных самолетах три роты моряков морской школы из Ростока. Здесь же находились отборные солдаты из подразделений СС, а также батальон фольксштурма. Лишь в районе рейхстага было сосредоточено около 5 тысяч гитлеровцев, которых поддерживали три дивизиона артиллерии. Комендант Берлина генерал Вейдлинг предложил Гитлеру план прорыва войск из города на запад. Но Гитлер приказал обороняться.

Весь день 29 апреля передовые подразделения советских частей вели напряженный бой за расширение плацдарма, за здания, прикрывавшие рейхстаг. Особенно кровопролитные бои развернулись за здание министерства внутренних дел, «дом Гиммлера», как называли его советские бойцы. Его удалось взять в ночь на 30 апреля. Одновременно было очищено от гитлеровцев еще несколько зданий. До рейхстага оставалось 300 — 500 метров.

Началась подготовка к штурму. Бойцы изучали подходы к рейхстагу и огневую систему противника, танки и артиллерийские орудия переправлялись на левый берег Шпрее, чтобы принять участие в штурме. На расстоянии 200 — 300 метров от рейхстага развернули 89 орудий разного калибра, готовили к ведению огня по рейхстагу реактивные установки М-31. Создали две группы добровольцев по 20 человек (под командованием офицеров штаба корпуса майора М. М. Бондаря и капитана В. Н. Макова) для водружения советского знамени над рейхстагом.

В 18 часов 30 апреля под прикрытием артиллерийского огня советские воины пошли в наступление. Через несколько минут они ворвались в рейхстаг и столкнулись с ожесточенно сопротивлявшимся противником. В ночь на 1 мая командир 756-го полка полковник Ф. М. Зинченко приказал водрузить на здание рейхстага знамя, врученное полку военным советом 3-й ударной армии. Выполняла задачу группа бойцов, которую возглавлял лейтенант А. П. Берест. Утром 1 мая разведчики сержанты М. А. Егоров и М. В. Кантария водрузили  Знамя Победы на скульптурную группу, венчающую фронтон здания.

Спустя много лет появилась информация, что Егоров и Кантария были не первыми, кто водрузил стяг над рейхстагом, и что их выбрали по национальному признаку (русский и грузин). Принципиального значения проблема приоритета подвига не имеет. Хотя на банкете в честь победы Сталин трижды поднял тост в честь армии В. И. Чуйкова.

Тем же утром из подвала здания гитлеровцы выбросили белый флаг. После переговоров фашисты согласились прекратить сопротивление, но бой возобновился. Стремясь выбить советские подразделения из рейхстага, гитлеровцы подожгли здание. Вспоминая об этих боях, капитан К. Я. Самсонов писал: «Немцы под прикрытием дыма стали нас вытеснять, бойцы и офицеры не оставили своих мест. Бой становился все ожесточеннее, стволы пулеметов, винтовок, автоматов до того накалялись, что до них нельзя было дотронуться. Воды не было, жажда мучила, дым ел глаза, на многих горело обмундирование». Утром 2 мая гарнизон рейхстага капитулировал. В боях за рейхстаг было убито и ранено до 2500 солдат и офицеров противника, уничтожено 28 орудий разных калибров, захвачено 2604 пленных, 1800 винтовок и автоматов, 59 орудий, 15 танков и штурмовых орудий.

К 15 часам 2 мая сопротивление Берлинского гарнизона полностью прекратилось, к исходу дня весь город заняли советские войска.

Автор:admin

Освобождение Венгрии и Австрии

Ограбление Венгрии оккупантами, вывоз огромного количества продовольствия в Германию поставили венгерское население, и особенно население Будапешта, в исключительно трудное положение. Война разрушила экономику страны. Ущерб, понесенный Венгрией к началу 1945 года, составлял около 40 % всего ее национального достояния. Промышленные предприятия не работали, транспорт стоял, сельское хозяйство пришло в упадок. После освобождения восточной части Венгрии Советский Союз оказал стране помощь в восстановлении экономики. Железнодорожные войска 3-го Украинского фронта восстановили железнодорожный мост через Дунай в Будапеште, а инженерные части построили понтонный мост, связав восточную и западную части Венгрии. В феврале 1945 года советское правительство по просьбе венгерского Временного правительства генерала Миклоша (с которым 20 января 1945 года в Москве было подписано перемирие) предоставило ему заем в 100 миллионов пенго для восстановления финансовой системы и промышленности Венгрии.

В это время в западной части Венгрии еще продолжал действовать гитлеровский оккупационный режим. Моральное состояние солдат и офицеров было крайне низким, дезертирство стало повсеместным явлением. К началу марта 1945 года из каждых трех солдат один дезертировал.

17 февраля Ставка Верховного главнокомандования поставила 2-му и 3-му Украинским фронтам задачу подготовить и провести наступательную операцию с целью разгромить вражескую группу армий «Юг». Войска фронтов, у которых в течение последнего года фактически не было оперативной передышки, должны были нанести удар с плацдарма на правом берегу Дуная, разгромить силы противника, завершить освобождение Венгрии, лишить фашистские войска источников нефти в районе Надьканижа, занять Вену и создать угрозу вторжения в южные районы Германии.

Немецко-фашистское командование также готовилось к активным боевым действиям крупного масштаба. 23 января 1945 года на совещании в ставке Гитлер заявил, что первостепенное значение имеют венгерские и австрийские нефтяные источники, которые дают Германии 80 % нефтедобычи, без них немцы не смогут продолжать войну. Комментируя решение Гитлера о контрнаступлении у озера Балатон, главный танковый стратег рейха Гудериан писал: «Теперь, после выхода из строя наших заводов горючих и смазочных материалов, командование располагало лишь нефтяными месторождениями в Цистерсдорфе (Австрия) и в районе озера Балатон (Венгрия). Это обстоятельство до некоторой степени объясняет, почему Гитлер принял решение перебросить основные силы, которые удалось снять с Западного фронта, в Венгрию».

17 февраля 1-й танковый корпус 6-й немецкой танковой армии СС в составе 400 танков и штурмовых орудий нанес из района Комарно неожиданный контрудар по 7-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта, которой командовал генерал-лейтенант М. С. Шумилов. Оборона этой армии была организована плохо: плотность боевых порядков соединений армии оказалась недостаточной из-за малочисленности стрелковых дивизий, слабо велась разведка противника. После тяжелых боев 7-я гвардейская армия была вынуждена оставить плацдарм на правом берегу реки Грон и к 24 февраля отойти на ее левый берег.

Лишь спустя несколько дней советское командование раскрыло действительные намерения немецкого командования: организовать контрнаступление в районе озера Балатон против войск 3-го Украинского фронта. Командующий фронтом генерал Ф. И. Толбухин принял решение направить основные усилия войск на оборону участка между озерами Веленце и Балатон, куда действительно 6 марта противником был нанесен главный удар.

На этом участке одновременно действовало свыше 250 танков врага. В течение четырех дней части 3-го Украинского фронта вели непрерывные бои с превосходящими силами наступавшего врага. Стремясь любой ценой прорвать оборону советских войск, немецкое командование 14 марта ввело в бой свой последний резерв — 6-ю танковую дивизию. В течение двух дней сильная танковая группировка наносила удар за ударом, однако прорвать советскую оборону и выйти кратчайшим путем к реке Дунай не сумела. За десять дней контрнаступления ударная группировка фашистских войск, действовавшая восточнее озера Балатон, добилась лишь незначительного успеха.

16 марта началась Венская наступательная операция 3-го  и 2-го Украинских фронтов, последним из которых командовал маршал Р. Я. Малиновский, получивший 26 апреля 1945 года за освобождение Будапешта орден «Победа».

23 марта войска 3-го Украинского фронта взяли город Секешфехервар, преодолели горы Баконь, вышли в район западнее города Веспрем и начали преследование противника. Форсировав реку Раба, советские войска вышли на венгерско-австрийскую границу. 1 апреля был освобожден пограничный город Шопрон, через два дня — крупный железнодорожный узел в Австрии Винер-Нейштадт.

Развивая наступление из Западной Венгрии, ударная группировка войск 3-го Украинского фронта к 5 апреля 1945 года вышла на подступы к Вене. Неделю шли бои на окраинах города. 13 апреля советские войска взяли столицу Австрии, достигли Восточных Альп, где перешли к обороне. Попытки немцев организовать сопротивление на территории Австрии потерпели неудачу. Красная Армия прочно овладела южными подступами к фашистскому рейху.

Приход Советской Армии привел также к радикальной трансформации политического пространства освобожденных стран Восточной Европы, где на первый план выходили «классовые союзники» СССР — местные коммунисты. Однако «экспорта революции» фактически не происходило: убедительный пример — послевоенное развитие освобожденной Советской Армией Австрии. Процесс переноса «сталинской модели» социализма в Польшу, Венгрию, Чехословакию и Югославию начался чуть позже.

Автор:admin

Разгром немцев в Восточной Пруссии

Готовясь к войне, немецкие захватчики превратили Восточную Пруссию в главнейший стратегический плацдарм для нападения на Россию и Польшу. С 1941 по 1944 год на ее территории в районе Растенбурга под прикрытием Мазурских озер в глубоких подземных убежищах располагалась ставка гитлеровского верховного командования, названная фашистами «Вольфе-шанце» (Волчья яма).

Восточная Пруссия была важным военно-промышленным районом Германии, крупным арсеналом и базой комплектования армии живой силой. Восточная Пруссия располагала значительными военно-промышленными, а также продовольственными ресурсами, которых в то время не хватало в других областях Германии. Немецко-фашистское командование требовало от своих войск любой ценой удержать Восточную Пруссию, которая исторически была символом Германской империи. Особенно настаивали на упорной обороне этого района уроженцы Восточной Пруссии Геринг, Кох, Вейс, Гудериан и другие, имевшие там свои богатые владения. В своем обращении к фольксштурму (ополчению) гауляйтер Э. Кох призывал во что бы то ни стало отстоять Восточную Пруссию, утверждая, что с потерей ее погибнет вся Германия.

На первом этапе наступления советских войск в Восточной Пруссии, длившегося с 13 января по 25 апреля 1945 года, большая часть территории Восточной Пруссии была очищена от немецких войск. В ходе операции войска 2-го и 3-го Белорусских фронтов нанесли серьезное поражение немецко-фашистской группе армий «Север» и взяли в плен 51867 солдат и офицеров. Значительно больше противник потерял убитыми и ранеными. Войска 2-го Белорусского фронта освободили из концентрационных лагерей 67765 пленных. Поражение восточно-прусской группировки врага и выход 2-го Белорусского фронта на нижнее течение Вислы способствовали успеху советских войск, действовавших на варшавско-берлинском направлении. После овладения рубежом Нижней Вислы создались благоприятные условия для разгрома группировки противника в Восточной Померании и открылись пути наступления в глубь Германии вдоль морского побережья.

10 февраля начался второй этап Восточно-Прусской стратегической наступательной операции — завершение разгрома прижатой к морю немецкой группы армий «Север». Расчлененные советскими войсками на три изолированные группировки немецкие войска оказались в невыгодном оперативном положении. Их сухопутные связи с Германией были перерезаны, в снабжении армий происходили перебои. Особенно большие трудности в этом испытывали части, действовавшие в районе Кенигсберга. Они могли снабжаться лишь через порты, расположенные на побережье залива Фришес-Хафф. Сопротивление гитлеровцев носило жесточайший характер. 18 февраля 1945 года на передовой был убит командующий 3-м Белорусским фронтом генерал И. Д. Черняховский, самый молодой и перспективный советский военачальник. Командование фронтом принял пользовавшийся в конце войны наибольшим расположением Сталина маршал А. М. Василевский.

В длительных ожесточенных боях войска 3-го Белорусского фронта преодолели его мощные оборонительные рубежи. За 48 суток крупная группировка противника к югу от Кенигсберга была ликвидирована. Только с 13 по 29 марта советские войска уничтожили более 93 тысяч и взяли в плен 46448 немецких солдат и офицеров, захватили 605 танков и штурмовых орудий. 

6 апреля после мощной артиллерийской подготовки и сильных ударов авиации начался штурм Кенигсберга. На многих участках враг переходил в контратаки, стремясь вернуть потерянные позиции. К исходу дня советские части прорвались в предместья Кенигсберга и в результате уличных боев заняли 102 городских квартала. Командующий 4-й немецкой армией генерал пехоты Ф. Мюллер, которому подчинялся крепостной гарнизон, приказал любой ценой удерживать город. 9 апреля, когда бои развернулись с новой силой, вражеские войска, зажатые в узком кольце, еще раз подверглись мощным ударам советской артиллерии и минометов. Комендант крепости генерал О. Лаш, потеряв всякую надежду вырваться из окружения, приказал гарнизону капитулировать, за что был заочно приговорен гитлеровскими властями к смертной казни, а его семья подвергнута репрессиям. Уже 9 — 10 апреля советские войска принимали капитулировавшие гитлеровские части и очищали город от разрозненных группировок, не желавших сдаваться. Кенигсберг был превращен в сплошные руины. Но волею судеб не пострадала могила немецкого философа И. Канта, бывшего в период Семилетней войны какое-то время подданным Российской империи.

Разгром немецко-фашистских войск в Восточной Пруссии имел огромное военно-политическое значение. Советские войска заняли всю территорию Восточной Пруссии и часть северных районов Польши. Высвободившиеся силы 3-го Белорусского фронта получили возможность участвовать  в завершающих боях на других направлениях советско-германского фронта. На Балтийском море гитлеровцы лишились важной военно-морской базы Пиллау, а также нескольких морских портов (Кенигсберг, Бранденбург и других). По окончанию войны порт Пиллау был превращен в главную базу Краснознаменного Балтийского флота.

Автор:admin

Ялтинская конференция

Конференция, проходившая в Ялте с 4 по 11 февраля 1945 года, была высшей точкой взаимопонимания союзников. Президент Ф. Рузвельт шутливо обозначил атмосферу ялтинских переговоров как «семейный обед», а У. Черчилля заинтересовала идея превращения Крыма в «международную зону отдыха». В ней приняли участие руководители СССР, США и Великобритании, представители генеральных штабов, а также политические и военные советники. Правительства СССР, США и Великобритании еще до встречи в Крыму договорились, что на конференции будут обсуждены военные и политические вопросы, которые пожелает поставить каждое из правительств.

Конференция начала работу с обсуждения военных вопросов. Главы правительств трех держав поручили военным штабам обсудить на своих заседаниях мероприятия по координации наступления союзных армий с востока и запада. В ходе переговоров возглавивший советский Генштаб на завершающей стадии войны генерал А. И. Антонов заявил, что наступление Красной Армии будет продолжаться, и отметил, что на центральных фронтах предполагается нанести удар в направлении Вены. Советское командование в связи с этим интересовали планы действий союзников в Италии.

Обсуждался и вопрос об участии СССР в войне на Дальнем Востоке. Подписанное 11 февраля 1945 года секретное соглашение предусматривало, что Советский Союз через два — три месяца после капитуляции Германии вступит в войну против Японии.

Руководители трех великих держав обсудили политические вопросы, связанные с поражением Германии. Они согласовали условия безоговорочной капитуляции и общие принципы обращения с побежденной Германией. Вооруженные силы трех держав в ходе оккупации Германии должны были занять строго определенные зоны. Советским войскам предназначалось оккупировать восточную часть Германии. Северо-западная часть отводилась для англичан, юго-западная — для американцев. В районе «Большого Берлина» вооруженные силы СССР, США и Великобритании должны были действовать совместно. Северо-восточная часть города отводилась для советских войск. Для английских и американских частей зоны в самом Берлине еще не были четко определены. Соглашение «О контрольном механизме в Германии» (подписанное 14 ноября 1944 года) предусматривало, что главнокомандующие вооруженными силами СССР, Англии и США будут совместно осуществлять верховную власть каждый в своей зоне оккупации. По вопросам, затрагивающим Германию в целом, главнокомандующие должны действовать совместно в качестве членов верховного контрольного органа, который в дальнейшем стал называться Контрольным советом по Германии. Кроме того, Крымская конференция решила предоставить зону в Германии также и Франции (за счет британской и американской оккупационных зон) и пригласить французское правительство войти в качестве члена в Контрольный совет по Германии.

У. Черчилль и Ф. Рузвельт настаивали на изучении вопроса о возможности расчленения Германии, однако эти англо-американские планы не получили одобрения советской делегации. По инициативе СССР этот вопрос был в дальнейшем снят с обсуждения.

Советское правительство потребовало, чтобы Германия возместила хотя бы часть ущерба, нанесенного союзным странам гитлеровской агрессией. Общая сумма репараций должна была составить 20 миллиардов долларов, СССР претендовал на половину этой суммы.

Важное место в работе Крымской конференции заняла проблема обеспечения международной безопасности в послевоенные годы. Огромное значение имело решение трех союзных держав о создании всеобщей международной организации для поддержания мира. Руководителям трех держав удалось в Ялте разрешить важный вопрос о процедуре голосования в Совете Безопасности, по которому не было достигнуто соглашение на конференции в Думбартон-Оксе. Крымская конференция приняла предложенный Рузвельтом в его послании Сталину от 14 декабря 1944 года «принцип вето», то есть правило единогласия великих держав при голосовании в Совете Безопасности по вопросам мира и безопасности.

Вместе с тем в Ялте Черчилль и Рузвельт пришли к общему решению не информировать «дядюшку Джо» (Сталина) о наличии у США оружия небывалой в истории разрушительной силы — ядерного. Заложенный в решениях Ялтинской конференции важнейший для всей послевоенной мировой политики принцип постоянности определенных «большой тройкой» границ начал девальвироваться уже тогда, в процессе дипломатических торгов вокруг тех стран, которые оказались в зоне геополитического влияния прежде всего СССР и США. Так, СССР признал администрацию Ш. де Голля без коммунистов в обмен на признание Америкой и Британской империей нового прокоммунистического правительства Польши.

Автор:admin

Висло-Одерская операция

Стратегическая цель этой наступательной операции заключалась в том, чтобы разгромить немецко-фашистскую группу армий «А», оборонявшуюся на территории Польши и прикрывавшую жизненно важные центры Германии, выйти к реке Одер и обеспечить выгодные условия для нанесения завершающего удара по Берлину. Масштабная операция должна была также отвлечь силы врага с западноевропейского фронта и облегчить положение американо-английских армий, ухудшившееся в связи с первоначальными успехами контрнаступления немцев в Арденнах и Вогезах.

Главный удар войска 1-го Белорусского фронта, командование которым от К. К. Рокоссовского перешло к Г. К. Жукову, 14 января 1945 года нанесли в направлении на Познань и одновременно на Радом и Лодзь. Уже 16 января советские войска освободили Радом и отбили контрудар противника, пытавшегося вернуть контроль над городом. В образовавшийся прорыв по приказу командующего 1-м Белорусским фронтом вошли две танковые армии и сразу же начали окружать варшавскую группировку противника. В ночь на 17 января  в наступление под Варшавой перешла 1-я армия Войска Польского, форсировав Вислу севернее и южнее города. Город удалось освободить от немецко-фашистских оккупантов 18 января, после подхода советских войск.

Гитлеровцы уничтожили в Варшаве почти все памятники истории и культуры польского народа, разрушили основные объекты коммунального хозяйства столицы, взорвали электростанцию, мосты, вывезли в Германию все наиболее ценное оборудование фабрик и заводов. В момент освобождения польской столицы в ней оставалось лишь несколько сотен человек, скрывавшихся в подвалах и канализационных трубах. Остальное население Варшавы оккупанты выселили из города еще осенью 1944 года после подавления варшавского восстания. Около 600 тысяч варшавян оказались в концентрационном лагере Прушкув. Известие об освобождении Варшавы распространилось по стране мгновенно: по мере удаления фронта на запад численность населения Варшавы стала быстро возрастать.

19 января войска 1-го Белорусского фронта продолжили наступление и освободили город Лодзь. Преодолев с ходу третий — вартовский -рубеж гитлеровской обороны, советские части подошли к четвертому и завязали бои за Познань и 25 января блокировали ее 60-тысячный гарнизон. Через три дня передовые части Красной Армии достигли бывшей германо-польской границы. 3 февраля армии 1-го Белорусского фронта форсировали Одер и захватили плацдармы севернее и южнее Кюстрина.

Наступавшие войска 1-го Украинского фронта под командованием И. С. Конева 19 января 1945 года освободили Краков и вышли на подступы к Бреслау. Крупная группировка гитлеровцев упорно сопротивлялась, стремясь удержать важный в стратегическом отношении промышленный район. Командующий фронтом направил главные силы в тыл противника. Бои продолжались более недели, но к 29 января Силезский промышленный район удалось очистить от немецких войск. Продолжая их преследование, войска 1-го Украинского фронта освободили концлагерь Освенцим, вышли к реке Одер и захватили плацдарм на его берегу. До Берлина оставалось всего 70 километров.

Планы гитлеровцев по уничтожению города Бреслау были сорваны польским сопротивлением и советским диверсионным отрядом. Эти события положены в основу известного произведения Ю. Семенова «Майор Вихрь» и одноименного телесериала. 

2-й Белорусский фронт К. К. Рокоссовского, наступая севернее Варшавы (сам командующий фронтом по происхождению был поляк), вышел на Балтийское побережье, изолировав тем самым мощную группировку противника в Восточной Пруссии. На территории Польши, где ныне рассматривается вопрос о массовом демонтаже всех памятников советским воинам, погибло почти 600 тысяч человек (потери, равновеликие урону Италии за все годы Первой мировой войны). «Обидно и горько терять солдат в начале войны, — вспоминал командующий 2-м Белорусским фронтом. — Но трижды обиднее и горше терять их на пороге победы, терять героев, которые прошли через страшные испытания, тысячи километров прошагали под огнем, три с половиной года рисковали жизнью».

Автор:admin

Положение в Польше

Советские войска освободили восточную территорию Польши, но часть страны, расположенная западнее Вислы, оставалась занятой немцами. Наиболее тяжелый режим оккупации они установили в Поморском, Познанском, Лодзинском и Силезском воеводствах, включенных в состав Германии и превращенных в базу снабжения ее армий. Польские рудники, шахты и военные заводы обеспечивали Германию вооружением и стратегическим сырьем. Верхне-Силезский район являлся по своему значению второй после Рура угольно-металлургической базой Германии. В оккупированной Польше были закрыты все высшие и средние учебные заведения, запрещены научные общества. Немцы уничтожили большую часть книжного фонда, библиотеки, запретили издание книг, газет, журналов на польском языке. Ценные архивы, музейные экспонаты, собрания произведений живописи и скульптуры вывезли в Германию.

Польшу покрывала сеть концентрационных и трудовых лагерей, в которых содержались сотни тысяч военнопленных. После освобождения советскими войсками Майданека, Треблинки, Белжеца и Собибура немецкие концлагеря оставались в Освенциме, Хелмне, Быдгоще, Торунпе, Модлине и Ченстохове. В лагере смерти Освенцим (близ Кракова), сооруженном специально для истребления населения оккупированных Германией стран Европы, на площади около 500 гектаров было построено 620 жилых бараков и служебных помещений, где одновременно содержались от 180 до 250 тысяч узников. Всех поступавших начальник лагеря эсэсовец К. Фрич обычно встречал циничной речью: «Предупреждаю вас, что вы приехали сюда не в санаторий, а в немецкий концлагерь, из которого существует один только выход — через дымоход». В газовых камерах и крематориях Освенцима ежедневно погибало 10 — 12 тысяч человек. За годы войны гитлеровцы только в Освенциме истребили свыше 4 миллионов человек.

К началу 1945 года в Польше создавалось своеобразное политическое положение. Страна оказалась разделена на две части: на восточных землях, освобожденных от немецких войск, возникло новое государство, а на землях западнее Вислы все еще существовал фашистский режим. Ясно понимая, что с потерей Польши фронт значительно приблизится к Берлину, немецкое командование упорно стремилось удержать оставшиеся польские земли в своих руках, создав там глубоко эшелонированную оборону. К началу января между Вислой и Одером на пространстве глубиной более 500 километров было построено семь рубежей обороны.