Архив за месяц 28 февраля, 2021

Автор:admin

Восьмой удар

Сложившаяся на Прибалтийском направлении обстановка благоприятствовала развертыванию дальнейшего наступления советских войск с целью разгрома немецкой группы армий «Север» и завершения освобождения Эстонской, Латвийской и Литовской ССР.

На рижском направлении в наступление одновременно перешли ударные группировки 1-го, 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов. Успеху наступления способствовало то, что плотины, построенные советскими войсками в верхнем течении рек Мемеле и Лиелупе, перед началом атаки были закрыты: уровень воды резко понизился, что позволило пехоте и танкам в быстром темпе форсировать эти реки. Но на подступах к Иецаве они были остановлены подошедшими резервами противника. На следующий день только в районе, расположенном южнее этого города, враг предпринял около 17 контратак.

К исходу 16 сентября передовой отряд советских танков приблизился к Западной Двине, а стрелковые соединения вышли на подступы к Балдоне, получив возможность дальнейшего продвижения к Риге. Для противника создалась угроза отсечения войск, оборонявшихся на участке от Западной Двины до Скайсткалне.

В полосе 2-го Прибалтийского фронта продвижение советских войск к Риге представляло для противника еще большую опасность. Поэтому он принимал все меры, чтобы не допустить на этом участке прорыва рубежа «Цесис». Особенно упорно гитлеровцы оборонялись на направлении главного удара с советской стороны. Тем не менее к 22 сентября войска 2-го Прибалтийского фронта прорвали оборону на рубеже «Цесис».

Наиболее высокими темпами развивалось наступление Ленинградского фронта в Эстонии, где складывались весьма благоприятные условия для оперативных действий. Войска Ленинградского фронта перешли в наступление с тартуского участка 17 сентября. Передовые отряды 8-й армии, состоявшие из танковых бригад и частей усиления, к утру 22 сентября вышли на подступы к Таллину, уничтожили прикрывавшие город части противника и к 14 часам освободили столицу Эстонии. Бойцы 14-го полка 72-й стрелковой дивизии первыми водрузили красный флаг на здании Верховного Совета Эстонской ССР. Лейтенант И. Т. Лумисте из эстонского стрелкового корпуса, находившийся в составе передового отряда, установил красный флаг над древней башней Тоомпеа.

После освобождения Таллина войска Ленинградского фронта, преследуя отступавшего противника, продолжали продвигаться на юго-запад. В ходе десятидневного наступления советские войска освободили материковую часть Эстонии и большую часть Латвии. Однако советским войскам не удалось расчленить основные силы группы армий «Север», и немецкое командование смогло отвести их из Эстонии в район рижского плацдарма.

Изменения в стратегической обстановке (в особенности сосредоточение основных сил группы армий «Север» в районе рижского плацдарма и рижского «коридора») требовали переноса главного удара советских войск с рижского направления на мемельское, а также развертывания действий с целью освобождения Моонзундских островов. Поэтому Ставка Верховного главнокомандования поставила перед фронтами новые задачи.

Моонзундские острова имели большое значение для противника: они прикрывали фланг и тыл гитлеровских войск в Прибалтике, обеспечивали блокаду Финского залива. Потеря этих островов приводила не только к изоляции рижской группировки со стороны моря — она создавала угрозу высадки советских десантов в Курляндии, то есть в тылу прибалтийской группировки, которая тогда все еще удерживала район Риги. С захватом островов Моонзундского архипелага Балтийский флот вновь получал возможность контролировать входы в Финский и Рижский заливы. 

По директиве Ставки от 24 сентября 1-й Прибалтийский фронт должен был произвести перегруппировку войск правого крыла, нанести удар в общем направлении на Мемель и выйти на побережье Балтийского моря, отрезав прибалтийской группировке противника пути отхода в Восточную Пруссию. Начало наступления намечалось на 1 — 2 октября 1944 года. Войскам 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов предписывалось продолжить наступление на рижском направлении, освободить столицу Латвии и очистить побережье Балтийского моря до Лиепаи.

Войскам Ленинградского фронта при содействии Балтийского флота предстояло очистить от захватчиков Моонзундские острова. Для осуществления этой сложной операции потребовалось около двух месяцев (с 27 сентября по 24 ноября). Высадившиеся десанты захватили почти всю территорию архипелага в течение 9 — 10 дней, однако борьба за полуостров Сырве затянулась на полтора месяца. Это произошло из-за того, что при планировании операции был допущен стратегический просчет: командование не придало должного значения организации захвата полуострова Сырве, запиравшего выход к Рижскому заливу. Не было принято во внимание и то, что природные условия полуострова допускали возможность длительной обороны его даже малыми силами.

Чтобы обеспечить внезапность нового наступления на Мемель, подготовка операции проводилась в ограниченные сроки и скрытно. Предпринятая перегруппировка войск представляла собой редкий пример перемещения почти всех сил фронта на новое направление. Несмотря на успешное преодоление главной полосы обороны противника, в первый день подвижные группы армий и фронта не были введены в прорыв. Но 6 октября наступление возобновилось с новой силой.

В связи с успехами советских войск на мемельском направлении командование немецкой группы армий «Север», опасаясь окружения, в ночь на 6 октября начало поспешно отводить свои войска, действовавшие северо-восточнее Риги. В последующие два дня соединения 1-го Прибалтийского фронта продолжали преследовать противника. 43-я армия подошла к первому тыловому оборонительному рубежу на подступах к Мемелю. Ее быстрому продвижению способствовали активные действия 5-й гвардейской танковой армии.

На подходах к Мемелю противник создал несколько оборонительных позиций, состоявших из ряда сплошных траншей. На важнейших направлениях были построены форты с железобетонными сооружениями. Кроме того, немецкое командование задействовало артиллерию береговой обороны и боевых кораблей, введенных в Мемельский порт. Самостоятельно преодолеть такие укрепления 43-я армия не смогла. Фронт не имел возможности оказать ей поддержку, так как основные его силы переключались на решение главной задачи — уничтожение оттесненной к морю группы армий «Север».

11 октября советские войска глубоко выдвинулись в первую полосу городского обвода. К рассвету 13 октября они полностью освободили правобережную часть Риги и начали подготовку к форсированию Даугавы, так как при отходе гитлеровцы взорвали все мосты. 15 октября левобережная часть города была освобождена от противника.

Автор:admin

Седьмой удар

Положение Румынии весной и летом 1944 года по сравнению с периодом 1939 — 1941 годов намного ухудшилось. Многие предприятия страны из-за недостатка сырья не работали. Например, производство хлопчатобумажных тканей и трикотажа сократилось в 4 — 5 раз. Цены на продукты питания и предметы первой необходимости возросли в 14 раз, а заработная плата рабочих и служащих увеличилась только в 2,75 раза. Недовольство граждан проявлялось в различных формах: в практику вошли саботаж и диверсии на производстве, отказ от поставок сельскохозяйственной продукции, уклонение от призыва в армию, участие в забастовках и демонстрациях, создание вооруженных отрядов для борьбы.

Не было порядка и в румынской армии: часть солдат дезертировала, некоторые намеренно наносили себе ранения, чтобы их отправили в госпиталь. Румынские бойцы все чаще переходили на сторону СССР. 28 июля румынское командование выборочно обследовало некоторые соединения, находившиеся на фронте. Оказалось, что не только солдаты, но и офицеры «не хотели воевать против СССР. Большинство командиров полков утверждало, что рассчитывать на их части уже нельзя». 

Утром 20 августа началось наступление. Практически уже в этот день ударная группа 2-го Украинского фронта прорвала оборону войск противника северо-западнее Ясс. На следующий день она углубила прорыв до 25 километров, войска ее левого фланга овладели Яссами.

Прорыв тактической зоны обороны противника осуществили и войска 3-го Украинского фронта. 20 августа они успешно атаковали передовые позиции противника.

Противник расценил этот удар как вспомогательный, ожидая, что главный натиск будет предпринят на кишиневском направлении. Гитлеровцев ввели в заблуждение меры оперативной маскировки, предпринятые советской стороной: на кишиневском участке фронта намеренно демонстрировалось сосредоточение сил для главного удара. Таким образом, за два дня наступления войска Красной Армии сокрушили вражескую оборону на направлении главных ударов, что позволило окружить основные силы противника на кишиневском выступе в течение двух — трех дней.

Исчерпав к исходу 21 августа все оперативные резервы, противник уже не мог существенно влиять на ход операции. Между тем к этому времени командующие советскими фронтами имели в своем распоряжении 25 стрелковых дивизий, еще не введенных в сражение. Выполняя требования Ставки, 22 августа советские войска прорвали вражескую оборону между Серетом и Прутом. Ударная группа вышла на участки, где у противника не было резервов, ни подготовленных оборонительных рубежей.

23 августа командованию немецкой группы армий «Южная Украина» стало известно о свержении правительства Й. Антонеску в Румынии. Через три часа с санкции Гитлера было принято решение о необходимости «кратчайшим путем отойти на карпатские полузакрытые позиции». Но главные силы немецких армий были не в состоянии выполнить этот приказ.

23 и 24 августа к Пруту подошли танковые соединения 2-го и 3-го Украинских фронтов. В окружении оказались пять немецких армейских корпусов. Лишь остатки вражеских соединений, не попавшие в «котел», отходили под ударами войск, действовавших на внешнем фронте окружения. Советские войска приступили к ликвидации захваченной в кольцо группировки противника.

Большая часть армий 2-го Украинского фронта тем временем продолжала стремительно продвигаться на внешнем фронте в направлении на юго-запад и юг. К полудню 27 августа немецко-фашистские войска, действовавшие восточнее Прута, прекратили сопротивление. Из 24 немецких дивизий группы армий «Южная Украина» 18 попали в окружение и были уничтожены. Ни одна боевая часть, ни одно соединение 6-й армии немцев не сумели вырваться из окружения. Это признало и командование группы армий «Южная Украина», которое 5 сентября отметило в журнале боевых действий: «Окруженные корпуса и дивизии 6-й армии окончательно должны рассматриваться как потерянные. Никакой надежды более нет, что какие-либо окруженные соединения вернутся. Это представляет собой самую большую катастрофу, какую когда-либо переживала группа армий».

24 августа войска 3-го Украинского фронта освободили Кишинев. Первой вступила в город 89-я гвардейская стрелковая дивизия 5-й ударной армии. Воины батальона, которым командовал капитан А. И. Бельский, водрузили на самом высоком здании города Красное знамя. 27 августа прозвучали последние выстрелы на восточном берегу Прута.

Окружив и ликвидировав крупнейшие группировки противника в районе Кишинева и Ясс, полностью очистив от захватчиков территорию между Днестром и Прутом, а затем разгромив части вермахта на левом берегу Прута, советские войска завершили освобождение Молдавской ССР. Отступая из Молдавии, гитлеровцы разрушали заводы, школы, больницы, музеи, жилые дома. Города Кишинев, Оргеев, Бендеры, Тирасполь были превращены в развалины. По официальным данным, в Молдавской ССР оккупанты уничтожили или разгромили 1037 промышленных предприятий и разрушили почти половину государственного жилищного фонда республики.

Автор:admin

Шестой удар

Планом летне-осенней компании 1944 года предусматривалось, что войска 1-го Украинского фронта начнут наступление после разгрома основных сил группы армий «Центр» в Белоруссии. В соответствии с этим командование 1-го Украинского фронта подготовило основные предложения по проведению операции, в ходе которой советским войскам предстояло разгромить группу армий «Северная Украина» и завершить освобождение Украины. С учетом этих соображений Ставка окончательно определила замысел операции и 24 июня направила командующему 1-м Украинским фронтом директиву, согласно которой войскам предписывалось развернуть действия по разгрому группировок противника на львовском направлении (впоследствии эта операция получила название Львовско-Сандомирской).

Перед войсками 1-го Украинского фронта стояла задача не только изгнать гитлеровских захватчиков с территории западных областей Украины, но и начать освобождение юго-восточных районов Польши. К 12 июля соединения фронта были готовы к наступлению. В это время советские войска стремительно развивали успех в Белоруссии, в связи с чем условия для оперативных действий 1-го Украинского фронта значительно улучшились.

Утром 13 июля передовые батальоны 13-й армии перешли в наступление. Особенно ожесточенные бои развернулись за город Горохов, превращенный противником в мощный узел сопротивления. Предприняв обходной маневр с севера и юга, советские войска заняли Горохов и продолжали развивать наступление на запад. К исходу 15 июля северная ударная группировка фронта завершила прорыв тактической зоны обороны противника. 17 июля  в прорыв была введена 1-я гвардейская танковая армия под командованием генерал-полковника танковых войск М. Е. Катукова. Ей предстояло нанести удар в общем направлении, форсировать Западный Буг и захватить плацдарм на участке Сокаль — Крыстынополь. В тот же день 44-я гвардейская танковая бригада достигла Западного Буга и овладела плацдармом в районе Доброчина. Передовые части 1-й гвардейской танковой армии пересекли государственную границу Советского Союза и 17 июля вступили на территорию Польши.

Наступление центральной группировки фронта на львовском направлении проходило в более сложной обстановке. Действия передовых батальонов 13 июля успеха не имели, поэтому было решено с утра 14 июля начать продвижение вперед главными силами 60-й армии под командованием генерал-полковника П. А. Курочкина и 38-й армии под командованием генерал-полковника К. С. Москаленко.

В первый день наступления советских войск немецкое командование начало стягивать свои резервы к участку прорыва. 15 июля противник нанес контрудар силами двух танковых и одной пехотной дивизии с целью сорвать наступление советских войск на львовском направлении. Для советских войск сложилась неблагоприятная обстановка. Чтобы сломить сопротивление противника, командующий фронтом маршал И. С. Конев предпринял глубокий обходной маневр, охватив Львов с севера и юга силами 3-й гвардейской танковой и 4-й танковой армии. 27 июля Москва дважды салютовала войскам 1-го Украинского фронта, освободившим от захватчиков Львов. Развивая наступление на сандомирском направлении, войска 1-го Украинского фронта в первых числах августа форсировали Вислу и захватили на ее западном берегу крупный плацдарм в районе Сандомира. Отразив многочисленные атаки противника, к концу августа 1944 года соединения фронта значительно расширили захваченный плацдарм. Благодаря проведенной операции Украина была полностью освобождена от захватчиков.

Автор:admin

Пятый удар

В первой половине мая 1944 года в Ставке был разработан предварительный план наступательной операции в Белоруссии, получивший условное название «Багратион».

23 июня после мощной артиллерийской и авиационной подготовки вперед двинулись войска 3-го Белорусского фронта. 24 июня в полосе наступления 5-й армии красноармейцы заняли город Богушевск. 25 июня части 5-го гвардейского стрелкового корпуса 3-го Белорусского фронта соединились в районе населенного пункта Гнездиловичи с частями 1-го Прибалтийского фронта, завершив окружение витебской группировки противника. В тот же день другие соединения советской армии вошли в Витебск. Ключевая позиция на левом фланге обороны немецкой группы армий «Центр» была сокрушена.

Наступление 1-го Белорусского фронта, как и намечалось, началось 24 июня. К исходу третьего дня наступления советские войска вышли на реку Березину южнее Бобруйска. Бои за Бобруйск длились с 27 по 29 июня и носили ожесточенный характер. В ночь на 29 июня немцы безуспешно пытались вырваться из города. 29 июня соединения 1-го Белорусского фронта освободили Бобруйск.

2-й Белорусский фронт перешел в наступление 23 июня. 49-я армия, наносившая удар по Могилеву, к исходу дня прорвала оборону противника вглубь на 5 — 8 километров и по линии фронта до 12 километров. Совершив обходной маневр с севера и юго-востока, 28 июня советские войска штурмом освободили Могилев.

Разгром витебско-оршанской, могилевской и бобруйской группировок врага создал благоприятные условия для развертывания дальнейших оперативных действий.

Освободив город Борисов, красноармейские части начали продвигаться вдоль автомагистрали к Минску. В направлении Минска одновременно с войсками 1-го и 3-го Белорусских фронтов наступали и войска 2-го Белорусского фронта.

К исходу 3 июля столица Белоруссии была полностью очищена от немецких войск. Правительство Белорусской ССР переехало из Гомеля в Минск. Город лежал в руинах. Его центральную часть и привокзальный район противник разрушил до основания. Из 332 предприятий города уцелели лишь 19. Гитлеровцы превратили в развалины Университетский городок, 78 школ и техникумов, госфилармонию, 8 кинотеатров, 25 клубов, разграбили библиотеки, Государственную картинную галерею, Минский театр оперы и балета, уничтожили поликлиники, больницы, детские сады и ясли. Несколько уцелевших крупных зданий они заминировали и подготовили к взрыву. Их удалось спасти только благодаря своевременным действиям советского командования, отдавшего соответствующие распоряжения саперам. 

С 5 июля по 29 августа советские войска полностью уничтожили окруженную восточнее Минска группировку врага. В минском «котле» противник потерял 70 тысяч человек. Многие немецкие дивизии прекратили свое существование. 17 июля 50 тысяч пленных гитлеровских солдат и офицеров были проведены по центральным улицам Минска. В результате разгрома основных сил группы армий «Центр» в немецкой обороне образовалась огромная брешь. Продолжая наступление, советские войска освободили Молодечно, Барановичи, Пинск и Брест. Уже 21 июля 1944 года они перешли границу и начали освобождать от захватчиков Польшу.

К этому времени на юге Франции высадились союзные войска США и Англии, что должно было отвлечь часть немецких армий в этот район. Тем не менее на советско-германском фронте продолжало действовать 70 % сухопутных сил фашистской Германии.

Автор:admin

Четвертый удар

Наступление Ленинградского и Карельского фронтов на Карельском перешейке и в Южной Карелии летом — осенью 1944 года должно было отвлечь внимание вермахта от планировавшегося им удара в Белоруссии.

Удар по финской армии мог дать и политические результаты, так как в Финляндии к этому времени сложилась внутренняя обстановка. Сотрудничество с Германией привело страну к тяжелому экономическому кризису: ощущался острый недостаток рабочей силы, не хватало сырья и топлива; все отрасли промышленности, кроме военной, пришли в упадок. Большинство текстильных, кожевенных и резинотехнических предприятий совсем прекратили работу. Пострадало от войны сельское хозяйство, из-за чего возникли проблемы с продовольствием. 

Всего на Карельском перешейке и в Южной Карелии войска Ленинградского и Карельского фронтов насчитывали около 450 тысяч солдат и офицеров, около 10 тысяч орудий и минометов, свыше 800 танков. Советские силы превосходили финскую армию по личному составу в 1,6 раза, по орудиям и минометам — в 3,3 раза, по танкам и самоходным установкам — в 3,2 раза и по самолетам — почти в 6 раз.

Войска 21-й армии в первый же день операции при поддержке авиации с ходу форсировали реку Сестру, прорвали оборону врага и продвинулись вглубь до 14 километров. 13 июня советские войска вышли ко второй полосе обороны, где противник сконцентрировал практически все силы, находившиеся на Карельском перешейке. К исходу 15 июня прорыв линии обороны противника обозначился на участке от Кивенаппы до Финского залива.

Финское командование приняло решение об отступлении, советские войска преследовали отходившего противника. 20 июня войска 21-й армии прорвали третью полосу финской обороны и в результате стремительного штурма вошли в Выборг. Сражения на Карельском перешейке продолжались еще в течение трех недель, 11 июля 1944 года по указанию Ставки Верховного главнокомандования войска Ленинградского фронта перешли к обороне.

Наступление в Южной Карелии началось утром 21 июня. Основные силы 7-й армии перешли в наступление на линии фронта между Лодейным Полем и Ладожским озером. В течение дня ударные войска переправились через Свирь и на участке шириной в 12 километров продвинулись в глубь обороны противника на расстояние до 6 километров. Финское командование, опасаясь полного разгрома группы «Олонец», стало поспешно отводить соединения на вторую оборонительную линию и к Петрозаводску.

23 июня суда Ладожской флотилии доставили в междуречье Тулоксы и Видлицы (в глубину финской обороны) 70-ю морскую стрелковую бригаду. Перед ней стояла задача не дать противнику закрепиться на второй полосе обороны и отрезать ему пути к отступлению. Десант был полной неожиданностью для противника.

7-я армия штурмом овладела укрепленными узлами второй полосы финской обороны и городом Олонец, 27 июня соединилась с морским десантом и двинулась на Питкяранту. Не менее успешно осуществлялись наступательные действия в направлении Петрозаводска и севернее Онежского озера. 28 июня советскими войсками была занята станция Кондопога. В тот же день моряки Онежской военной флотилии высадили десант в районе Петрозаводска, когда утром 29 июня вошли стрелковые части.

Продолжая преследовать противника, 21 июля 1944 года соединения 32-й армии вышли на советско-финскую границу в районе восточнее Ленгонвары. Стремясь не допустить перенесения военных действий на свою территорию, финское командование перебросило подкрепления из глубины страны. Фронт советского наступления сильно расширился, коммуникации растянулись, тылы отстали. 29 августа Ставка Верховного главнокомандования приняла решение прекратить наступательные действия и перейти к жесткой обороне.

Очистив от противника Карельский перешеек и заняв Выборг, советские войска окончательно освободили от захватчиков Ленинградскую область, ликвидировали угрозу Ленинграду с северо-востока и севера, изгнали оккупантов и с большей части территории Карело-Финской республики, включая ее столицу — город Петрозаводск. Отбросив финские войска к государственной границе, Красная Армия ускорила вывод Финляндии из войны.

25 августа 1944 года финский министр иностранных дел К. Энкель обратился к советскому правительству с просьбой начать переговоры о перемирии или заключении мира между Финляндией и СССР. При этом он заявил, что президент К. Маннергейм не считает себя связанным соглашением, которое его предшественник Р. Рюти заключил с Германией.

4 сентября 1944 года финское правительство заявило о своем разрыве с фашистской Германией. Ставка Верховного Главнокомандования приказала войскам Ленинградского и Карельского фронтов прекратить военные действия против Финляндии с 5 сентября. Спустя две недели, 19 сентября 1944 года, в Москве было подписано соглашение о перемирии с Финляндией. В нем указывалось, что Финляндия обязуется отвести свои войска за линию советско-финской границы 1940 года, перевести свою армию на мирное положение и возместить убытки, причиненные ею Советскому Союзу.

Автор:admin

Третий удар

Крымский полуостров из-за особенностей географического положения представлял собой исключительно важную стратегическую позицию в бассейне Черного моря. Владея Крымом, противник постоянно угрожал с тыла советским войскам, действовавшим на юге Украины, и затруднял действия Черноморского флота. Решение немецкого командования оборонять Крым диктовалось и политическими соображениями: потеря Крыма означала бы для Германии резкое падение ее престижа в странах Юго-Восточной Европы, служивших источниками получения нефти и других стратегических материалов. Кроме того, Крым прикрывал балканский стратегический фланг войск Германии и важные для нее водные коммуникации, идущие по черноморским проливам к портам западного побережья Черного моря.

Блокированная в Крыму 17-я армия противника в январе — марте 1944 года была усилена двумя дивизиями и в целом к началу апреля насчитывала 5 немецких и 7 румынских дивизий. Советская сторона имела в общей сложности более 195 тысяч человек, около 3600 орудий и минометов, свыше 200 танков и штурмовых орудий. Соотношение сил на море было тоже в пользу СССР.

Войска 4-го Украинского фронта генерала Ф. И. Толбухина перешли в наступление 8 апреля. Тройной удар наносился через Перекопский перешеек и с плацдармов Керчи и Сиваша (маршрутом знаменитой атаки М. В. Фрунзе на врангелевцев в годы Гражданской войны). Уже 10 апреля под их натиском немцы начали оставлять позиции. Успех, достигнутый в северной части Крыма, создал благоприятные условия для наступления советских войск на Керченском полуострове. 12 апреля была освобождена Керчь, 13 апреля противника выбили из Евпатории и Симферополя, 14 апреля — из Бахчисарая и Судака.

Наступление советских войск на направлении главного удара началось 7 мая. Утром 8 мая войска 4-го Украинского фронта приблизились к внутреннему обводу Севастополя. На следующий день они сломили сопротивление противника, переправились через Северную бухту и ворвались в город.

12 мая Крымская наступательная операция завершилась. Около 100 тысяч гитлеровских солдат и офицеров было убито или взято в плен. Если в 1941 — 1942 годах германским войскам понадобилось 250 дней, чтобы овладеть Севастополем, который самоотверженно защищали советские воины, то в 1944 году советским силам для освобождения города потребовалось всего лишь 35 дней.

Автор:admin

Второй удар

В соответствии с общим замыслом Ставки Верховного главнокомандования в конце декабря 1943 года — начале января 1944 года войска четырех Украинских фронтов возобновили наступление. В течение января и февраля они провели несколько операций с целью разгромить врага в восточных районах Правобережной Украины, окончательно очистить правый берег Днепра и создать условия для дальнейшего решительного натиска. Координацию действий 1-го и 2-го Украинских фронтов осуществлял Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, 3-го и 4-го — Маршал Советского Союза А. М. Василевский. Советское Верховное главнокомандование, полагая, что враг предпримет попытку вернуть Киев, приняло решение о разгроме 4-й танковой армии противника.

Утром 24 декабря после артиллерийской и авиационной подготовки войска ударной группировки 1-го Украинского фронта перешли в наступление, 25 — 28 декабря  началось наступление остальных армий. В первые три дня наступательных действий войска 1-го Украинского фронта при активной поддержке авиации разгромили крупные силы противника и овладели мощным узлом сопротивления — городом Радомышлем.

В конце декабря 1943 года и в начале января 1944 года советские войска, продолжая развивать наступление, освободили Коростень, Новоград-Волынский, Житомир, Бердичев, Белую Церковь. В результате 1-я и 4-я танковые армии врага понесли серьезные потери и были отброшены далеко от Киева. Продвинувшись на 80 — 200 километров, красноармейские части охватили с севера немецкие войска, продолжавшие удерживать правый берег Днепра у Канева.

Утром 5 января 1944 года фронт И. С. Конева перешел в наступление. В последующие дни продвижение советских войск, несмотря на яростные контратаки противника, развивалось успешно. К утру 8 января войска Красной Армии сломили сопротивление немцев и освободили Кировоград. В последующие два дня они нанесли тяжелый урон четырем дивизиям вермахта, державшим оборону северо-западнее Кировограда, и, преследуя противника, выдвинулись к западу от города. Войска правого крыла фронта, начав наступление 5 января, продвинулись вперед до 40 километров, но на рубеже Смела — Каниж встретили упорное сопротивление гитлеровцев.

Несмотря на успешное наступление войск 1-го Украинского фронта к юго-западу от Киева и 2-го Украинского фронта на кировоградском направлении, из-за сильного сопротивления неприятеля этим фронтам не удалось сомкнуть свои фланги западнее Днепра. Здесь, в районе Корсунь-Шевченковского, противник продолжал удерживать выступ, глубоко вдававшийся в расположение советских войск. Упорство, с которым гитлеровцы удерживали Корсунь-Шевченковский выступ, было далеко не случайным: он представлялся немецкому командованию выгодным плацдармом, который можно было использовать для ударов по советским частям.

12 января Верховное главнокомандование, уточнив поставленную ранее задачу, приказало окружить и уничтожить группировку противника в районе Корсунь-Шевченковского выступа. Войска 1-го и 2-го Украинских фронтов с двух сторон нанесли удары под основание Корсунь-Шевченковского выступа. В результате немецкая группировка в составе 10 дивизий, 1 бригады и нескольких артиллерийских, танковых и инженерных подразделений была отсечена от основных сил противника и получила название «Малого Сталинграда».

Оказавшись в «котле», дивизии врага с первого дня начали испытывать трудности с горючим и продовольствием. Немецкое командование пыталось организовать снабжение своих войск по воздуху, однако советская авиация и зенитная артиллерия не дали противнику такой возможности. 

8 февраля во избежание ненужного кровопролития советское командование предложило немецким дивизиям сложить оружие. Однако немецкие военачальники отклонили это предложение, и 14 февраля советские войска выбили противника из Корсунь-Шевченковского.

В ходе Корсунь-Шевченковской операции было убито и ранено 54 тысячи немецких солдат и офицеров, 18 тысяч человек попали в плен. Противник потерял все вооружение и боевую технику. Это еще больше ослабило гитлеровскую группировку и деморализовало войска.

Особенностью этой операции были крайне тяжелые климатические условия: море жидкой грязи и постоянные осадки. Маршал А. М. Василевский вспоминал: «Много я повидал на своем веку распутиц. Но такой грязи и такого бездорожья, как зимой и весной 1944 года, не встречал ни раньше, ни позже». Советский солдат к таким условиям адаптировался гораздо быстрее немецкого. Но гитлеровцам наносили удары вовсе не «генерал Грязь» и не «генерал Зима».

Трагически окончилась Корсунь-Шевченковская операция для одного из ее героев, генерала Н. Ф. Ватутина. Его машина 28 февраля была обстреляна, и военачальник получил смертельное ранение. Именно Ватутин стал прообразом главного героя трилогии К. Симонова «Живые и мертвые», Серпилина.

Автор:admin

Первый удар

К концу 1943 года положение Ленинграда и оборонявших его войск ощутимо улучшилось. Благодаря осуществленному в январе прорыву блокады наладилась связь осажденного города со страной. Гитлеровцы продолжали регулярно обстреливать Ленинград из орудий крупного калибра. В конце года Ленинград находился под огнем немецкой артиллерии в среднем 23 дня в месяц. На его площадях, улицах и в парках взрывалось в среднем по 130 снарядов в день. В результате артиллерийских обстрелов в 1943 году погибли более 1400 ленинградцев, 4600 человек получили ранения.

Наступление советских войск под Ленинградом и Новгородом предпринимались с целью разгрома группы армий «Север», полной ликвидации блокады Ленинграда и освобождения Ленинградской области от захватчиков.

Советская авиация дальнего действия в ночь на 14 января  1944 года выполнила 109 самолето-вылетов, разрушив оборону противника перед фронтом 2-й ударной армии Ленинградского фронта. Днем перешли в атаку советские войска. Гитлеровцы стремились любой ценой остановить их продвижение и сражались за каждый опорный пункт. Несмотря на то что немецкое командование подтянуло на этот участок резервы, на третий день операции завершился прорыв главной полосы вражеской обороны. Но одержать окончательную победу в этот день не удалось.

42-я армия перешла в наступление 15 января и вела упорные бои с гитлеровцами. Продвижение советской пехоты и танков вначале было незначительным, однако 17 января появилась возможность окружить немецкие войска, закрепившиеся в районах Красного Села, Ропши и Стрельны. Преследуя противника, войска 2-й ударной армии 19 января освободили Ропшу, а части 42-й армии — Красное Село. Вечером в районе населенного пункта Русско-Высоцкое обе армии встретились. 20 января петергофско-стрельнинская группировка противника была разгромлена.

14 января (в день, когда началось наступление под Ленинградом) развернули боевые действия войска 59-й армии Волховского фронта. Но сражения приняли затяжной характер, и к исходу первого дня атакующие войска вклинились в оборону противника всего лишь на несколько сотен метров. Значительно успешнее развивались боевые действия на направлении вспомогательного удара 59-й армии, южнее Новгорода. Воспользовавшись темнотой и начавшейся метелью, южная группа войск под командованием генерал-майора Т. А. Свиклина в ночь на 14 января переправилась по льду через озеро Ильмень. Внезапной атакой она уничтожила на западном берегу опорные пункты врага и захватила плацдарм.

В течение 15 и 16 января происходили ожесточенные бои, в ходе которых советские войска овладели мощным узлом сопротивления противника — населенным пунктом Подберезье. Красноармейские части, которым пришлось действовать в трудных условиях лесисто-болотистой местности, перехватили дорогу Чудово — Новгород и продолжали наступление на юг. Южнее Новгорода войска группы генерала Свиклина перерезали железную дорогу Новгород — Шимск. Опасаясь окружения, противник начал отходить из района Новгорода. 19 января войска 59-й армии перекрыли все дороги, ведущие из города на запад. 20 января они окончательно окружили противника, уничтожили не успевшие отойти части новгородской группировки гитлеровцев и освободили Новгород.

В первой половине февраля советские войска продолжили наступление. Уже 1 февраля части Ленинградского фронта освободили Кингисепп, а 4 февраля вошли в город Чудово, из которого захватчиков выбили партизаны.

12 февраля советские части вступили в Лугу. К исходу 15 февраля войска Волховского и Ленинградского фронтов вышли на рубеж реки Нарва и Чудского озера. Преследуя отходящие на запад подразделения противника, советские войска достигли латвийской границы.

В итоге операции 3 дивизии противника были уничтожены, а 20 дивизий разгромлены. В результате поражения под Ленинградом и Новгородом позиции гитлеровской Германии и Финляндии оказались уже не столь прочными, как раньше. Ослабло влияние Третьего рейха в Норвегии и Швеции. В поисках выхода из войны финское правительство было вынуждено обратиться к СНК СССР с целью выяснить условия возможного перемирия.

Автор:admin

Поражение советских войск под Харьковом

В мае 1942 года одновременно с боями в Крыму развернулись активные боевые действия в районе Харькова. Во второй половине марта военный совет Юго-Западного направления обратился в Ставку Верховного главнокомандования с предложением провести наступательные операции на южном крыле фронта с целью разгрома противостоящих группировок противника на центрально-южном участке и выхода советских войск на линию Гомель — Киев — Черкассы — Первомайск — Николаев (так называемый «план Тимошенко»). Но в силу ограниченного количества резервов было принято решение о разработке плана по разгрому лишь харьковской группировки противника и освобождению Харькова.

Немецкое командование также готовило в районе Харькова наступательную операцию под условным названием «Фридерикус» (в честь Фридриха Великого Прусского); ее начало намечалось на 18 мая. Таким образом, в районе Харькова и барвенковского выступа к наступательным действиям одновременно готовились войска обеих сторон. От исхода операций в этом районе в значительной степени зависело дальнейшее развитие событий на всем южном крыле советско-германского фронта летом и осенью 1942 года.

12 мая пошли в наступление советские войска. Ударные группировки Юго-Западного фронта прорвали оборону 6-й немецкой армии севернее и южнее Харькова. За три дня напряженных боев советские войска продвинулись из района Волчанска на 25 километров и из барвенковского выступа — на 20 — 30 километров. Войска 6-й немецкой армии оказались в тяжелом положении.

К исходу 14 мая появилась возможность ввести в бой подвижные соединения советских войск с целью развития успеха и завершения окружения немецкой группировки в районе Харькова. Однако командование Юго-Западного фронта не спешило задействовать танковые корпуса. Отказ от использования подвижных соединений 14 — 15 мая для наращивания удара стрелковых войск отрицательно повлиял на развитие операции. Идущие в атаку части истощили свои силы, и темп наступления резко снизился. За это время противник успел подтянуть резервы и организовать оборону на тыловых рубежах. С 14 мая советские войска утратили инициативу на этом направлении. Войскам 28-й армии и правого фланга 38-й армии пришлось отражать контрудар немецких танковых дивизий на подступах к железной дороге и шоссе Белгород — Харьков.

Только утром 17 мая командование Юго-Западного фронта решилось ввести в бой 21-й танковый корпус. Но к тому времени противнику удалось в некоторой степени стабилизировать фронт и завершить перегруппировку войск. В это же утро ударные части армейской группы «Клейст», насчитывавшие 8 пехотных, 2 танковые и 1 моторизованную дивизию, двинулись из района Славянок — Краматорск против 9-й армии Южного фронта. Отразить такой мощный удар 9-я и 57-я армии оказались не в состоянии.

Особенно неблагоприятная обстановка сложилась для советских войск в районе действий 9-й армии. Противник превосходил ее по числу батальонов почти в 1,5 раза, по орудиям — в 2 раза, по танкам — в 6,5 раз. На участках, где немцы осуществляли прорыв, это превосходство оказалось еще значительнее. Оборона советских войск, построенная по системе опорных пунктов, была неглубокой. В первый же день наступления немецко-фашистским войскам удалось прорвать оборону 9-й армии.

Требовались решительные меры, чтобы отразить контрудар врага и добиться стабилизации положения на правом крыле Южного фронта. Военный совет Юго-Западного направления принял решение прекратить дальнейшее наступление на Харьков и, быстро перестроив войска, создать усиленный заслон для отражения контрудара группы «Клейст». Ставка Верховного главнокомандования не утвердила решение и потребовала от командующего юго-западным направлением продолжать наступление на Харьков, а 9-й и 57-й армиям Южного фронта совместно с резервными подразделениями предстояло отразить контрудар противника.

К исходу 18 мая гитлеровцы продвинулись в северном направлении на 40 — 50 километров. В результате ударов немецкой авиации по штабу 9-й армии управление войсками нарушилось. Главнокомандующий юго-западным направлением С. К. Тимошенко попытался восстановить положение, предприняв контрудар силами 5-го кавалерийского корпуса и других частей резерва, однако эта операция не имела успеха. Войска 9-й армии под натиском противника были вынуждены отходить на север. Продвижение группы «Клейст» на север по правому берегу Северного Донца создало непосредственную угрозу окружения всей группировки советских войск, действовавшей на барвенковском плацдарме.

19 мая наступавшая вражеская группировка, нанеся тяжелое поражение 9-й армии Южного фронта, образовала в полосе ее обороны широкую 80-километровую брешь и вышла на основные коммуникации советских войск, находившихся на барвенковском плацдарме. С. К. Тимошенко приказал прекратить наступление на Харьков и использовать большую часть сил 6-й армии, 21-го и 23-го танковых корпусов, а также 57-ю армию для ликвидации образовавшегося прорыва и восстановления положения в полосе 9-й армии. Но было уже поздно.

23 мая немецкие войска группы «Клейст», наступавшие из района Краматорск — Славянок, соединились в 10 километрах южнее Балаклеи с частями 6-й немецкой армии, наносившей удар с севера. Для советских войск, действовавших на барвенковском выступе, пути отхода оказались отрезанными. Руководство частями 6-й и 57-й армий, оставшимися в этом районе, было возложено на заместителя командующего Юго-Западным фронтом генерал-лейтенанта Ф. Я. Костенко. Эти войска вели борьбу с превосходящими силами противника при остром недостатке боеприпасов, горючего и продовольствия. В связи с создавшейся тяжелой обстановкой и потерей технических средств связи централизованное управление войсками в кольце окружения было чрезвычайно затруднено. Командиры частей, соединений и командующие армиями координировали действия подразделений, выезжая непосредственно в районы боев. Советские войска продолжали бороться в окружении до 30 мая.

Именно в связи с харьковским провалом в докладе Н. С. Хрущева (в то время члена военного совета) на 20 съезде КПСС появилась фраза о том, что Сталин якобы планировал военные операции по глобусу. Кроме того, Хрущев утверждал, что в телефонном разговоре с Верховным главнокомандующим он тщетно уговаривал его приостановить гибельное наступление под Харьковом. На этот счет существует два диаметрально противоположных свидетельства самых авторитетных советских военачальников. А. М. Василевский, принявший пост начальника Генштаба от Б. М. Шапошникова, подтверждает заявление Хрущева, а Г. К. Жуков — отвергает. Установить, кто из них прав, не представляется возможным. Образ глобуса, скорее всего, заимствован из знаменитой картины Ч. Чаплина «Великий диктатор», а момент истины приближался для обеих воюющих держав. Историческое провидение распорядилось таким образом, что этот момент наступил у города, названного в честь великого диктатора, — Сталинград.

Автор:admin

Оборона Севастополя

В связи с отходом советских войск с Керченского полуострова Генеральный штаб Красной Армии 18 мая дал указание командующему Севастопольским оборонительным районом держать войска в постоянной готовности к отражению возможного наступления противника. Силы Черноморского флота и войска Приморской армии, защищавшие Севастополь, продолжали совершенствовать оборону, вели постоянное наблюдение за противником и разведку.

12 мая в связи с ухудшением обстановки на Керченском полуострове в Севастополе состоялось собрание городского партийного актива совместно с командованием оборонительного района и представителями воинских частей. На другой день городской комитет обороны приступил к созданию и вооружению боевых дружин. Все трудоспособное население было мобилизовано на строительство новых укреплений.

К концу мая после взятия Керченского полуострова немецкое командование стянуло под Севастополь части и соединения со всего Крыма. 11-й немецкой армии был придан 8-й авиационный корпус, который обычно использовался на важнейших направлениях. К наступлению на Севастополь были подготовлены входившие в состав 11-й армии Э. Манштейна 54-й и 30-й немецкие армейские корпуса, а также румынский горно-стрелковый корпус. Э. Манштейн свидетельствовал, что главное командование сухопутных войск фашистской Германии предоставило в распоряжение 11-й армии «самые мощные огневые средства». Ежедневно вражеская авиация совершала до 1000 боевых вылетов. Э. Манштейн, получивший за свои успехи в Крыму чин фельдмаршала, отмечал, что «во Второй мировой войне немцы никогда не достигали такого массированного применения артиллерии, особенно тяжелой, как в наступлении на Севастополь».

Под Севастополь немецкое командование подтянуло сверхмощную артиллерию. Кроме того, в распоряжение 11-й армии была предоставлена одна батарея сверхтяжелых мортир. Использовалась также созданная немецкими инженерами в 1942 году гигантская пушка «Дора», обстреливавшая город с железнодорожной платформы-транспортера (ствол пушки имел длину около 30 метров, а лафет достигал высоты трехэтажного дома).

11-я немецкая армия не только превосходила советские войска в силах и средствах, но и располагала более благоприятными возможностями для снабжения и пополнения своих частей. В то время как противник сохранял за собой сухопутные коммуникации, советские войска могли использовать для подвоза и эвакуации лишь морские пути между Севастополем и портами Кавказа, на которые совершала непрерывные налеты вражеская авиация. Господствуя в воздухе, она вела непрерывное патрулирование над Севастополем и затрудняла действия советского Военно-Морского Флота.

Начиная с 20 мая противник усилил артиллерийский обстрел Севастополя. В течение 18 суток мощность артиллерийского огня и авиационных ударов нарастала с каждым днем. Вражеская авиация ежедневно сбрасывала на город и войска от 2500 до 6000 бомб.

Последнее наступление на Севастополь противник начал с мощной артиллерийской и авиационной подготовки, длившейся в течение 5 дней — со 2 по 7 июня. Весь передний край оборонительного района скрылся за пеленой дыма и пыли. На некоторые участки фронта одновременно совершали «заходы» до 200 — 250 немецких самолетов. 7 июня вражеская пехота под прикрытием артиллерийского огня и авиации в сопровождении танков перешла в наступление. Главный натиск осуществлялся в направлении восточной оконечности Северной бухты, а вспомогательный — из района Камары через Сапун-гору на юго-восточную окраину Севастополя. Ударами, наносимыми по сходящимся направлениям, немецкое командование рассчитывало расчленить войска Севастопольского оборонительного района, чтобы затем окружить и уничтожить их по частям.

Утром 11 июня войска Севастопольского оборонительного района предприняли контрудар по вклинившимся неприятельским частям. Его осуществляли войска третьего и четвертого секторов. Их поддерживали все артиллерийские средства секторов, а также батареи береговой артиллерии и кораблей. На следующий день Черноморский флот доставил из Новороссийска в Севастополь 138-ю стрелковую бригаду численностью около 3 тысяч человек. Подразделения бригады были введены в бой на направлении главного удара противника.

23 июня бои развернулись с новой силой. Стремясь отрезать от Севастополя части второго и третьего секторов, противник одновременно нанес удары с юго-востока на Новые Шули и с северо-востока на Инкерман. Ожесточенные бои за Инкерманские высоты и на подступах к долине реки Черной продолжались до конца июня.

Во второй половине июня бои в районе Севастополя достигли предельного напряжения. В сообщении Советского информбюро от 4 июля говорилось: «Последние 25 дней противник ожесточенно и беспрерывно штурмовал город с суши и с воздуха. Отрезанные от сухопутных связей с тылом, испытывая трудности с подвозом боеприпасов и продовольствия, не имея в своем распоряжении аэродромов, а стало быть, и достаточного прикрытия с воздуха, советские пехотинцы, командиры и политработники совершали чудеса воинской доблести и геройства в деле обороны Севастополя».

Участник боев под Севастополем, фронтовой оператор Владислав Микоша, побывавший практически на всех фронтах Великой Отечественной, вспоминал легендарный призыв «За Родину! За Сталина!», который слышал и в Одессе, и в Крыму: «Так кричали, увлекая за собой под огненный шквал бойцов, комиссары, политруки — в стремительный бросок под вражеский ливень свинца. Но редко кому из них удалось увидеть результат своего подвига… «Родина — это Сталин, Сталин — это Родина». Так мы думали, верили, жили, и нас окрыляла надежда на свет впереди. Так было. В этом был заложен смысл победы на войне. Было с чем идти на смерть. Было за что умирать. И была надежда и радость — выжить…»

1 июля защитники Севастополя под натиском превосходящих сил противника покинули город и отошли к бухтам Стрелецкая, Камышовая, Казачья и на мыс Херсонес. Вместе с войсками следовали и боевые дружины севастопольцев, принимавшие участие в боях на улицах города. К этому времени противник блокировал с моря и держал под артиллерийским огнем все побережье в районе Севастополя. В создавшихся условиях командование Черноморского флота уже не имело возможности использовать корабли для эвакуации севастопольского гарнизона. На отдельных участках борьба продолжалась до 9 июля. Часть защитников города пробилась в горы к крымским партизанам.

Крымские татары, помогавшие «белым» партизанам после эвакуации основных сил врангелевцев с полуострова, не стали содействовать «красным» партизанам в борьбе с гитлеровцами, скорее наоборот. Это в итоге привело к депортации крымских татар. 

Продолжавшаяся 250 дней оборона Севастополя имела важное стратегическое значение: надолго сковав немецко-румынские силы и нанеся им большой урон, защитники Севастополя нарушили планы германского командования на южном крыле фронта. Тем не менее падение Севастополя открыло немецким войскам кратчайший путь на Кавказ через Керченский пролив.